Наши научные консультанты и партнёры

В

Tags:Валиум,Вдыхание наркотика,Вентиляция,Веселящий газ,Взаимодействие бензодиазепинов с другими лекарствами, Взаимодействие наркотиков и других психоактивных веществ,Викарное (замещающее) употребление транквилизаторов, Вино Мариани,Вирола,Вирусные гепатиты у наркоманов,Висцеропатии у больных опийной наркоманией,ВИЧ/СПИД и употребление наркотиков,Влечение,Влечение компульсивное,Влечение обсессивное, Влечение патологическое,Влияние стимуляторов на память,Внешние признаки гашишного (каннабиноидного) опьянения,Внешние признаки наркотического опьянения,Внешние признаки наркотического опьянения ингалянтами,Внешние признаки наркотического опьянения при приеме снотворных и седативных средств,Внешние признаки опьянения опиатами в условиях клиники,Внешние признаки опьянения психоделическими препаратами,Внешние признаки опьянения стимуляторами,Внешние признаки употребления опиатов в бытовой обстановке,Внешний вид опийного наркомана вне интоксикаци,и Внешность наркомана типичная,Вождение транспорта в состоянии наркотического опьянения,Возрастные особенности наркологических заболеваний, «Входных ворот» теория,Выведение каннабиноидов из организма,Выведение кокаина из организма и его наличие в продуктах выделения,Выведение морфина из организма,Выведение наркотиков из организма Выздоровление от наркотической зависимости,Вьюнок пурпурный.


Валиум, см. Диазепам

Вдыхание наркотика — один из способов приема наркотиков. Наркотик в виде порошка вдыхается через нос и абсорбируется через слизистую оболочку носа и носовых пазух. Обычно таким способом принимают кокаин, героин и нюхательный табак. Применяется для быстрой и полной абсорбции плохо растворимых веществ. Но если вдыхается вещество, раздражающее слизистую, это может нарушить кровообращение в носовой полости и нанести серьезный вред. Примером является разрушительное воздействие кокаина на носовую перегородку и ткани носа.

Вентиляция — психотерапевтический термин, означающий предоставление пациенту возможности выговориться. Невысказанные переживания нередко являются причиной напряжения и беспокойства. Заинтересованное выслушивание больного дает ему возможность отреагирования и приносит облегчение. Применяется, в частности, и при психотерапии наркоманий.

 

Веселящий газ, см. Закись азота.

 

Взаимодействие бензодиазепинов с другими лекарствами — привлекает к себе все большее внимание ввиду широкого применения бензодиазепинов как по назначению врача, так и при самолечении.

Показано, что вальпроевая кислота, из группы противосудорожных препаратов, вдвое увеличивает фракцию принятого диазепама, не связанную с белками плазмы, что кратковременно усиливает его эффект. Комбинация вальпроевой кислоты с клоназепамом усиливает седативный эффект до проявления состояний абсанса. Фенитоин увеличивает клиренс (удаление из кровяного русла) диазепама и клоназепама, оксазепама. Карбамазепин вызывает индукцию ферментов метаболизма клоназепама, алпразолама и, вероятно, других бензодиазепинов, происходящего по окислительному пути.

Изониазид снижает клиренс диазепама, триазолама и, вероятно, всех других бензодиазепинов, метаболизм которых осуществляется путем деметилирования и ги- дроксилирования. Рифампицин вызывает индукцию ферментов окислительного метаболизма, а потому повышает клиренс диазепама и других бензодиазепинов, метаболизируемых по окислительному пути.

Взаимодействие наркотиков и других психоактивных веществ — приводит к результату, характер которого зависит от свойств отдельных веществ. В одном из вариантов они могут усиливать действие каждого из них, так что эффект от совместного приема двух или более психоактивных веществ будет превышать простую сумму их эффектов, получаемых при их раздельном употреблении. В таком случае говорят о синергизме действия веществ.

Наркотики и другие психоактивные вещества могут и ослаблять какие-либо эффекты друг друга. Это случай антагонизма психоактивных веществ. Например, амфетамины, стимулирующие ЦНС, являются антагонистами алкоголя, они уменьшают его седативное воздействие. Однако амфетамины не мешают алкоголю нарушать координацию движений.

Один наркотик может изменить качество воздействия на психику другого наркотика. Так, совместный прием ЛСД и транквилизатора (например, из группы бензодиазепина) может вызвать сильнейший седативный эффект в сочетании с изменениями восприятия, характерными для ЛСД.

Взаимодействие наркотиков и других психоактивных веществ может приводить к непредвиденному исходу, в том числе опасному для здоровья и жизни. Например, одновременный прием алкоголя и барбитурата может привести к смертельному исходу, так как взаимодействие этих веществ усиливает усыпляющий эффект, присущий каждому из них. Такое сочетание нередко используется и умышленно, для самоубийства.

Наркоманы могут намеренно смешивать наркотики с одинаковым или схожим действием, чтобы получить «суперэффект». Или, наоборот, применяют наркотики или другие психоактивные вещества с противоположными эффектами для ослабления действия одного из них. Например, алкоголь с его седативным действием используется для преодоления чрезмерной стимуляции, вызванной кокаином.

Среди героиновых наркоманов популярно использование сочетания героина с амфетаминами или кокаином (жаргонное название такой комбинации - «спид- болл» - см.) в связи с тем, что героиновый компонент противодействует возникновению тяжелой депрессии, которая, как правило, следует за интенсивной эйфорией при приеме стимуляторов в отдельности.

Героин также сглаживает проявления гиперреактивности, раздражительности и агрессивности, характерные для действия кокаина. Встречаются сочетания героина с бензодиазепинами или алкоголем, а также тройная комбинация «героин-алкоголь-бензодиазепин».

Поиски такого рода изменений в эффекте исходных наркотиков часто являются причиной передозировок, в том числе со смертельным исходом.

Среди встречающихся сочетаний с метадоном можно назвать такие, как «метадон-кокаин», «метадон-алкоголь», «метадон-бензодиазепины», а также «метадон-алкоголь-бензодиазепины».

(См. также: Сочетание опиоидной зависимости с употреблением алкоголя; Сочетание приема алкоголя с бензодиазепинами; Сочетание употребления алкоголя и диазепама.)

 

Викарное (замещающее) употребление транквилизаторов — имеет место, когда наркоманы используют их в качестве замены наркотикам (особенно опиатам) в случае затруднений с их добыванием. Транквилизаторы употребляются в таком случае не только для того, чтобы задержать абстиненцию или смягчить ее проявления, но и в надежде вызвать состояние, напоминающее наркотический «кайф». При этом, как и при викарной алкоголизации, постоянно осознается желание принять заменяемый наркотик (особенно в случае опиатов).

