Наши научные консультанты и партнёры

З

Tags:Зависимости синдром по МКБ-10,Зависимость как патологический синдром,Зависимость нехимическая, Зависимость от психоактивных веществ согласно определению Института медицины Национальной академии наук США (1996), Зависимость,Зависимость технологическая,Зависимость физическая,Зависимость химическая,Закись азота,Закон Гаррисона,Заместительная терапия ,Заместительная терапия бупренорфином, Заместительная терапия метадоном, Заместительная терапия с использованием ЛААМа,Запой наркотический, Запретительная модель профилактики наркомании, «Зеленая вода»,Злокачественный нейролептический синдром (ЗНС) у больных опийной наркоманией, Злоупотребление веществами, не вызывающими зависимость,Злоупотребление наркотическими или другими психоактивными веществами, «Золотой полумесяц»,«Золотой треугольник», Золпидем, Зопикпон,Зуклопентиксол


Зависимости синдром по МКБ-10 (Международной классификации болезней 10-го пересмотра) — определяется как: «сочетание соматических, поведенческих и когнитивных явлений, при которых употребление вещества или класса веществ начинает занимать первое место в системе ценностей индивидуума».

Диагноз синдрома зависимости от психоактивного вещества, согласно МКБ-10, может быть поставлен при наличии трех и более из ниже перечисленных признаков, возникавших в течение определенного времени на протяжении года:

а) сильное желание или чувство труднопреодолимой тяги к приему вещества;

б) сниженная способность контролировать прием вещества: его начало, окончание или дозу, о чем свидетельствует употребление вещества в больших количествах и на протяжении периода времени большего, чем намеревалось, безуспешные попытки или постоянное желание сократить или контролировать употребление вещества;

в) состояние отмены (абстинентный синдром), возникающее, когда прием вещества уменьшается или прекращается, о чем свидетельствует комплекс расстройств, характерный для этого вещества, или использование того же (или сходного вещества) с целью облегчения или предупреждения симптомов отмены;

г) повышение толерантности к веществу, заключающееся в необходимости повышения дозы для достижения опьянения или желаемых эффектов, или в том, что хронический прием одной и той же дозы приводит к явно ослабленному эффекту;

д) поглощенность употреблением вещества, которая проявляется в том, что ради приема вещества полностью или частично отказываются от других существенных альтернативных форм наслаждения или интересов, или в том, что много времени тратится на деятельность, связанную с приобретением и приемом вещества и на восстановление от его воздействия;

е) продолжающееся употребление вещества вопреки явным признакам вредных последствий, о чем свидетельствует хроническое употребление вещества при фактическом или предполагаемом понимании причины и степени вреда.

Указывается, что основной характеристикой синдрома зависимости является потребность (часто сильная, иногда непреодолимая) принять психоактивное вещество (которое может быть или не быть предписано врачом). Имеются доказательства того, что возвращение к употреблению психоактивных веществ после периода воздержания приводит к более быстрому появлению признаков этого синдрома, чем у лиц, у которых ранее не было синдрома зависимости.

Зависимость как патологический синдром (англ, dependence) — сочетание аффективных, идеаторных, поведенческих, когнитивных и соматических явлений, отражающих труднопреодолимую тягу к приему какого-либо психоактивного вещества (наркотика, алкоголя и др.) или к какому-либо типу поведения (например, к азартной игре), когда эта потребность начинает занимать главенствующее место в системе ценностей индивидуума. Удовлетворение этой потребности осуществляется, несмотря на явные вредные последствия для здоровья и социального благополучия потребителя и вопреки возможному его осуждению или преследованию со стороны общества.

Синдром зависимости проявляется в виде зависимости психической (см.) и физической (см.).

Мотивом поведения лица, страдающего зависимостью, является получение психического (удовольствия, эйфории, измененного сознания, покоя и т. д.) и/или физического комфорта (устранение неприятных или болезненных ощущений, в том числе связанных с прекращением приема вещества).

Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) термин «зависимость» был введен в стандартную терминологию в 1964 г. вместо терминов «пристрастие» (addiction) и «привыкание» (habituation). В соответствии с Международной классификацией болезней ВОЗ последнего пересмотра, МКБ-10 (1995), синдром зависимости от психоактивных веществ имеет следующие основные признаки:

1) сильное желание или чувство труднопреодолимой тяги к приему вещества;

2) сниженная способность контролировать прием вещества: его начало, окончание и дозу, о чем свидетельствует употребление вещества в больших количествах и на протяжении периода времени большего, чем намеревалось, безуспешные попытки или постоянное желание сократить или контролировать употребление вещества;

3) состояние отмены или абстинентный синдром (см.), возникающее, когда прием вещества уменьшается или прекращается, о чем свидетельствует комплекс расстройств, характерный для этого вещества или использование того же или подобного вещества для облегчения или предупреждения симптомов отмены;

4) повышение толерантности к эффектам вещества, заключающееся в необходимости повышения его дозы для достижения интоксикации или желаемых эффектов или в том, что хронический прием одной и той же дозы приводит к явно ослабленному эффекту;

5) поглощенность употреблением вещества, которая проявляется в том, что ради приема вещества полностью или частично отказываются от других важных альтернативных форм наслаждения и интересов, или в том, что много времени тратится на деятельность, связанную с приобретением и приемом вещества и на восстановление от его эффекта;

6) продолжающееся употребление вещества вопреки явным признакам вредных последствий, о чем свидетельствует хроническое употребление вещества при фактическом или предполагаемом понимании природы и степени вреда. Диагноз зависимости рекомендуется ставить при наличии трех и более из перечисленных признаков, возникавших в течение определенного времени на протяжении года.

Характерным признаком зависимости является также «сужение репертуара» употребления вещества, что выражается, например, в тенденции одинаково употреблять его, как в выходные дни, так и в будни, несмотря на социальные сдерживающие факторы.

Существенной характеристикой синдрома зависимости является употребление определённого вида вещества или наличие стойкого желания его употреблять.

Субъективное осознание влечения к психоактивным веществам чаще всего имеет место при попытках прекратить или ограничить их употребление. Однако это не относится, например, к хирургическим пациентам, которые получают наркотические анальгетики с целью обезболивания, обнаруживают признаки синдрома отмены при прекращении их приема, однако желания продолжать прием наркотика не испытывают.

Синдром зависимости может проявляться по отношению к определенному веществу (например, к табаку), классу веществ (например, к опиоидным наркотикам) или к более широкому набору различных веществ. У некоторых лиц имеется потребность регулярно принимать любые доступные наркотики с появлением беспокойства, ажитации и/или физических признаков синдрома отмены при воздержании.

Зависимость от психоактивных веществ принято представлять, как патологический процесс, закономерно проходящий через последовательные стадии, имеющий свое начало и исход. Однако не все стадии можно обнаружить в динамике развития зависимости от отдельных психоактивных веществ (например, галлюциногенов, табака и др.). (См. также Зависимости синдром поМКБ-10.)

 Зависимость нехимическая, см. Аддикция нехимическая.

Зависимость от психоактивных веществ согласно определению Института медицины Национальной академии наук США (1996) — это «заболевание мозга, сходное по течению с другими хроническими обостряющимися состояниями, которое проявляется комплексом расстройств поведения, являющихся результатом взаимодействия генетических, биологических и психосоциальных факторов, а также влияния окружающей среды».

Зависимость психическая - болезненное стремление постоянно или периодически принимать наркотик или другой психоактивный препарат с тем, чтобы испытать определенные ощущения либо снять явления психического дискомфорта. Это состояние возникает чаще при систематическом приеме опьяняющего или одурманивающего вещества, но может развиться и после однократного приема.

Патологическое влечение к наркотическому веществу, составляющее основу психической зависимости, носит навязчивый (обсессивный) характер. Оно характеризуется постоянными мыслями о наркотике, которые в предвкушении его приема сопровождаются подъемом настроения, оживлением, а при его отсутствии - подавленностью, неудовлетворенностью. Оно может сопровождаться борьбой мотивов и частичной критикой, но может быть и неосознанным, проявляться в изменении настроения и поведения.

Влечение может быть постоянным, периодическим или циклическим, что зависит от характера развития влечения и от вещества, которое является предметом злоупотребления. Оно может обостриться под влиянием ситуационных и психогенных (воздействующих на психику) факторов.

Зависимость психическая групповая — особый феномен, характерный больше для подростка, когда потребность в приеме наркотика или иного психоактивного вещества возникает немедленно, как только он попадает в «свою» компанию, а за ее пределами заметного влечения к этому веществу он не испытывает. Индивидуальная психическая зависимость еще отсутствует.

Зависимость технологическая — форма нехимической (поведенческой) зависимости, связанная с использованием современных высоких технологий. Предложено подразделение этой формы зависимости (Griffiths М., 1995) на пассивный вариант (например, зависимость от телевизора) и активный (интернет-зависимость - см.).

