Наши научные консультанты и партнёры

С

Tags:Сальвия,«Сгорание» абстинентного синдрома в психозе,Седативно-снотворные средства,Седативные средства Седуксен,Сексоголизм, Сексуальная аддикция,Семена розы гавайской,Семьи отечества в действии,«Семья» наркоманов,Сенестопатии,Сепсис,Серотонин,Сеть оповещения о злоупотреблении наркотиками, Сибазон,Сиднокарб,Сиднофен,Сильнодействующие вещества,Симпатомиметики, Симптоматическая наркомания,Симптом «замещающего шума»,Симптом редупликации галлюцинаций,Синанон,Синдром зависимости,Синдром измененной реактивности,Синдром «неустойчивого равновесия» при опийной наркомании,Синдром обсессивного влечения,Синдром «опухших рук»,Синдром отмены,Синдром потери мотивации,Синергизм,Синергизм наркотиков,Синтезированные наркотики, «Сирийская рожь»,«Система вознаграждения»,Системно ориентированная теория зависимости от наркотика,Ситуации высокого риска рецидива употребления наркотиков,  Склонение к потреблению наркотических средств или психотропных веществ,Скополамин,Сленг наркоманов,Служба наркологическая,Смолка, Снижение вреда,Снижение толерантности, Снотворные средства,Снотворных средств взаимодействие с алкоголем,Созависимость,Соломка маковая,Солутан,Соматические расстройства вследствие длительного употребления опиоидов,Сомбревин,Сомнолен,Сон медикаментозный, Сообщества наркоманов терапевтические,Сопор,Социальная теория зависимости от наркотиков,Социальные последствия наркомании,Сочетание алкоголизма со злоупотреблением седативными и снотворными средствами,Сочетание алкоголизма с эпизодическим приемом опиатов,Сочетание наркомании (алкоголизма) с выраженной соматической патологией как неотложное состояние,Сочетание наркотической зависимости с другими психическими расстройствами,Сочетание наркотической зависимости с другими психическими расстройствами у подростков, Сочетание опиоидной зависимости с употреблением алкоголя,Сочетание приема алкоголя и седативноснотворных средств,Сочетание приема алкоголя с бензодиазепинами - вызывает выраженную психическую и двигательную заторможенность угнетение дыхания, Сочетание шизофрении с зависимостью от опиоидов,Сочетанная зависимость,Сочетанное злоупотребление алкоголем и диазепамом,Сочетанное употребление опиоидов и психостимуляторов,Сочетанное употребление опиоидов и транквилизаторов,Союз за каннабис в лекарствах,Спидболл,СПИД и употребление наркотиков,Спортивная аддикция,Спорынья,Способы введения психоактивных веществ в организм,Способы употребления опиоидных наркотиков, Стадии зависимости по адаптированному (российскому) варианту МКБ-10,Стадии изменения поведения больного,наркоманией при преодолении зависимости от наркотиков по Прохазка,Стадии наркомании/токсикомании по И.Н. Пятницкой,Стадии употребления психоактивных веществ, Стадол,Статистическая условная суточная доза (СУСД),Стимуляторы,Стимуляторы ЦНС и алкоголь,Стратегия сдерживания,«Страх абстиненции»,Страх бессонницы,«Страх третьего дня»,Стрельчука классификация морфинизма,Субкультура наркотическая,Судороги, связанные с алкоголем, наркотиками или другими психоактивными веществами,Сужение репертуара употребления алкоголя или наркотиков,«Султыга»,Суфентанил,«Сухая ломка»,Синдром при опийной наркомании,«Сыворотка правды».



Сальвия (Salvia divinorum) — растение рода шалфеев, обладающее галлюциногенным действием. Традиционно использовалась в духовной практике мексиканскими индейцами мацатек для создания мистических галлюцинаторных переживаний. Представляет собой полукустарник высотой более 1 м, с зазубренными овальными листьями длиной 10-15 см и цветами в виде нежно-белых венчиков с пурпурными чашечками. В диком виде произрастает главным образом в труднодоступных районах севера Мексики на высоте 750-1500 м над уровнем моря; любит влажность и рассеянный свет. Поддается домашнему выращиванию черенковым способом. В отличие от галлюциногенных грибов и кактуса сальвия в свое время не попала в поле зрения испанских покорителей конкистадоров в XVI—VII вв. До недавнего времени это растение было почти неизвестно специалистам, в научной литературе оно было упомянуто впервые в 1939 г., а ботаниками описано лишь в 1962-м.