Нередко принимаются большие дозы. Таблетки транквилизаторов растворяются в воде и обычно употребляются внутривенно.

О том, что употребление транквилизаторов носит викарный характер, говорит, с одной стороны, отсутствие признаков синдрома отмены, характерного для седативных и снотворных веществ (тревога, агрипния, судорожные припадки и др.) при прекращении их приема, с другой - появление симптоматики синдрома отмены заменяемого наркотика.

Чаще других транквилизаторов используется для этой цели седуксен (реланиум), предпочтительно - ампулированный для внутривенных вливаний. На втором месте стоят элениум (либриум) и эуноктин (радедорм). Другие транквилизаторы (феназепам, нозепам, мепробамат и др.) применяются по викарным мотивам заметно реже.

 

Вино Марианни (фр. Vin Mariani) — напиток, полученный смешением красного виноградного (бордоского) вина с экстрактом листьев коки, который начал выпускать с 1863 г. французский фармацевт и коммерсант корсиканского происхождения Анджело Марианни (A. Mariani, 1838-1914). Он рекламировал свое изделие как укрепляющий напиток «для детей, взрослых и всех остальных», помогающий бороться со всеми болезнями, и разослал бесплатные образцы вина французским врачам, которые стали назначать его своим пациентам в качестве стимулирующего средства. Стакан вина Мариани (200 г) содержал от 35 до 70 мг кокаина (клиническая доза кокаина - 1,5 мг; доза для достижения наркотического опьянения - 15-60 мг; летальная доза - 1,2 г). Это вино с 1870 г. стало широко продаваться во Франции и других странах Европы и обеих Америк и нашло одобрение у таких известных людей, как Томас Эдисон, Генрик Ибсен, Эмиль Золя, Герберт Уэллс, Александр Дюма, Жюль Верн, президенты США Грант и Мак-Кинли. Распространение его не встречало никаких препятствий до конца XIX столетия, пока не стали бесспорными опасные свойства кокаина. В США использование кокаина в напитках (в том числе в кока-коле) было запрещено в 1903 г.

Экстракт коки содержался также в «Паштете Мариани», «Пастилках Мариани» и безалкогольном напитке «Мариани».

 

Вирола (Virola) — южноамериканское дерево, достигающее 30 м высоты, имеющее до 50 видов. Внутренняя сторона коры этого дерева (особенно видов Virola calophylla, Virola callophyllodea и Virola theiodora) содержит сильный галлюциноген диметилтриптамин (ДМТ) (см.). Коренные обитатели региона Амазонии в Бразилии и Колумбии традиционно использовали кору виролы для приготовления возбуждающего нюхательного порошка (местные названия: вихи, яки, яку, эпена). Он также использовался шаманами в погребальных ритуалах, причем нередко этот порошок съедался участниками церемонии вместе с истолченными костями умерших, что якобы помогало «проводить души умерших в загробный мир».

 

Вирусные гепатиты у наркоманов — относятся к числу наиболее распространенных заболеваний в среде потребителей инъекционных наркотиков (что связано прежде всего с использованием загрязнённых шприцев и игл) и во многом определяют общее состояние соматического здоровья и показатели выживаемости больных наркоманией. Максимальная инфицированность вирусами с парентеральным путем передачи характерна для лиц с опиоидной зависимостью. Вирусный гепатит С встречается, по некоторым оценкам, у 65-85% лиц, злоупотребляющих инъекционными опиоидами, причем его частота коррелирует с продолжительностью злоупотребления наркотиком.

Тяжесть течения вирусного гепатита С у больных наркоманией определяется высокой частотой хронизации гепатоцеллюлярного поражения с нередким исходом в цирроз печени. К тому же своевременная диагностика вирусного гепатита С существенно затруднена из-за преобладания стертых (безжелтушных) и субклинических форм болезни.

Вирусный гепатит В занимает второе место по частоте распространения среди всех форм поражения печени у больных наркоманией. В России заболеваемость острыми формами вирусного гепатита В за последние 20 лет увеличилась более чем в 2 раза. В то же время распространенность вирусного гепатита В в популяции больных наркоманией в европейских странах существенно снизилась благодаря активной превентивной вакцинации. Как и гепатит С, вирусный гепатит В склонен к хронизации и исходу в цирроз печени. Кроме того, показана связь между этой формой вирусного гепатита и развитием рака печени. По некоторым данным, у 10-15% лиц, коинфицированных ВИЧ и вирусами гепатита С и В, обнаруживаются признаки цирроза печени.

Наряду с вирусными гепатитами С и В у больных наркоманией, как и в общей популяции, выявляются другие формы вирусных гепатитов. К их числу относится вирусный гепатит D, не существующий в виде самостоятельного заболевания, а развивающийся в ассоциации с вирусным гепатитом В (размножение вируса гепатита D нуждается в репликации вируса В) в порядке коинфекции и суперинфекции. Распространенность гепатита D в среде наркоманов значительно превышает популяционные показатели.

Для большинства больных опийной наркоманией характерно поражение печени смешанной вирусной этиологии: В + С, реже - В + С + D.

В большинстве случаев пациенты поступают в наркологическую клинику с ранее перенесенными и недиагностированными вирусными гепатитами. В относительно немногочисленных случаях, когда больные поступают в клинику в острой фазе гепатита, его симптомы могут маскироваться проявлениями абстинентного синдрома. В связи с этими обстоятельствами особое значение в своевременном распознавании вирусных гепатитов имеет серологическая диагностика.

(См. также Героиновая наркомания и вирусные гепатиты.)

 

Висцеропатии у больных опийной наркоманией — проявляются в зависимости от клинической динамики этой наркомании, а также от вида опийного наркотика и путей его введения.

В первой стадии опийной наркомании расстройства внутренних органов в большинстве случаев носят функциональный характер. Каждый прием наркотика сопровождается вегетативной симптоматикой: диспепсией, анорексией, кожным зудом, который постепенно становится все более кратковременным и исчезает к концу первой стадии; появляется бессонница, периодическая задержка стула, уменьшается количество отделяемой мочи.

Во второй стадии заболевания развивается общее истощение, придающее наркоманам весьма характерный вид. Примерно у половины больных, вводящих опиаты внутривенно, наблюдается отставание в массе тела (на 7-10 кг ниже нормы). Все больные выглядят старше своих лет.