Зависимость физическая — патологическая потребность в приеме наркотика или иного психоактивного вещества, обусловленная необходимостью снятия или смягчения вегетативно-соматических, неврологических и психических расстройств, возникающих после прекращения приема у лиц со сформировавшимся абстинентным синдромом. Она отражает состояние перестройки всей функциональной (физической) деятельности организма вследствие хронического употребления таких веществ.

Физическая зависимость является сильным фактором подкрепления психической зависимости (см.) при установлении постоянной формы употребления, опьяняющего или одурманивающего средства.

Физическая зависимость (и абстинентный синдром) развивается в процессе хронического употребления не всех психоактивных веществ, даже если имеется сильная психическая зависимость. У разных веществ могут различаться сроки формирования физической зависимости, на которые влияют также темп наркотизации, величина употребляемых доз, способ введения.

Зависимость химическая (англ. chemical dependence) — то же, что зависимость от психоактивных веществ. Объединяющий термин для всех групп болезненной зависимости от психоактивных веществ (наркомания, токсикомания, алкоголизм, никотинизм).

Закись азота (Nitrogenium oxydulatum) — средство для наркоза, представляющее собой бесцветный газ тяжелее воздуха, растворимый в воде, с характерным запахом и сладковатым вкусом (хим. формула N20).

Малые концентрации закиси азота уже через полминуты после вдыхания вызывают чувство легкого опьянения и возбуждения с подъемом настроения (отсюда название «веселящий газ»). Эти свойства являются причиной использования его в качестве одурманивающего средства. Через 2-3 минуты указанные выше ощущения исчезают, и для поддержания эффекта токсикоманы вынуждены многократно повторять процедуру вдыхания газа или вообще непрерывно дышать им. Коварство закиси азота проявляется в том, что она быстро вытесняет кислород из легких, полностью заполняя альвеолы и угрожая удушьем. Параллельно она подавляет деятельность дыхательного центра. В результате кислородного голодания мозга у потребителя наблюдается помрачение сознания, возникают галлюцинации; наблюдается также острая сердечная недостаточность. На заключительном этапе, если закись азота продолжает поступать в легкие, появляются судороги и наступает смерть.

Особенно часто удушье возникает в том случае, когда токсикоман надевает на голову полиэтиленовый мешок с накачанным в него «веселящим» газом, использует специальную маску для его вдыхания или опускает голову в наполненную им емкость (закись азота в полтора раза тяжелее воздуха). Резко повышают токсичность «веселящего» газа всевозможные примеси (окись и двуокись азота, аммиак и др.) при его кустарном приготовлении.

В качестве наркоза закись азота применяют в смеси с кислородом при помощи специальных аппаратов для газового наркоза. Он используется в хирургии, оперативной гинекологии, хирургической стоматологии, а также для обезболивания родов. Используется в послеоперационном периоде для профилактики травматического шока, а также для купирования болевых приступов при острой коронарной недостаточности, инфаркте миокарда, остром панкреатите и других патологических состояниях, сопровождающихся болями, не купируемыми обычными средствами.

Закись азота была открыта английским химиком Джозефом Пристли в 1772 г. Простота ее получения (путем разложения аммиачной селитры) и необычные «веселящие» свойства привели к тому, что уже в первой половине XIX века — это вещество широко использовалось в обществе для развлечений. Возможность использования для ингаляционного наркоза была обнаружена в конце XIX века.

Син.: «веселящий газ».

Закон Гаррисона, см. Акт Гаррисона.

Заместительная терапия (англ. substitute treatment; substitute prescribing) — практикуемая в ряде зарубежных стран методика назначения больному наркоманией препарата, являющегося по отношению к наркотику агонистом (см.) и замещающего его в организме на конкурентной основе. При этом у больного возникает зависимость от назначенного ему препарата, однако предполагается, что такой заменой достигается исключение употребления наркотика с более вредными последствиями. Основными целями такой терапии являются: улучшение самочувствия больного и его социальной адаптации; снижение или исключение употребления им нелегальных наркотиков; снижение риска заражения тяжелыми инфекциями (ВИЧ, вирусные гепатиты и др.); отказ от участия в криминальной деятельности, связанной с незаконным оборотом наркотиков, избежание состояний тяжелой абстиненции и передозировки наркотиками; выполнение им профессиональных и социальных функций на приемлемом уровне. Избавление от возникающей новой зависимости обычно не ставится как обязательное исходное условие, и прием препарата-заместителя может продолжаться длительное время.