Как было установлено в 1993 г. (DJ. Siebert), главным действующим веществом сальвии является сальвинорин А, относящийся к классу терпеноидов. Это сильнейший галлюциноген, потенциал которого в 10 раз превышает таковой у псилоцибина. Имеет крайне низкую пороговую дозу (100-200 мкг), сопоставимую с ЛСД. Прием препарата, содержащего сальвинорин А, вызывает обильные зрительные галлюцинации в виде ярких, как правило, двумерных объектов, явления дереализации и деперсонализации. Возможен неконтролируемый дурашливый смех. В отдельных проявлениях эффект похож на действие кетамина и ЛСД, но в целом оценивается как уникальный. Длительность состояния опьянения при разовом приеме составляет от 0,5 до 1 часа.

Употребляется сальвия путем жевания свежих листьев, курения (в трубке) или заваривания сухих листьев. Для достижения галлюциногенного эффекта средняя разовая доза при жевании составляет от 6 до 60 свежих листьев. Ощутимый эффект появляется уже после 10-минутного жевания восьми больших листьев (около 3 г). При курении доза ниже, первые эффекты появляются через минуту, достигают максимума через 5-6 минут и продолжаются около 30 минут. Как и в случае с другими сильными галлюциногенами (например, ЛСД), потребители рекомендуют, чтобы прием сальвии совершался под присмотром опытного лица

Употребление сальвии с целью одурманивания стало достаточно широко распространяться в последнее десятилетие в европейских странах благодаря пробелам в законодательствах по контролю над наркотическими и психотропными средствами. Выращивание сальвии, продажа и употребление полученных из нее продуктов были до недавнего времени полностью легальными, в том числе в России. Экстракт растения различной концентрации и высушенные листья распространялись по почте преимущественно посредством интернет-магазинов, предоставлявших широкий выбор как обработанных продуктов растения, так и саженцев для самостоятельного выращивания. Образовались даже домашние «Клубы любителей сальвии», в том числе в России. В 2008 г. сальвия и сальвинорин А были внесены в список контролируемых веществ в Австралии, Бельгии, Германии, Дании, Италии, Испании, Финляндии, Швеции, Эстонии, Японии й США.

Сальвия является психоактивным компонентом некоторых так называемых «курительных смесей» (см.), получивших в последние годы широкое распространение в ряде стран, в том числе в России.

Постановлением правительства РФ от 31 декабря 2009 г. № 1186 г. сальвия (под наименованием «Шалфей предсказателей»), как и сальвинорин А, была внесена в Список I «Перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации» с соответствующим запрещением их оборота. Курительные смеси, содержащие сальвию, также запрещены.

Син.: шалфей предсказателей.

 

«Сгорание» абстинентного синдрома в психозе — образное выражение, относящееся к случаям, когда по выходе из абстинентного психоза у опийных наркоманов не проявляются симптомы абстиненции. Абстинентный синдром как бы «сгорает» в психозе (Пятницкая И.П., 1994).

 

Седативно-снотворные средства — сборная группа психоактивных веществ», включающая седативные и снотворные средства (МКБ-10, F-13).

Практически все препараты, применяющиеся для успокаивающего (седативного) воздействия, облегчают наступление сна, и, наоборот, препараты, использующиеся непосредственно для вызывания сна, обладают также седативным эффектом. Поэтому многие из них фигурируют как в списках лекарств, назначаемых в качестве седативных средств (см.), так и в списках снотворных средств (см.).

Сюда относятся: бромиды, препараты валерьяны, барбитураты, транквилизаторы бензодиазепинового ряда, ноксирон (глютетимид), мепробамат (см. соответствующие статьи) и др. Многие из них при систематическом употреблении способны вызвать болезненную зависимость, как психическую, так и физическую. Абстинентный синдром при отмене некоторых препаратов может принимать тяжелые формы (особенно у барбитуратов). Типичными симптомами являются: нарушения статики и координации движений; тремор языка, век, вытянутых рук; тошнота и рвота; тахикардия; психомоторное возбуждение, дисфория, параноидная настроенность; бессонница; головная боль, чувство недомогания и слабости, боли в крупных суставах; возможны судорожные припадки.