Третья стадия характеризуется истощением многих систем организма и усугублением соматовисцеральных поражений.

От длительного злоупотребления препаратами опийной группы страдает особенно печень, которая является в данном случае центральным органом-ми-шенью. Поражения печени различной выраженности обнаруживаются у подавляющего большинства больных, употребляющих кустарные опийные препараты. В частности, изменяются ее ферментная и белково-обра-зовательная функции, наблюдаются сдвиги активности трансаминаз, повышение концентрации билирубина. Происходят поражения сосудов печени. Нарушения функции печени обусловлены не только токсическим действием наркотика, но и частым сопутствующим инфекционным поражением вирусной этиологии (чаще вирусами гепатитов В и С).

Второе место по частоте среди висцеральных поражений при опийной наркомании, особенно при употреблении героина, а также кустарных опийных препаратов (опия-сырца, маковой соломки), занимает сердечно-сосудистая система. Ее токсическое поражение у героиноманов складывается из прямого кардиотоксического действия героина, проявляющегося признаками вегетативной дисфункции, рабдомиолиза в миокарде и инфекционного поражения сердца. Наиболее распространенными функциональными нарушениями деятельности сердца являются различные расстройства ритма.

Легочные нарушения у опиоманов могут манифестировать отеком легких, который может развиться не только после передозировки наркотика, но и после введения обычных его доз. У потребителей опиатов ингаляционным путем наблюдаются фарингиты и бронхиты, а при вдыхании чистого героина появляется одышка с явлениями легочной обструкции. У хронических курильщиков опия нередко развивается эмфизема легких.

В состоянии опийной абстиненции часто наблюдаются нарушения ритма дыхания, внезапно наступающие приступы одышки, неравномерность глубины дыхательных движений.

При злоупотреблении героином наблюдают поражение клубочкового аппарата почек и другая почечная патология.

Ряд авторов придерживаются мнения, что висцеральные нарушения, связанные с воздействием опиатов, в большинстве случаев являются неспецифическими и обратимыми.

 

ВИЧ/СПИД и употребление наркотиков — тесно взаимосвязаны. Употребление психоактивных веществ приводит к снижению контроля над поведением, что способствует появлению обстоятельств, сопряженных с высоким риском ВИЧ-инфицирования. Согласно данным Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом, на 30.06.2006 г. в РФ были зарегистрированы 161 тыс. (128,5 тыс. мужчин и 32,5 тыс. женщин) ВИЧ-инфицированных в результате внутривенного употребления наркотиков. По данным ННЦ наркологии Минздрава РФ, из 386,3 тыс. человек, зарегистрированных в наркологической службе России в 2009 г. как инъекционные потребители наркотиков, 13,2% были ВИЧ-инфицированными.

Наиболее частым путем заражения вирусом иммунодефицита у потребителей наркотиков является применение ими нестерильных шприцев и игл, которыми уже пользовался носитель ВИЧ. Причем было замечено, что большинство заразившихся этим путем не являлись больными наркоманией с большим стажем, а употребляли наркотики только эпизодически. Подросток, впервые решивший попробовать наркотик внутривенно, не может, как правило, ввести его самостоятельно и проконтролировать стерильность шприца и иглы. При групповом приготовлении раствора для введения право первого укола чистым шприцем принадлежит наиболее опытному и старшему наркоману. Кроме того, наиболее опасные групповые формы употребления наркотиков свойственны ранним этапам формирования зависимости. В результате чаще происходило заражение случайных лиц молодого возраста, вовлекаемых в наркотизацию, и подростков, находящихся на стадии поискового поведения.

Риск заражения ВИЧ повышается в связи с изменением сексуального поведения по мере втягивания в потребление наркотиков. Наркотическое одурманивание в ряде случаев сопровождается повышением либидо и потенции, что особенно выражено при приеме гашиша и психостимуляторов. При этом утрачивается разборчивость при выборе сексуального партнера, снижается осознание необходимости использования предохранительных средств. Обычным явлением среди потребителей наркотиков становятся групповой секс и промискуитет. Имеют место и качественные расстройства сексуальной сферы - нарушения сексуальной ориентации. Участие наркотизирующихся в однополой группе ускоряет начало гомосексуальных отношений, повышающих риск ВИЧ-заражения. В последнее время основным путем передачи ВИЧ- инфекции среди потребителей наркотиков являются половые контакты с ВИЧ-инфицированными.

Под влиянием наркотиков страдает иммунная защита организма, что облегчает размножение вируса ВИЧ, проникшего в организм, ускоряет и утяжеляет развитие СПИДа. Установлено, что при опийной наркомании развивается дефицит Т-клеток, при эфедроновой - Т- и В-клеток, обеспечивающих механизм иммунной защиты. Особенно выраженным иммунодепрессивным действием обладают кокаин, амилнитрит и амфетамины. Подобное действие обнаружено в разной степени также у героина, барбитуратов, транквилизаторов и органических растворителей.

Под влиянием каннабиноидов происходит снижение гуморального иммунного ответа, ослабление функциональных свойств гранулоцитов, макрофагов и клеток-киллеров, хотя эти изменения носят умеренный характер.

Нередки случаи передачи ВИЧ-инфекции от больной наркоманией матери плоду во время беременности.

Клинические проявления ВИЧ-инфекции у потребителей инъекционных наркотиков (ПИН) отличаются некоторыми особенностями, обусловленными сочетанием клиники наркотической зависимости с клиникой СПИДа. Бактериальные пневмонии у ВИЧ- инфицированных ПИН наблюдаются значительно чаще и отличаются более тяжелым течением. До 40% ПИН, зараженных ВИЧ, страдают туберкулезом легких. У них в 50 раз чаще, чем в общей популяции, развиваются формы туберкулеза, резистентные к фармакотерапии. До 95% ВИЧ-инфицированных ПИН имеют гепатит С около 80% - гепатит В.

У ПИН существенно реже по сравнению с гомосексуалистами и бисексуалами развивается саркома Калоши, однако у них чаще, чем у ВИЧ-инфицированных гомосексуалистов, встречается пневмоцистная пневмония. У ВИЧ-инфицированных наркоманов очень высока частота различных психических нарушений: психопатические реакции, тревожно-ипохондрические состояния, глубокие депрессии, сопровождающиеся суицидальным поведением. Асоциальное поведение у этих больных наблюдается в 20 раз чаще, чем у других больных наркоманиями.

Характерно, что клиническая картина острой стадии ВИЧ-инфекции зачастую схожа с симптоматикой, возникающей в результате употребления наркотиков, что может на время дезориентировать врача и затруднить выявление ВИЧ-инфицированных лиц.