Заместительная терапия в настоящее время применяется преимущественно к зависимости от опиоидов, прежде всего от героина. При отборе пациентов обычно придерживаются следующих критериев:

1) наличие диагноза наркотической зависимости;

2) длительное употребление наркотика;

3) регулярно практикуемое инъекционное употребление, в особенности с высоким риском осложнений, при любой его продолжительности;

4) неудачные попытки воздержания от наркотика;

5) наличие настроенности (установки) на этот вид терапии.

К замещающему препарату предъявляются определенные требования: эффективность при приеме внутрь; минимальные побочные эффекты при длительном регулярном приеме, включая эйфоризирующий или седативный эффект; малая токсичность; продолжительность действия разовой дозы (не менее 24 часов). Заместительная терапия назначается, как правило, после нескольких неудачных попыток лечения больного наркоманией другими методами. Наиболее распространены методы заместительной терапии с использованием метадона, ЛААМа и бупренорфина (см.).

Синонимом заместительной терапии (substitute treatment) является: поддерживающая терапия (maintenance therapy; maintenance prescribing). Некоторые авторы ограничивают использования второго термина случаями, когда не предпринимается целенаправленных усилий, чтобы вызвать у пациента изменения в социальном поведении.

Инициаторами такого рода терапии считаются Доул (V.P. Dole) и Нисвендер (М.Е. Nyswander) (США, 1964 г.). Она получила распространение во многих странах и рекомендуется к широкому использованию со стороны ВОЗ и соответствующих структур ООН. По состоянию на 2008 г., долгосрочные программы заместительной терапии зависимости от опиоидов были внедрены в 71 стране. В Западной Европе в такие программы вовлечены более 50% наркоманов, употребляющих наркотики инъекционным путем. Наиболее обширный опыт накоплен по применению заместительной терапии метадоном (в 2008 г. он использовался в 55 странах).

В некоторых странах (в том числе в России) заместительная (поддерживающая) терапия зависимости от наркотика официально не разрешена.

(См.: Заместительная терапия бупренорфином; Заместительная терапия метадоном; Заместительная терапия с использованием ЛААМа.)

Заместительная терапия бупренорфином (англ, buprenorphine substitute treatment) — проводится для больных опийной (героиновой) наркоманией по тем же показаниям, что и заместительная терапия метадоном (см.). Наиболее распространена во Франции, где применяется с середины 1990-х гг. Для бу¬пренорфина (см.) характерны умеренно выраженная опиоидная активность, относительно невысокий наркогенный потенциал, замедленное развитие толерантности, что ограничивает частоту его немедицинского употребления.

Суточная доза бупренорфина составляет 8-16 мг сублингвально, что эквивалентно 60-120 мг метадона. Сторонники заместительной терапии считают, что эти дозы достаточны для блокады наркотических эффектов героина и предотвращения синдрома отмены.

По данным французских исследователей, эффективность заместительной (поддерживающей) терапии бупренорфином сопоставима с эффективностью метадоновых программ.

В России заместительная терапия с использованием бупренорфина не применяется в связи с законодательным запретом на применение наркотиков для лечения наркомании.

Син.: поддерживающая терапия бупренорфином.

Заместительная терапия метадоном (англ, methadone substitute therapy) — систематическое употребление относительно стабильных доз метадона (см.) в качестве замены героину (или другим опиоидам) при лечении героиновой (опийной) зависимости. Будучи опиоидом, метадон конкурирует с героином за опиоидные рецепторы и ослабляет тягу к нему.

Метод был предложен V.P. Dole и М.Е. Nyswander в США в 1964 г. С тех пор он применяется в ряде стран (США, Канада, Великобритания, Нидерланды, Германия, Франция, Швейцария, Испания и др.). В 1999 г. в США 115 000 зависимых от героина пациентов были включены в метадоновые программы, реализуемые в 750 клиниках 40 американских штатов. Предполагается, что в настоящее время в США в метадоновых программах участвует около 14% больных героиновой наркоманией.

Считают, что метадон при продолжительном применении блокирует нейротропные эффекты других опиоидов, нормализует уровень бета-эндорфина (как одного из важных представителей эндогенных опиоидов) в передней доле гипофиза и спинномозговой жидкости.

Терапия метадоном направлена прежде всего на улучшение самочувствия, социальной адаптации больных, уменьшение (исключение) употребления нелегальных наркотиков, снижение криминальной активности. Она может продолжаться в течение многих лет и назначается обычно после двух или более неудачных попыток лечения больного героиновой наркоманией другими методами.