Началом целенаправленного применения седативно-снотворных средств можно считать введение в лечебную практику препаратов брома в 1750-х гг. После появления в 1903 г. одного из первых барбитуратов - веронала его клинический и коммерческий успех стимулировал создание в дальнейшем свыше двух тысяч видов барбитуратов. Явление болезненного привыкания к барбитуратам было отмечено в 1930-1940-х гг. В 1950 г. некоторые барбитураты были уже определенно названы наркотиками.

Введение в клиническую практику хлордиазепоксида (либриума) в 1961 г. послужило началом широкого использования бензодиазепинов в качестве седа- тиков-транквилизаторов. Бензодиазепины имели ряд преимуществ перед барбитуратами: меньшее количество побочных эффектов, большая разница в дозах, необходимых для достижения анксиолитического или снотворного эффекта, относительно медленный рост толерантности и более слабый аддиктивный потенциал. Тем не менее в дальнейшем выяснилось, что бензодиазепины, как и барбитураты, вполне могут быть объектом злоупотребления с немедицинскими целями.

Для получения наркотического эффекта стремящимися к этому лицами избирается не всякое седативное или снотворное средство. Предпочтение отдается быстродействующим препаратам. Быстро нарастающая интоксикация сопровождается наиболее сильными эйфорическими переживаниями. Именно поэтому быстродействующие седативно-снотворные средства обладают наибольшей способностью вызывать зависимость.

Из группы барбитуратов с целью наркотического опьянения чаще используются барбамил (амиталнатрий), нембутал (этаминалнатрий), циклобарбитал (фанодорм). Из снотворных препаратов группы уреидов объектом злоупотребления обычно является бромурал, а из группы производных пиридина и пиперидина - ноксирон (глютетимид).

Среди бензодиазепинов в качестве наркотически опьяняющих средств наиболее популярны нитразепам (эуноктин, радедорм, неозепам) и диазепам (сиба- зон, седуксен, валиум, реланиум). Реже употребляются с этой целью хлордиазепоксид (элениум, либриум, тимозин), нозепам (тазепам, оксазепам). Злоупотребление седативно-снотворными средствами иных химических групп: метаквалоном, золпидемом, мепротаном (мепробаматом, кванилом) встречается в России относительно редко.

 

Седативные средства (от лат. sedatio - успокоение; англ, sedatives) — лекарственные препараты, оказывающие общее успокаивающее действие без заметного снижения физической и психической работоспособности. Препараты этой группы регулируют функции ЦНС, усиливая процессы торможения или понижая процессы возбуждения.

Как правило, они усиливают действие снотворных средств, а также обезболивающих и других средств, угнетающих ЦНС, и сами могут использоваться в качестве снотворных (см. Седативно-снотворные средства).

Давнюю историю применения имеют такие седативные средства, как препараты брома (натрия и калия бромиды, камфара бромистая) и препараты, изготовленные из ряда лекарственных растений (валерианы, пустырника, пассифлоры, пиона и др.). Существенно более выраженным седативным эффектом обладают современные транквилизаторы (см.), в том числе из группы бензодиазепина (см.), однако их применение, принявшее широкие масштабы, сопряжено с возможностью развития болезненного привыкания (токсикомании). У большинства седативных средств растительного происхождения нет этого недостатка, поэтому они продолжают широко использоваться в медицинской практике.

Син.: седатики.

 

Седуксен, см. Диазепам.

 

Сексоголизм, см. Сексуальная аддикция.

 

Сексуальная аддикция (англ, sexual addiction) — патологическая фиксация интересов в области сексуальных отношений с формированием болезненной зависимости от сексуальной активности. Рассматривается как разновидность аддикции нехимической (см.). Подобно другим видам аддикции для сексуальной аддикции характерны повторяющиеся случаи потери контроля над сексуальным поведением и продолжение такого сексуального поведения, несмотря на вредные последствия.

Описаны следующие фазы формирования сексуальной аддикции (Короленко Ц.П. и Дмитриева Н.В., 2000): 1. Фаза сверхзанятости мыслями на сексуальную тематику, носящей обсессивный характер; фантазирование на сексуальные темы с изменением восприятия многих вещей; восприятие окружающих лишь в качестве сексуальных объектов. 2. Стадия ритуализации поведения с разработкой схем, ведущих к сексуальной реализации; эти реализации становятся повседневным ритуалом, для которого резервируется специальное время. 3. Фаза компульсивного сексуального поведения с эпизодами потери контроля, вовремя которых аддикт рискует раскрыть себя или нанести себе психологический и физический вред; появление не осуществляемых обещаний остановиться и развитие комплекса неполноценности. 4. Фаза катастрофы или отчаяния, которая наступает после неприятностей, обусловленных определенными событиями в связи с сексуальной реализацией (наказание, заболевание и т. д.) с нарастанием негативного самовосприятия, депрессивных переживаний и суицидальных тенденций.