 

Влечение (англ, craving) — возникающее независимо от желания и сознательного усилия субъективное переживание какой-либо потребности, стимулирующее поведение личности в определенном направлении. Влечение может принимать патологический характер, выходя из-под личностного самоконтроля и реализуясь в действиях с пагубными последствиями. Патологическое влечение к наркотику является ключевым компонентом заболевания наркоманией. См. Влечение патологическое; Влечение обсессивное; Влечение импульсивное; Влечение компульсивное.

 

Влечение импульсивное (от лат. impulsus -— толчок, побуждение; англ, impulsive craving) - патологическое влечение (см.), внезапно овладевающее личностью, подавляющее иные желания, подчиняющее себе все поведение больного. Импульсивное влечение носит неодолимый характер, оно подавляет все конкурирующие мысли и реализуется без попытки внутреннего сопротивления, оно не осознается как неприемлемое.

 

Влечение компульсивное (от лат. compello - принуждать, заставлять; англ, compulsive craving) — применительно к употреблению наркотика означает властное, сильное, неодолимое желание принять этот наркотик, обусловленное скорее внутренними ощущениями, нежели внешними воздействующими факторами. При этом потребитель наркотика может в какой-то мере сознавать ожидаемые вредные последствия, но не в состоянии мобилизовать волю для сопротивления. Компульсивное влечение к наркотику

может достигать интенсивности витальных потребностей и способно вытеснять их, в том числе голод и жажду.

От обсессивного (см.) компульсивное влечение отличается не только своей интенсивностью, оно способно представлять все содержание сознания в настоящий момент, не оставляя места другим, не связанными с наркотиками представлениями. Оно определяет аффективный фон, диктует поведение, подавляет и устраняет противоречащие мотивы и контроль. Все направлено на поиск наркотика и на преодоление препятствий к нему. Тотальная охваченность больного стремлением получить наркотик может сопровождаться суженным сознанием.

В апогее компульсивного влечения может развиться психомоторное возбуждение. Специфичность симптоматики при этом утрачивается. Клиническая картина оказывается общей для всех видов наркоманий. Поведение наркоманов становится сходным вне зависимости от индивидуальных преморбидных особенностей личности и социальных установок.

Компульсивное влечение может проявиться вне интоксикации: в структуре абстинентного синдрома или в состоянии ремиссии, когда оно неизбежно ведет к рецидиву.

Оно может возникнуть и в интоксикации, когда на высоте опьянения у больных возникает неодолимое желание «добавить» наркотик («догнаться» - на жаргоне наркоманов). Этот вид компульсивного влечения наблюдается при некоторых формах наркомании, например, барбитуровой, эфедроновой и др. Компульсивное влечение в интоксикации нередко сопровождается утратой контроля и ведет к передозировкам.

Влечение обсессивное (от лат. obsession - блокада, осада; англ, obsessive craving) — навязчивое желание удовлетворить какую-либо потребность вопреки обстоятельствам и потенциальной опасности, сопряжённой с этим удовлетворением. В отличие от влечения импульсивного (см.) оно осознается как неприемлемое и при его неадекватности по отношению к сиюминутной ситуации может сопровождаться внутренним сопротивлением личности и стремлением отодвинуть или отказаться от его удовлетворения.

Обсессивное влечение к приему наркотика типично для наркомании. Оно выражается в постоянных мыслях о наркотике, подъеме настроения в предвкушении его приема, подавленности, неудовлетворённости - в отсутствие наркотика.

В своем проявлении обсессивное влечение волнообразно. Оно выражено, если необходимый ритм наркотизации соблюдается без задержки и возникающее влечение удовлетворяется тут же. Оно может подавляться крупным конфликтом вследствие наркотизации; конфликт же, не связанный причинно со злоупотреблением, напротив, обостряет влечение. Часто госпитализация (особенно первая) в наркологическую клинику приводит к исчезновению влечения, и, если у больного еще не сформирован абстинентный синдром, это затрудняет диагностику. Однако в последующем, особенно под провоцирующим воздействием общения с наркоманами, влечение актуализируется.

Обсессивное влечение может погаснуть, если у больного появилось новое сильное увлечение чем-нибудь (не наркотиками) и он находится в состоянии положительного эмоционального насыщения.

Обостряется влечение при неприятных переживаниях, не связанных с наркотизацией, а также при включении условно-рефлекторных механизмов: при встречах с людьми, знакомство с которыми связано с наркотизацией, при посещении мест, где доставались и принимались наркотики, при разговорах на темы о наркотиках и ассоциированных с ними представлениях.

Обсессивное влечение к наркотику - один из ранних симптомов наркомании, но его бывает трудно выявить, если у больного есть установка на диссимуляцию. Будучи одним из первых симптомов, обсессивное влечение одновременно и самый длительный, трудноустранимый симптом. С течением болезни, по мере усложнения симптомокомплексов, он может отступить на задний план, заслоняемый, в частности, компульсивным влечением или абстинентным синдромом. Однако в ремиссии, когда снята острая симптоматика и состояние больного вполне благополучно, оказывается, что обсессивное влечение продолжает существовать - часто в той же степени выраженности, что и до лечения. Во многих случаях оно оказывается единственной причиной безуспешности усилий и врача, и самого больного, причиной рецидива.

Влечение патологическое — чрезмерное стремление к удовлетворению какой-либо потребности вопреки потенциальной или реальной опасности его для здоровья и нормальным отношениям с окружающими. Патологическое влечение к приему наркотика составляет основу психической и физической зависимости от него. Патологическое влечение может принимать формы влечения обсессивного, импульсивного или компульсивного (см. соответствующие статьи).

Влияние стимуляторов на память — сказывается скорее отрицательным образом, чем положительно, вопреки расхожему бытовому мнению.

Прием амфетамина помогает, например, учащемуся выдержать многочасовую интенсивную подготовку к экзамену, включая целую ночь, и при этом запомнить большое количество учебного материала. Но потом оказывается, что большую часть усвоенной информации трудно вспомнить без дополнительного приема того же наркотика. Кроме того, некоторые исследования показали, что стимуляторы уменьшают возможность решения сложных задач.

 

Внешние признаки гашишного (каннабиноидного) опьянения — имеют некоторые отличительные особенности, значимые для диагностики (Пятницкая И.Н., 1994).