Существуют две основные модели заместительной (поддерживающей) терапии метадоном: с низкими (не более 30 мг) и высокими суточными дозами метадона (от 60 до 120 мг, а в ряде случаев - до 180 мг).

В ряде зарубежных исследований было показано, что метадоновые программы способны снижать в популяции больных наркоманией криминальную активность, способствовать повышению занятости, приводить к улучшению их социального функционирования, повышать у них показатели «качества жизни». Имеются также данные, что применение метадона может способствовать нормализации аффективного состояния больных и снижать частоту «рискованного поведения». Особенно большое значение придается роли метадоновых программ в профилактике распространения ВИЧ-инфекции среди опийных наркоманов. Исследование распространенности ВИЧ-инфекции среди потребителей инъекционных наркотиков в Нью-Йорке выявило, что среди наркоманов, не получавших никакого лечения, этот показатель составляет 47%, а среди лиц, участвующих в метадоновой программе в течение 5 лет, - лишь 6% (Vocci F., 2003). Во Франции после введения программ заместительной терапии метадоном и бупренорфином (см.) распространённость ВИЧ-инфекции в популяции больных наркоманией менее чем за 10 лет уменьшилась втрое - с 30 до 10% (Auriacombe М., 2003). Полагают, что за счет этих программ количество летальных передозировок уменьшилось в 1994-1998 гг. на 74,6% (с 564 до 143).

Противники заместительной терапии ставят под сомнение данные об эффективности этого метода и упирают на то, что, по сути дела, речь идет о замене одного вида опийной зависимости, считающейся более опасной, на метадоновую зависимость, контролируемую врачом по принципу поддерживающей терапии. При этом подчеркивается тяжесть метадоновой наркомании, а также то обстоятельство, что неоправданно расширительное и чрезмерно продолжительное применение метадона приводит к своего рода «консервации» опиоидной зависимости у пациентов, потенциально способных к полному воздержанию от психоактивных веществ.

В России заместительная терапия с использованием метадона не применяется в связи с законодательным запретом на применение наркотиков для лечения наркомании.

Син.: поддерживающая терапия метадоном.

Заместительная терапия с использованием ЛААМа (лево-альфа-ацетилметадола - см.) — применяется в некоторых странах по тем же показаниям, что и лечение метадоном (см. Заместительная терапия метадоном). По сравнению с метадоном для ЛААМа характерны отсроченное начало и медленное развитие наркотического действия, динамика которого носит сглаженный характер, более слабая выраженность эйфоризирующего эффекта и низкая величина наркогенного потенциала. Препарат редко попадает в сферу незаконного оборота наркотиков и немедицинского использования.

Продолжительность периода отсутствия абстинентной симптоматики и блокады наркотических эффектов героина под влиянием ЛААМа достигает 72 часов. Благодаря пролонгированному фармакологическому действию препарат назначают три раза в неделю. В типичных случаях поддерживающие дозы ЛААМ, достигаемые путем постепенного повышения в течение 2-4 недель, составляют от 70-70-100 мг до 100-100-140 мг. Оценка лечения 4000 пациентов, проведенная в конце 1990-х гг. в США, привела к заключению, что ЛААМ дает при заместительной терапии результаты, сопоставимые с метадоном.

В России заместительная терапия с использованием ЛААМа не применяется в связи с законодательным запретом на применение наркотиков для лечения наркомании.

Запой наркотический — особая форма приема наркотиков, напоминающая алкогольные запои, характерная для психостимуляторов. Если у наркомана нет проблем с наличием наркотика и он не хочет (или не способен) ограничить дозы, он может начать принимать его в нарастающих количествах, через постоянно уменьшающиеся промежутки времени, как только ослабевает действие наркотика. Наркотик принимается и днем, и ночью, сон отсутствует, наркоман, постоянно находится под воздействием наркотика, и такой «запой» может продолжаться несколько суток. В конце «запоя» интервалы между двумя инъекциями могут сократиться до 20 минут. При инъекционном способе введения наркотика за время «запоя» на коже больного появляется столько следов от укола, что их можно спутать с оспой.

Период непрерывной наркотизации неизбежно заканчивается психофизическим истощением организма, когда очередная доза уже не способна оказать стимулирующее действие. Наркоман засыпает на сутки или двое. Просыпается разбитым, вялым, подавленным и раздражительным. В это время ему не хочется принимать наркотик, он должен просто восстановить силы. Несколько суток он приходит в себя, после чего запойный цикл может повториться сначала.