У сексуальных аддиктов описано появление при воздержании симптомов, напоминающих проявления синдрома отмены при химических зависимостях: дисфория, тревога, трудности концентрации внимания и др. Некоторые сексуальные аддикты отмечают также рост своеобразной «толерантности». При реализации зависимости посредством виртуального секса через Интернет они начинают проводить в Сети все больше времени. При обычном способе реализации у них появляется все больше сексуальных партнеров, контакты становятся все более эксцентричными и рискованными. После некоторого периода затишья возможно повторение цикла, начиная сразу с фазы компульсивного сексуального поведения.

В семье аддикция тщательно скрывается. Семейные отношения постепенно формализуются. Аддикт ведет двойную жизнь, он перестает интересоваться другими вещами, не заботится о своем здоровье, ему становится трудно преодолевать житейские трудности. Для него становится важным все время навязчиво доказывать свою состоятельность в сексуальном плане. Неуспех сексуального характера для него очень травматичен и может вызвать аутодеструктивные и агрессивные действия. Поражения могут сочетаться со злоупотреблением алкоголем и другими веществами, чтобы избавиться от неприятных переживаний. С другой стороны, прием алкоголя может способствовать запуску сексуальной реализации.

Основной формой помощи сексуальным аддиктам является психотерапия. Существуют группы взаимопощи «Анонимных сексоголиков» и «Анонимных сексуальных аддиктов», работающих по типу групп «Анонимных наркоманов» - по «программе 12 шагов» (см. Двенадцать шагов).

Син.: сексоголизм; сексуальная зависимость.

 

Семена розы гавайской, см. Гавайская роза.

 

Семьи отечества в действии (National Families in Action, NFIA) — американское частное некоммерческое общество, основной целью которого является помощь родителям по предотвращению злоупотребления наркотиками в их семьях и местном сообществе. Основано в 1977 г.

 

«Семья» наркоманов — условное название стихийно складывающейся группы потребителей наркотиков, объединенных целью добывания наркотиков и их приема в наиболее безопасных условиях. «Семья» имеет свой «дом», которым могут быть пустая квартира, подвал, чердак или какое-либо изолированное строение (гараж, сарай и т. п.). У такой «семьи» свои пути и способы добывания наркотиков, свои способы добычи денег для этого. В «семье» возможны и сексуальные отношения, обычен промискуитет, нередок гомосексуализм. В парах героиновых наркоманов наркотик употребляется часто совместно для усиления сексуальных ощущений. Со временем употребление наркотика, а не сексуальное влечение или какие-либо другие, не связанные с наркотиками интересы, становится основным фактором, определяющим отношения в таких семьях.

 

Сенестопатии — разнообразные, крайне неприятные, тягостные, иногда мучительные, неопределённые телесные ощущения (стягивания, Жжения, давления, раздражения, переливания, переворачивания, щекотания и т. д.), локализуемые на поверхности тела или во внутренних органах, которые возникают без соматических причин, доступных определению современными методами. Возникают при интоксикации некоторыми наркотическими средствами (например, кокаином).

 

Сепсис (лат. и англ, sepsis) — патологическое состояние, обусловленное поступлением в кровь микроорганизмов из местного очага воспаления, характеризующееся тяжелым инфекционно-токсическим поражением внутренних органов и систем с возможным летальным исходом. Встречается у потребителей наркотиков вследствие использования грязных игл и шприцев или загрязненных микроорганизмами растворов с наркотиком, вводимых внутривенно, и несоблюдения других правил асептики. Сепсис может развиться также из абсцесса, флегмоны или тромбофлебита, которые нередки при внутривенном употреблении наркотиков.

Син.: заражение крови.

 

Серотонин (Serotonin) — нейромедиатор, производное триптамина (5-гидрокситриптамин). Химическое название - 3-(2-аминоэтил) -1 Н-индол-5-ол. Отвечает за регуляцию эмоционального состояния, голода, страха, агрессивности, сна и др. Нарушения обмена серотонина в синапсах головного мозга приводят к появлению обманов восприятия и развитию психотических состояний.

В механизмах воздействия наркотиков на организм человека и развития наркомании изменения нормального обмена серотонина, как и других нейромедиаторов, играют одну их ключевых ролей.