У принявших гашиш обычно возникает веселое состояние, сопровождающееся неудержимыми приступами смеха, явно несоответствующими ситуации. Опьяневший беспечен, легковесен в своих поступках и действиях, он не оценивает всерьез реальную обстановку, решения принимаются быстро, без раздумий. Однако веселое состояние может легко перейти в агрессивность, иногда возникают беспричинные драки.

Движения неестественны, их координация нарушена. Речь «заплетающаяся». Из-за нарушенного восприятия, когда малые предметы кажутся огромными, а большие - малыми, он делает неестественно крупные шаги, перешагивая через что-нибудь, а пытаясь что- либо взять, широко разводит руки и т. п.

Проявления вегетативной симптоматики в значительной мере зависят от качества и количества принятого наркотика и от фазы опьянения. Поэтому возможны как расширение зрачков, пастозность, покраснение лица, так и сужение зрачков, бледность. Характерны покраснение склер, блеск глаз. Иногда ощутим характерный запах конопли.

 

Внешние признаки наркотического опьянения

— хотя и различаются определенной спецификой при употреблении разных видов наркотических средств, однако есть и некоторые наиболее типичные общие черты. К ним можно отнести следующее (Пятницкая И.Н., 1994):

-           внешний вид и поведение, в той или иной мере напоминающие состояние алкогольного опьянения, но при отсутствии запаха алкоголя изо рта;

-           явно несоответствующие ситуации эмоциональные проявления: беспричинное веселье, смешливость, болтливость, злобность, агрессивность и т. д.;

-           изменение речи: ее ускорение, подчеркнутая выразительность или же, наоборот, замедленность, невнятность, нечеткость речи («каша во рту»);

-           изменение двигательной активности: повышенная жестикуляция, избыточность движений, неусидчивость или же, наоборот, обездвиженность, вялость, расслабленность, стремление к покою (независимо от ситуации);

-           изменение координации движений: нарушение их плавности, скорости, соразмерности (в виде размашистости, резкости, неточности), неустойчивость при ходьбе, покачивание туловища даже в положении сидя (особенно явно при закрытых глазах); всегда нарушен почерк;

-           изменение цвета кожных покровов: бледность лица и всей кожи или, наоборот, покраснение лица и верхней части туловища;

-           блеск глаз; сильно суженные или сильно расширенные зрачки, не реагирующие на свет;

-           изменение слюноотделения: повышенное слюноотделение или, наоборот, сухость во рту, сухость губ, осиплость голоса.

Для маскировки наркотического опьянения наркоманы и токсикоманы нередко «для запаха» полощут рот спиртным. В этих случаях все равно возможно правильное суждение об их состоянии (степень опьянения явно «больше силы запаха», а главное - картина опьянения при внимательном наблюдении отличается от алкогольного), причем попытка маскировки свидетельствует уже о некотором личном опыте или общении с опытными больными-наркоманами.

(По отдельным группам наркотиков см.: Внешние признаки гашишного опьянения; Внешние признаки наркотического опьянения ингалянтами; Внешние признаки наркотического опьянения при приеме снотворных и успокаивающих средств; Внешние признаки опьянения опиатами в условиях клиники; Внешние признаки употребления опиатов в бытовой обстановке; Внешние признаки опьянения психоделическими препаратами; Внешние признаки опьянения стимуляторами.)

 

Внешние признаки наркотического опьянения ингалянтами (Пятницкая И.Н., 1994) — чаще соответствуют тому, что опьяневший находится под влиянием галлюцинаторных переживаний при помраченном сознании. Обычно он производит впечатление заинтересованности в них и удовольствия от их восприятия. Но галлюцинации могут носить устрашающий характер, соответственно меняется и поведение.

Глаза кажутся «сумасшедшими» и остекленевшими из-за выраженного блеска и расширения зрачков.

Возможно непродуктивное состояние, напоминающее алкогольное опьянение: приподнятое настроение, беспричинный смех, безудержное веселье или оглушенность. Опьяневшие могут быть заторможены, не сразу отвечают на вопросы, не понимают сложных вопросов, речь при этом замедленная, смазанная, невнятная.

Кожа гиперемирована, на конечностях иногда заметна мраморность. Лицо, особенно нос, отечное, дыхание через нос затруднено, возможны носовые кровотечения. Вокруг губ, в уголках рта видима красная полоса раздражения, язык с толстым серо-желтым налетом.

Походка шаткая, координация движений нарушена. Возможен тремор пальцев рук, закрытых век и даже головы.

От тела или одежды даже на значительном расстоянии ощущается резкий «химический» запах, который может сохраняться 1 -2 дня.

 

Внешние признаки наркотического опьянения при приеме снотворных и седативных средств (Пятницкая И.Н., 1994) — напоминает алкогольное опьянение. Бросается в глаза повышенное настроение, но оно быстро меняется - от оживления, болтливости, многоречивости до раздражительности, обидчивости, агрессивности по незначительному поводу или даже без повода. Опьяневший может стать назойливым, «приставучим» (как при алкогольном опьянении старых пьяниц), многократно повторяет одно и то же. Речь невнятная, неразборчивая.

Походка шатающаяся, при ходьбе опьяневший опирается на стены, хватается за разные предметы, роняет их, но не обращает на это внимания, а при попытке поднять может упасть и сам. Все движения грубые, размашистые: пытаясь что-либо взять со стола, опьяневший слегка замахивается, но не попадает в нужное место; при попытке выполнить мелкие движения, требующие большой точности, проявляет суетливость, совершает массу сопутствующих, ненужных движений, прилагает больше или меньше усилий, чем требуется.

Может наблюдаться стремление к деятельности, но она непродуктивна, поскольку опьяневший бестолков, плохо осмысливает происходящее, не ориентируется в ситуации, все его реакции замедлены.

С утяжелением опьянения выражение лица становится бессмысленным, «отупевшим», амимичным, губы обвисают, глаза полузакрыты, взгляд застывший. Опьяневший не отвечает на вопросы или отвечает невпопад после длительной паузы, не реагирует на события, происходящие вокруг. Мышцы тела расслаблены. Зрачки расширены, лицо пастозное, с повышенным сало- и слюноотделением, язык покрыт желто-коричневым налетом.