Запретительная модель профилактики наркомании — опирается на меры, ведущие к полному исключению доступности наркотиков. Это преимущественно законодательные и правоохранительные меры, выполняемые полицией, пограничной службой, судами и др. Подвергаются преследованию как распространители наркотиков, так и их потребители.

Запретительная модель была применена сначала к алкоголю в некоторых западных странах (США, Финляндия) первой трети XX в., но потерпела быстро неудачу. К наркотикам она стала применяться в США с 1930-1940-х гг. - сначала по отношению к героину и марихуане, а позднее к кокаину и ряду других наркотиков. Этот подход к проблеме, по сути, сохранился в США и к началу XXI в. с некоторыми изменениями для придания большей гибкости антинаркотической политике, хотя в целом за длительный период были достигнуты незначительные положительные сдвиги в отношении как масштабов распространенности злоупотребления наркотиками, так и их незаконного оборота.

В своем крайнем выражении запретительная модель применялась в некоторых штатах США в 1980- 1990-х гг. в виде принципа «нулевой толерантности». Он заключался в выработке «нулевой терпимости к любому наркотику, в любом месте, в любое время». Правоохранительные органы не останавливались перед тем, что машины, суда, дорогие яхты изымались из частной собственности, если в них находили хотя бы малую дозу наркотика. Известен случай, когда одна роскошная яхта («Королевский корабль») была конфискована береговой охраной, обнаружившей несколько семян конопли в туалетном столике и ее стебель - в мусорном ящике. Судно было возвращено владельцу после уплаты большого штрафа и стоимости яхты.

Некоторые американские официальные лица считали в те годы, что применение принципа нулевой толерантности должно быть расширено. Эдвин Миз, Министр юстиции в кабинете Рональда Рейгана, призывал подвергнуть тесту на наркотики всех рабочих и служащих в стране, при этом положительные тесты означали бы немедленное увольнение. Помешало реализации этого призыва противоречие с конституцией.

В Европе наиболее близка к запретительной модели антинаркотическая политика в Швеции, России и некоторых других странах.

В последнее время в ряде западных стран нарастает тенденция к переходу от преследования потребителей наркотиков к взаимодействию с ними, к сотрудничеству. Широко распространяются программы «снижения вреда», связанного с употреблением наркотиков, использования наркотиков для лечения (заместительной терапии - см.) наркоманов. Смягчение политики привело в некоторых странах к частичной легализации употребления «легких» наркотиков, прежде всего марихуаны (Нидерланды, Канада, некоторые штаты США и др.).

«Зеленая вода» — крепкий настой табака, используемый шаманами индийских племен Южной Америки для изменения сознания.

Злокачественный нейролептический синдром (ЗНС) у больных опийной наркоманией — редкое и опасное для жизни состояние, которое может возникнуть в любой момент во время лечения больных опийной наркоманией нейролептиками (см.), но чаще - в начале лечения или при изменении дозы. Его вызывают фенотиазины, бутирофеноны, замещенные бензамиды и тиоксантены.

Основные симптомы: гипертермия, мышечная ригидность, угнетение сознания и вегетативная лабильность, тахикардия, колебания артериального давления. Температура тела может превышать 40 °С. Мышечная ригидность может быть местной (как при окулогирном кризе) или генерализованной, вплоть до опистотонуса (тонического сокращения мышц спины и шеи с запрокидыванием головы, вытягиванием конечностей). Больные дезориентированы, возбуждены. Вслед за возбуждением могут развиться сопор и кома.

При подозрении на злокачественный нейролептический синдром немедленно отменяют нейролептики и переводят больного в блок интенсивной терапии. Для уменьшения гипертермии проводят искусственное охлаждение. Нередко требуются интубация и меры для поддержания гемодинамики.

Препарат выбора при развернутом ЗНС - дантролен. Этот препарат действует непосредственно на мышцы, уменьшая высвобождение кальция из саркоплазматического ретикулума. Он применяется и для преодоления гипертермии. Начальная доза - 1 мг/кг внутривенно. Инъекции повторяют каждые 5 минут до общей дозы 10 мг/кг.

Может использоваться бромокриптин, если у больного возвратилось сознание (поскольку он выпускается только в таблетках), который принимается внутрь при начальной дозе 5 мг, затем 2,5 мг - каждые 8 часов до полного исчезновения негативной симптоматики.

При неверной оценке симптоматики, запоздалом или недостаточно интенсивном лечении умирает примерно треть больных.   <

(См. также Осложнения при использовании нейролептиков у больных опийной наркоманией.)