Имеется определенная специфика влияния отдельных наркотиков на процессы, в которых участвует серотонин. Амфетамины воздействуют на перераспределение серотонина из синаптических везикул в цитоплазму и обратный его транспорт через нейрональную мембрану в синаптическую щель. Как и кокаин, они блокируют обратный его захват, что способствует запуску всего механизма серотонинергической передачи с конечным эффектом стимуляции. МДМА («экстази») влияет преимущественно на пресинаптические транспортеры серотонина, а его взаимодействие с серотониновыми рецепторами обусловливает галлюциногенные эффекты. Ряд галлюциногенов из группы индолалкиламинов (псилоцибин, гармалин, ЛСД, диметилтриптамин) в строении своей молекулы имеет определенное сходство с молекулой серотонина. Предположительно благодаря этому сходству они могут активизировать серотониновые рецепторы моз¬га. Поэтому их еще выделяют в группу серотонинергических галлюциногенов.

 

Сеть оповещения о злоупотреблении наркотиками (Drug Abuse Warning Network) — система сбора данных, опирающаяся на сообщения пунктов скорой помощи о случаях передозировки наркотиками. Охватывает территории 20 крупных городов США. Собираемая информация используется для отслеживания изменений в ситуации с наркотиками в целях принятия своевременных профилактических или репрессивных мер. Это касается прежде всего появления новых наркотиков и опасных форм их употребления.

 

Сибазон, см. Диазепам.

 

Сиднокарб (Sydnocarb) — психостимулирующее средство отечественного производства. По химическому строению имеет некоторое сходство с фенамином, по сравнению с которым он значительно менее токсичен. Стимулирующее действие сиднокарба развивается постепенно (отсутствует резкий начальный активирующий эффект), оно более длительно и не сопровождается эйфорией и двигательным возбуждением. Кроме того, прием сиднокарба не вызывает тахикардию, резкое повышение артериального давления и другие периферические симпатомиметические эффекты. В периоде последействия не отмечается общей слабости и сонливости.

Сиднокарб применяется у больных алкоголизмом после купирования острых абстинентных явлений при общей слабости, вялости, астеноневротических проявлениях. Он способствует оживлению интересов и социальных контактов у больных, снижению влечения к алкоголю.

Сиднокарб можно сочетать с транквилизаторами, так как он сглаживает или устраняет побочные действия, вызываемые препаратами бензодиазепинового ряда (миорелаксация, сонливость), не уменьшая при этом седативного эффекта. Наиболее показано сочетание сиднокарба с феназепамом.

Препарат обычно хорошо переносится. При передозировке возможны повышенная раздражительность, беспокойство. Возможно обострение имевшейся ранее у больных продуктивной психопатологической симптоматикой.

 

Сиднофен (Sydnophen) — психостимулирующий препарат, близкий по химическому строению к сиднокарбу (см.). Он оказывает менее сильное стимулирующее влияние на центральную нервную систему, чем сиднокарб, однако наличие у него также антидепрессивного эффекта делает сиднофен ценным препаратом для лечения астенодепрессивных состояний.

Сиднофен оказывает конкурентное, обратимое, непродолжительное ингибирующее влияние на активность моноаминоксидазы. Он усиливает действие адреналина и норадреналина, вызывает умеренное повышение артериального давления.

Может применяться при нерезко выраженных депрессивных состояниях после купирования острых абстинентных явлений, в том числе в амбулаторных условиях. Сочетается с транквилизаторами, в том числе с феназепамом, в таких же соотношениях, как и сиднокарб. Нельзя применять одновременно с трициклическими антидепрессантами и ингибиторами МАО.

В редких случаях может наблюдаться парадоксальная реакция в виде седативного эффекта.

 

Сильнодействующие вещества — юридический термин для обозначения группы веществ (в том числе лекарственных), способных оказывать опасное для здоровья и жизни действие в случае приема их в значительных дозах или при наличии медицинских противопоказаний. Имеется в виду их способность, подобно наркотическим средствам и психотропным веществам, вызывать состояние зависимости, оказывать стимулирующее или депрессивное воздействие на центральную нервную систему, вызывать обманы восприятия, нарушения мышления, поведения и т. д. Они также подлежат государственному контролю, но несколько менее жесткому по сравнению с наркотиками и психотропными веществами. Установлены определённые правила легального оборота этих веществ, в том числе для медицинского использования, нарушение которых влечет соответствующие санкции вплоть до уголовных. Приобретение сильнодействующих веществ для медицинских целей допускается только по назначению врача с использованием специально оформленных рецептурных бланков.