 

Внешние признаки опьянения опиатами в условиях клиники (Пятницкая И.Н., 1994) — соответствуют повышенному, благодушному настроению принявшего тайком наркотик, состоянию приятной истомы и покоя. Опьяневший безмятежно улыбается, вял, расслаблен, малоподвижен, стремится, чтобы его оставили в покое. Если его потревожить, то он выходит из этого состояния, но в отличие от алкогольного опьянения и интоксикации другими наркотическими средствами не проявляет грубости, злобности, агрессивности. Он охотно разговаривает с персоналом и отвечает на вопросы. Мимика и жестикуляция выразительны, речь быстрая, внятная. Нарушения речи и координации движений не заметны. Наиболее достоверные внешние признаки опийного опьянения - сужение зрачков (даже при пониженном освещении зрачки не расширяются) и бледность лица и всей кожи. Характерны также сухость кожи и сухость во рту. У начинающих наркоманов может наблюдаться зуд кожи лица (особенно кончика носа и за ушами) и верхней половины туловища.

 

Внешние признаки употребления опиатов в бытовой обстановке — дают возможность человеку, не обладающему специальными знаниями, с большой вероятностью предположить факт приема опийного наркотика близким ему человеком.

У опьяневшего от опийного наркотика проявляется необычная сонливость в самое неподходящее время. Если оставить его в покое, он начинает клевать носом и засыпать в любой позе, периодически просыпаясь. Если его окликнуть, он сразу включается в разговор, как будто не спал. Засыпая, он может забыть о сигарете в руке, выронить ее либо обжечь руку. Поэтому у наркоманов со стажем часто видны на одежде дырки с обгоревшими краями.

Вместе с тем его бывает трудно уложить спать «по- нормальному» (т. е. в кровать с выключенным в комнате светом) до самой поздней ночи (иногда до 2-4 часов ночи).

Для него характерна замедленная речь, слова он растягивает, начинает говорить о теме, которую уже обсудили и забыли, несколько раз может рассказывать одно и то же. Но может быть и оживленным, остроумным, легким в общении.

Он производит впечатление крайне рассеянного или задумчивого, при этом и необычно добродушного, покладистого, сговорчивого и предупредительного человека.

Однако он стремится уединиться, лучше в отдельной комнате, при этом включить там телевизор или видео и заснуть. Но иногда, наоборот, желает быть в обществе, даже если его и не просят, и становится навязчивым и назойливым.

Очень важным признаком является чрезвычайная суженность зрачков, которые совершенно не расширяются в темноте, поэтому острота зрения при сумеречном освещении заметно снижается.

Кожа бледная, сухая и теплая. Болевая чувствительность снижена, человек, принявший опийный наркотик, может сильно обжечься о сигарету или горячую сковороду, не почувствовав боли.

Состояние опийного опьянения держится не более 8-12 часов, а иногда продолжается всего 4-5 часов. Когда оно постепенно пройдет, может развиться синдром отмены («ломки» на жаргоне наркоманов). В это время наркоман становится крайне беспокойным. Он напряжен, раздражителен без причины, нервничает. Ему необходимо найти наркотик, поэтому он нетерпелив, названивает кому-то по телефону, внезапно уходит из дому. Если к нему пристать с вопросами, он вспылит и нагрубит.

Начинающие наркоманы, еще не имеющие тяжелой физической зависимости, способны переносить «ломку» на ногах. В этом случае они могут казаться в глазах родных больными. Действительно, картина опийной абстиненции в легкой форме напоминает острое респираторное заболевание или расстройство желудка.

Состояние абстиненции начинается с резкого расширения зрачков, вялости, общего недомогания, озноба, сильной потливости и сниженного настроения. Наркоманы кутаются в теплые вещи, включают обогреватели, даже если дома не холодно. Их мучает насморк, а некоторые постоянно чихают. Многих тошнит, а в тяжелых случаях может начаться рвота. Болит живот, у некоторых бывает частый жидкий стул. В это время наркоманы почти не спят по ночам. Лежать неподвижно они не могут, хотя и стараются. Переносить терпеливо такое состояние (а пройдет не менее 4 суток, пока станет полегче) могут лишь те, кто-либо недолго злоупотребляет наркотиком, либо те, кто пользуется поддержкой и заботой родных. Обычно наркоман не выдерживает и его «болезнь» внезапно проходит ранее срока; значит, он «подкололся».

 

Внешние признаки опьянения психоделическими препаратами (Пятницкая И.Н., 1994) — характерны для помраченного состояния. Осмысление опьяневшим происходящего вокруг затруднено; он не воспринимает окружающую обстановку или воспринимает ее искаженно, не понимает обращенной к нему речи, не может ответить на самые простые вопросы (например, который час, день недели, где он находится и пр.), подыскать нужное слово, связать слова в предложения. Опьяневший говорит невпопад, внезапно умолкает, начатая им фраза обрывается на полуслове. Он как бы погружен в себя, в свои ощущения.

Разнообразные галлюцинации вызывают у него обычно не страх, а интерес, любопытство, что отражается в мимике. Галлюцинации носят «осязаемый» характер. Лица окружающих людей кажутся ему искажёнными, и он с интересом разглядывает их. Могут быть и ложные узнавания - случайный собеседник принимается за знакомого.

Отсутствует желание двигаться. Движения вялые, некоординированные. Кожные покровы бледные, слизистые оболочки сухие. Зрачки широкие, характерна «мутность» глаз.

 

Внешние признаки опьянения стимуляторами (Пятницкая И.Н., 1994) — полностью соответствуют характеру этих препаратов. Опьяневший крайне подвижен, не может усидеть на месте, движения его быстрые, порывистые, избыточные, нескоординированые. Опьяневший излишне жестикулирует, громко разговаривает. Он весел, оживлен, общителен, беспричинно смеется.

Речь быстрая, непоследовательная. Наблюдается бессмысленная суетливость, навязчивость с разговорами, стремление поделиться своими необычными ощущениями.

Кожные покровы бледные. При внутривенном приеме стимуляторов заметны чрезвычайно много следов введения наркотика (они напоминают обильные

высыпания).

Характерна сухость слизистых оболочек с постоянным облизыванием губ; язык яркий, блестящий.

Зрачки, глазные щели расширены, глаза блестят, что придает специфическое «безумное» выражение лицу.

Отмечаются тахикардия, сосудистая гипертензия, мышечный гипертонус.

 

Внешний вид опийного наркомана вне интоксикации — достаточно характерен, особенно при длительном стаже наркотизации (Пятницкая И.Н., 1994).

Человек, длительное время злоупотребляющий опиатами, обычно выглядит старше своего возраста, с преждевременным поседением и облысением. Волосы тусклые, ломкие, теряют свой блеск. Ногти ломкие. Кожные покровы сухие, бледные, с характерным желтушным оттенком, какой бывает у больных с заболеваниями печени. Видны многочисленные морщины на лице. Очень характерно разрушение зубов, вплоть до выпадения. Через 5-7 лет наркотизации у многих молодых больных, еще находящихся во 2-й стадии заболевания, отсутствует большинство зубов.