Злоупотребление веществами, не вызывающими зависимость (англ, abuse of non-dependence- producing substances) — согласно МКБ-10 (код F55), это неоднократное и неадекватное употребление какого-либо вещества или препарата, сопровождающееся, несмотря на отсутствие у данного вещества наркогенного потенциала, вредными физическими или психологическими последствиями либо приводящее к излишнему контакту с медицинскими работниками (либо то и другое). Эти вещества не обязательно имеют приятное воздействие на психику, однако попытки уговорить отказаться от них или запретить встречают в таком случае стойкое сопротивление.

Сюда можно отнести множество лекарственных средств, отпускаемых по рецепту или без рецепта, а также трав и средств народной медицины. Наиболее типичными группами таких веществ являются:

1) нейролептики и антидепрессанты, которые не вызывают зависимости;

2) слабительные средства (их неадекватное употребление называют «привычкой к слабительному»);

3) ненаркотические анальгетики, приобретаемые без медицинского рецепта (аспирин, парацетамол и др.);

4) стероиды и другие гормоны;

5) витамины;

6) антациды (нейтрализаторы кислоты в желудке).

Злоупотребление наркотическими или другими психоактивными веществами — неоднократное употребление наркотиков или других психоактивных веществ без назначения врача, имеющее негативные медицинские и социальные последствия. Это понятие охватывает случаи пагубного употребления (см.) веществ (когда имеются только медицинские последствия) и случаи зависимости от них (наркомания, токсикомания). Альтернативой является случайное употребление.

По мнению некоторых специалистов, злоупотребление наркотиками следует трактовать более широко, чем злоупотребление алкоголем. Они считают, что злоупотреблением является любое употребление наркотически действующих веществ, в том числе эпизодическое, без соответствующих к тому медицинских показаний. Важным в такой трактовке является наличие антисоциального и противоправного аспектов в самом факте употребления.

И.Н. Пятницкая (1994) рассматривает злоупотребление как определенный этап перед

 развитием самой наркомании, выделяя в нем четыре характерных звена:

1) появление эйфории,

2) предпочтение конкретного наркотика,

3) становление регулярности приема и

4) угасание первоначального эффекта.

Затем следует этап «продрома болезни», включающий признаки нарушения гомеостаза и симптомы декомпенсации состояния здоровья, а далее развивается картина собственно наркомании (наркоманической зависимости).

«Золотой полумесяц» (англ. Golden Crescent) — условное название трех соседних стран: Афганистана, Пакистана и Ирана, которое появилось, когда они стали одним из главных поставщиков (наряду с «Золотым треугольником» - см.) нелегального опиума и его продуктов (героина, морфина) на мировой подпольный наркорынок. Среди них по размерам посевов опиумного мака и сбору опиума сильно выделяется Афганистан: в 2005 г. незаконные посевы мака составляли здесь 104 тыс. га, которые дали 4100 т нелегального опиума. В 2009 г. его годичное производство возросло до 6900 т, что составило 89% произведенного в мире количества.

Культивирование и использование опиумного мака в Афганистане имеет давнюю традицию, чему благоприятствовали климат и географические условия. Из семян мака крестьяне получали пищевое масло, из стеблей - красители, листья шли на корм скоту. Извлекаемый опиум использовался чаще как лекарство. Использование опиума для наркотического опьянения (курением, жеванием) ограничивалось традиционными правилами местной общины. Только незначительная часть опиума шла контрабандой за рубеж. Ситуация изменилась критически после 1979 г., когда начавшаяся опустошительная война после вторжения советских войск сделала производство опиума (преимущественно переработанного в героин) для мирового нелегального наркорынка важным источником дохода для афганских моджахедов и разоренных крестьян. Весьма значительная часть контрабандного афганского героина попадает теперь в Российскую Федерацию. Во многих районах Афганистана опийный мак является в настоящее время преобладающей сельскохозяйственной культурой.

В Иране опийный мак также выращивался издавна для традиционного употребления; в 1930-1950 гг. (до 1955 г.) значительное количество опиума производилось легально на экспорт (до 2250 т в год) в соответствии с международными соглашениями. Власть, пришедшая в результате Исламской революции 1979 г., жестко преследует изготовление, потребление и продажу наркотиков. Однако Иран пока остается страной крупномасштабного транзита опиума и героина на Запад; через него проходит 40-60% наркотиков, производящихся в Афганистане, и, несмотря на постоянные крупные конфискации, значительная их часть попадает через Турцию в Европу.

В Пакистане правительство активно борется с незаконными посевами мака, их размеры удалось значительно сократить, но через него переправляется контрабандой до 20% опиума и героина из Афганистана - в основном на побережье Оманского залива и далее в Европу. Примерно столько же уходит через Таджикистан.

«Золотой треугольник» (англ. Golden Triangle) — условное название территории, включающей некоторые районы трех соседних стран: северо-востока Мьянмы, севера Лаоса и Таиланда - с общей площадью свыше 200 тыс. км2. «Золотой треугольник» являлся во второй половине XX в. одним из основных источников опиума для мирового нелегального наркорынка (наряду с «Золотым полумесяцем» - см.). Это приграничные гористые районы с затрудненным доступом для центральных властей и правоохранительных органов, где у значительной части сельского населения (преимущественно это бедные этнические группы) выращивание опиумного мака для продажи подпольным наркодельцам стало главным заработком. Наибольшее количество опиума в «Золотом треугольнике» производилось в Мьянме, причем до 1998 г. оно активно росло (1987 г. - 800-900 т; 1997 г. - 1600— 1700 т). Принятые за последнее десятилетие в этих странах государственные меры борьбы с незаконными посевами мака при постоянном содействии со стороны ООН дали существенные результаты:                            в Мьянме площади посевов мака сократились со 130,3 тыс. га в 1998 г. до 32,8 тыс. га в 2005 г., в Лаосе - с 26,8 до 1,8 тыс. га, в Таиланде - с 716 га до несущественной величины. Производство нелегального опиума в Мьянме упало в 2005 г. до 300- 350 т, но она остается пока вторым по его объему поставщиком (после Афганистана) на мировой нелегальный рынок (330 т в 2009 г.).

Золпидем (Zolpidem) — снотворный препарат нового поколения из группы имидазопиридинов. Обладает быстро наступающим снотворным действием при почти полном отсутствии миорелаксирующего и противосудорожного эффектов. Благодаря этому сон обладает субъективно приятным, «освежающим» качеством. Золпидем сокращает время засыпания, уменьшает число ночных пробуждений, увеличивает продолжительность сна.

В клинике алкоголизма и наркоманий золпидем используют для лечения пре-, интра- и постсомнических нарушений, при беспокойном или неосвежающем сне. Наиболее целесообразно применение золпидема в комплексной терапии алкогольного и наркотического абстинентного синдрома, предделириозных состояний, а также в случаях абортивного делирия.

В комбинации с другими препаратами, а также самостоятельно золпидем применяют для лечения расстройств сна в период воздержания от алкоголя.

Во время терапии этим препаратом следует воздерживаться от потенциально опасных видов деятельности, требующих повышенного внимания, и избегать употребления алкоголя. Препарат потенцирует действие алкоголя и средств, обладающих угнетающим действием на центральную нервную систему.

Существенным моментом являются отсутствие данных о привыкании к золпидему.

Включен в список контролируемых сильнодействующих веществ (Приложение 2).

Зопиклон (Zopiklone) — психотропный препарат из группы производных циклопирролона. Оказывает снотворное действие. Укорачивает период засыпания, уменьшает число ночных пробуждений; при этом сохраняется нормальная циклическая структура сна. Обладает высокой степенью связывания на рецепторном комплексе ГАМК в ЦНС.

В клинике алкоголизма и наркоманий зопиклон используют при купировании абстинентных синдромов, а также при лечении предделириозных состояний и абортивного делирия. Кроме того, препарат применяют в качестве снотворного средства при тревожно-депрессивных состояниях, возникающих в период отнятия алкоголя и для нормализации нарушенного сна в ремиссии с целью превентивной терапии возможных рецидивов.

Риск возникновения лекарственной зависимости минимальный, если продолжительность применения, зопиклона не превышает 4 недель. Однако потенциальная опасность развития зависимости существует.

Включен в список контролируемых сильнодействующих веществ (Приложение 2).

Зуклопентиксол (Zuclopenthixol) — нейролептик, производное тиоксантена. Обладает выраженным антипсихотическим, а также специфическим тормозящим и быстрым, дозозависимым, преходящим седативным действием. Полагают, что антипсихотический эффект обусловлен блокадой дофаминовых рецепторов в ЦНС.

При героиновой наркомании зуклопентиксол применяется для купирования патологического влечения к наркотику, психомоторного возбуждения и дисфорической симптоматики. Отчетливое влияние препарат оказывает также на психопатоподобные расстройства, проявления агрессии и аутоагрессии.

Зуклопентиксол усиливает эффекты препаратов, оказывающих угнетающее действие на ЦНС, а также алкоголя; может потенцировать действие средств для наркоза.