Типичны изменения вен после многочисленных инъекций. Вены утолщены в виде толстых жгутов, по ходу которых отмечается снижение чувствительности. Происходит заращение русла вен. Часты флебиты. По ходу вен нередко наблюдаются многочисленные рубцы после нагноения и абсцессов. Особенно частыми и грубыми бывают такие изменения вен при употреблении самодельных опийных препаратов.

Наблюдается постепенное падение массы тела, а при длительной наркотизации - выраженное истощение больных («кахексия морфинистов»). Дефицит может достигать 7-10 кг и более.

 

Внешность наркомана типичная — проявляется в некоторых достаточно общих для большинства наркоманов внешних чертах, которые формируются при длительном злоупотреблении наркотиками. Они заметны и при наличии некоторых специфичных для конкретного вида наркотика особенностей.

Для «закоренелого» наркомана, например, характерны: отрешенный взгляд; невнятная, «растянутая» речь; неуклюжие и замедленные движения (при отсутствии запаха алкоголя изо рта); часто - неряшливый вид; сухие волосы; отекшие кисти рук; темные, испорченные зубы; длинные рукава одежды - всегда, независимо от погоды и обстановки (скрывают следы уколов на руках); часто - сутулая осанка; повышенная раздражительность, резкость и непочтительность в ответах на вопросы; явное стремление избегать представителей власти.

Совершенно однозначно выдают наркомана многочисленные следы от уколов. Они видны как множественные красные точки по ходу вен на руках, которые нередко сливаются в синевато-багровые тяжи («дорожки»), Их можно заметить также на тыльной стороне кистей, когда вены на сгибе локтей становятся непригодными для инъекции. Вообще наркоманы со стажем делают себе инъекции куда угодно, их следы можно обнаружить во всех областях тела, не исключая кожи на голове под волосами.

(См. также Внешний вид опийного наркомана.)

Син: Габитус наркомана.

 

Вождение транспорта в состоянии наркотического опьянения, см. Управление транспортом под воздействием психоактивных веществ.

 

Возрастные особенности наркологических заболеваний, см. Подростковая наркомания и Наркомания в позднем возрасте.

 

«Входных ворот» теория (англ, gateway theory) — утверждает, что употребление легальных психоактивных веществ (например, алкоголя) или так называемых «легких» наркотиков (например, марихуаны) повышает предрасположенность к употреблению «тяжелых», более опасных наркотиков (например, героина). Вещество, открывающее путь в эти «ворота», называют «инициирующим». Место рождения такой гипотезы - США. Предполагается, что человек, получивший искусственное удовольствие с помощью одного вещества, будет стремиться получить еще более сильные ощущения удовольствия от другого вещества. В качестве доказательства обычно приводится наблюдение, что многие потребители героина или кокаина ранее употребляли марихуану. Утверждается также, что курение марихуаны провоцируется курением табака, употребление экстази ведет к нюханию кокаина и инъекциям амфетаминов.

Противники этой гипотезы считают, что наблюдающиеся факты перехода от легких наркотиков (марихуаны) к «тяжелым» не говорят об обязательности такого перехода, поскольку в американском обществе вообще весьма распространено употребление каннабиса. По мнению Американского института медицины, исследования показали, что употребление марихуаны часто предшествует употреблению тяжелых наркотиков, но нет неопровержимых доказательств того, что марихуана действует как «входные ворота». Приводится расчет, основанный на данных «Национального обследования населения на употребление наркотиков» в США за 1994 г., согласно которому из 100 человек, пробовавших марихуану, лишь один становится регулярным потребителем кокаина. Другим контраргументом служит тот исторический факт, что широкая распространённость употребления алкоголя на протяжении всего XIX века при легальной доступности опийных и других наркотиков не приводила к массовому распространению наркомании.

Дискуссии по поводу данной «теории» (известной также как «гипотеза ступенек» - stepping-stone hypothesis) продолжаются.

Син.: гипотеза ступенек.

 

Выведение каннабиноидов из организма — зависит от размеров принятой дозы, способа введения и индивидуальных особенностей организма.

При курении препаратов конопли каннабиноиды быстро всасываются легкими в течение нескольких минут, достигая максимальной концентрации в крови через 5-30 минут с последующим быстрым снижением за счет распределения по тканям и процессов метаболизма. При пероральном введении (через рот) концентрация этих веществ нарастает медленно, она достигает максимальных значений через 1,5-3 часа.

Основной психоактивный каннабиноид - дельта-9- тетрагидроканнабинол (ТГК), попадает в мочу преимущественно в виде неактивного метаболита - 11-нор- 9-карбокси-дельта-9-ТГК-кислоты и ее конъюгата с глюкуроновой кислотой. Некоторые из метаболитов ТГК активны, а 11-гидрокси-дельта -9-ТГК даже превосходит его по своей фармакологической активности, но образуется в малых количествах.

За 5 дней выводится 80-90% принятой дозы ТГК, в том числе 20% - с мочой в виде метаболитов, остальная часть - в виде конъюгатов с глюкуроновой или серной кислотой.

У хронических наркоманов иммуноферментным методом можно выявить метаболиты ТГК (на уровне более 20 нг/мл) в период до 77 дней после последнего употребления, а у умеренных потребителей - до 29 дней.

 

Выведение кокаина из организма и его наличие в продуктах выделения — зависит от размеров принятой дозы и индивидуальных особенностей организма. Время полувыведения неизмененного кокаина составляет в среднем от 1 б до 90 минут.

В неизмененном виде выводится с мочой лишь от 1 до 9% введенной дозы кокаина, что позволяет обнаруживать его в моче только в течение нескольких часов. Более значительные количества кокаина и в течение более длительного времени выводятся с мочой в виде его метаболитов. Среди них преобладают бензоилэкгонин и метиловый эфир экгонина. При интраназальном приеме кокаина гидрохлорида в дозе 1,5 мг/ кг бензоилэкгонин обнаруживается в моче в течение 72-144 часов. В случае более высоких доз или длительного употребления кокаина можно обнаружить в моче его метаболиты в сроки до 10 дней.

Заметная часть выделяемого в неизмененном виде кокаина выделяется с потом, и небольшое его количество попадает в пот в виде метаболитов. Кокаин появляется в поте спустя 1 -2 часа после приема и достигает максимальной концентрации через 24 часа.

Исследование волос позволяет спустя значительно более продолжительное время (спустя несколько месяцев) обнаруживать факт употребления кокаина с использованием хромато-масс-спектрометрии.

См. также Выведение наркотиков из организма.

 

Выведение морфина из организма — зависит от размеров принятой дозы и индивидуальных особенностей организма. При внутривенном введении морфина максимальная его концентрация в головном мозге и максимальный фармакологический эффект достигаются через несколько минут, при подкожном и внутримышечном введении - через 15 минут. В дальнейшем содержание морфина в крови резко падает. Время полувыведения морфина составляет 2-3 часа.

Около 80% введенной дозы морфина выделяется с мочой в течение 8 часов. После парентерального введения морфина за 24 часа выделяется с мочой до 85- 90% введенной дозы, из которых 2-12% - в виде свободного морфина, 65-70% - глюкуронида морфина, до 10% - сульфатных конъюгатов морфина, 1% - нор- морфина и 3% - глюкуронида норморфина. При пероральном приеме (через рот) спустя 24 часа с мочой выводится 64-90% дозы, причем менее 3% - в виде неизменённого морфина.

Чувствительными методами следы принятого морфина и его метаболитов можно обнаружить в моче спустя 72-100 часов. Факт приема морфина (а также героина или кодеина, которые при метаболизме превращаются в морфин) можно установить спустя и более длительное время (до нескольких месяцев) путем определения его в волосах с помощью хромато-масс-спектрометрии.

См. также Выведение наркотиков из организма.

 

Выведение наркотиков из организма — может происходить в неизмененном виде или в виде продуктов их метаболизма. Главную роль в метаболизме наркотиков играют ферменты печени. Частичному разложению наркотики подвергаются в пищеварительном тракте, а также в почках. Некоторые метаболиты наркотиков фармакологически активны и могут вызывать побочные эффекты. Например, ближайшие метаболиты диазепама сами обладают психотропным действием, причем один из них удаляется из организма медленнее, чем сам диазепам.

Главный орган, отвечающий за удаление из организма наркотиков и их метаболитов, - почки. Наркотики могут удаляться также с потом, с выдыхаемым воздухом и с фекалиями. Наркотики попадают и в материнское молоко, и, хотя выводимое таким образом количество наркотика мало, младенец подвергается серьезному риску.

Время выведения конкретных наркотиков различается значительно. Быстрее всего организм освобождается от кокаина - за время от нескольких часов до нескольких дней. Опиаты могут задерживаться в организме от нескольких дней до нескольких недель. Наибольшее время занимает освобождение организма от препаратов конопли и барбитуратов, а также бензодиазепинов - от нескольких недель до нескольких месяцев.

См. также: Выведение каннабиноидов из организма; Выведение кокаина из организма; Выведение морфина из организма.

 

Выздоровление от наркотической зависимости

— избавление от патологического влечения к наркотику, что означает полный отказ от его употребления. Как правило, это весьма длительный процесс, требующий помощи различных специалистов на разных его этапах, а со стороны больного - осознания болезни, активного стремления к избавлению от зависимости и готовности к необходимым изменениям жизненного стиля. Оказываемая больному помощь обычно включает: специфическое медикаментозное лечение (для купирования психопатологической симптоматики, с предварительной, при необходимости, детоксикацией); целенаправленное психотерапевтическое воздействие; применение различных форм соматической, психологической и социальной реабилитации.

Результаты лечения зависят от стадии наркотической зависимости и вида наркотика, от личностных особенностей и социальных навыков у больного, от имеющихся у него физических, психологических и социальных проблем, носящих нередко стрессовый характер.

Предложено подразделять длительный процесс выздоровления на ряд стадий (Сирота Н.А., Ялтонский В.М., 2000).

Первая, переходная (транзиторная) стадия начинается тогда, когда индивидуум, переживая негативный опыт наркотизации, безуспешно пытается установить контроль над употреблением наркотика. Следующая стадия - стабилизации - это осознание необходимости полного прекращения употребления наркотика, поиск возможностей справиться с психическим состоянием, отражающим потребность немедленно получить наркотик, признание себя больным и необходимости обращения за медицинской помощью. Далее идет ранний период выздоровления, в котором формируется понимание природы своей зависимости, представление о процессе выздоровления, осознание важности установления нового жизненного стиля, свободного от наркотиков, и прекращения контактов с лицами, употребляющими наркотики. Выздоравливающие должны быть включены в психотерапевтические программы (в том числе программы «когнитивного развития»), а также эмоциональные и поведенческие тренинги. Этот период длится от 1 до 2 лет. Основной причиной срыва на этой стадии является бедность социальных и психологических навыков преодоления жизненных стрессов, недостаточность социально-поддерживающей среды, скудность навыков, необходимых для построения свободного от наркотиков жизненного стиля. Средний период выздоровления означает развитие и утверждение социально эффективного поведения, свободного от наркотиков. Программа выздоровления в этом периоде ориентируется на восстановление утраченных или построение не имевшихся ранее связей с семьей; постановки новых профессиональных, социальных и личностных целей, определения своей социальной позиции. Пациенты продвигаются от защищающей их среды, от поддерживающих групп, выздоравливающих к более независимому и свободному жизненному стилю. В этот период они обучаются навыкам разрешения реальных жизненных проблем. В позднем периоде выздоровления продолжается процесс развития жизненного стиля, свободного от наркотиков, главным при этом является так называемая «самоактуализация», понимаемая как процесс переоценки и формирования новых ценностей и целей в связи с адаптацией к социальной среде (семье, среде сверстников, профессиональной, культурной среде). У многих выздоравливающих это становится наиболее актуальным на 3-5-м году выздоровления. Поддерживающая стадия выздоровления - это личностный рост с преодолением трудностей запоздалого взросления и успешным управлением повседневными жизненными проблемами. Притом больному наркоманией надо свыкнуться с мыслью, что этот период выздоровления простирается для него на всю оставшуюся жизнь. В этом периоде также возможны срывы и возврат к употреблению наркотиков, 8 том числе под воздействием таких факторов, как неожиданные столкновения с тяжелыми физическими, психологическими и социальными проблемами, недостаточная развитость стратегии поиска социальной поддержки и неразвитость социально- поддерживающих структур.

Поскольку даже в случае достижения устойчивого отсутствия патологического влечения к наркотику нет абсолютной гарантии от возврата к его употреблению, в наркологии принято говорить не о полном «выздоровлении», а о состоянии «устойчивой ремиссии».

 

Вьюнок пурпурный, см. Ипомея пурпурная.