В соответствии со ст. 234, ч. 4 УК РФ за нарушение правил производства, приобретения, хранения, учета, отпуска перевозки или пересылки сильнодействующих веществ, если это повлекло их хищение либо причинение иного существенного ущерба, предусмотрена уголовная ответственность в виде крупного штрафа, либо исправительных работ на срок до двух лет, либо ограничения свободы на срок до трех лет, либо лишения свободы на срок до двух лет. За нарушение правил сбыта сильнодействующих веществ определена ответственность в виде лишения свободы на срок до 3 лет, а при отягчающих обстоятельствах - на срок от 2 до 8 лет.

Существует определенный порядок признания какого-либо средства, вещества или лекарственной формы «сильнодействующим веществом».

Ранее список сильнодействующих и ядовитых веществ утверждал Постоянный комитет по контролю наркотиков. Он же устанавливал и размеры норм, за которые наступает уголовная ответственность. Затем был принят закон, согласно которому перечни сильнодействующих веществ должны утверждаться правительством.

Ныне действующий «Список сильнодействующих веществ для целей статьи 234 и других статей Уголовного кодекса Российской Федерации» был утвержден постановлением правительства РФ от 29 декабря 2007 г. № 964.

В этот список, в частности, входят: андростанолон, барбитал, бенактизин, бромазепам, бротизолам, диазепам, золпидем, зопиклон, клоназепам, клонидин, лоразепам, мезокарб (сиднокарб), мепробамат, нитразепам, оксазепам, перец опьяняющий (кава-кава), спорынья, тиопентал натрия, трамадол, фенобарбитал, флуразепам, хлороформ, циклодол, и др. (всего около 90 веществ).

Полный список см. Приложение2.

 

Симпатомиметики — вещества, действие которых сходно с эффектами возбуждения симпатической нервной системы: сужение сосудов, расширение бронхов, учащение сердечных сокращений и т. д. К ним мо¬гут быть отнесены такие вещества, как кокаин, амфетамины, эфедрин, фенилпропаноламин (см.).

 

Симптом «замещающего шума» — стремление к отвлекающему внимание шуму (преимущественно музыкальному), которое наблюдается у больных опийной (героиновой) наркоманией в период острой абстиненции. Особенно это заметно в стационарном клиническом отделении: в палате у больных постоянно и одновременно включены магнитофоны, радио, телевизор, игровые приставки и т. п. Больные носят постоянно с собой и слушают аудиоплееры, спят днем под весь этот шум. Они просыпаются, если войти в их комнату и выключить аппаратуру, и сопротивляются выключению.

Объяснение этому феномену состоит в том, что стремление больных к созданию шумового фона служит своего рода «отвлекающей терапией», призванной заглушить внутренние переживания, дискомфорт, физическую боль, заполнить сенсорный голод и психическую пустоту, образующуюся после лишения наркотика. При сенсорной депривации, создающейся с выключением видео- и звуковоспроизводящей аппаратуры, больные тотчас погружаются в тягостные, труднопереносимые, прежде всего болевые, ощущения. Больные начинают настаивать на назначении еще большего количества обезболивающих и седативных средств, нередко с требованием ввести их в состояние полного бесчувствия - по сути, наркоза. 

 

Симптом редупликации галлюцинаций (Узунов Г., Божинов С., Йоцов М., Георгиев И., 1957) — наблюдается при психозах, возникающих вследствие интоксикации бромом. Речь идет о повторяемости галлюцинаторных переживаний, а не воспоминаний, как при редупликационной парамнезии, или реальных восприятий, как при симптоме повторяемости переживаний Глазова. Обычно сочетается с психосенсорными расстройствами. Галлюцинаторные образы часто окрашены в черный цвет. Характерны эмоциональная насыщенность переживаний, их неприятный чувственный оттенок.

 

Симптоматическая наркомания — наркомания, развившаяся в результате употребления наркотикосодержащего лекарственного препарата для облегчения каких-либо болезненных симптомов, вызванных соматическим или психическим заболеванием, например, для облегчения боли, смягчения состояния тревоги, беспокойства, депрессии или для избавления от бессонницы. Симптоматическую наркоманию, развывшуюся от препарата, назначенного с терапевтической целью врачом, называют также ятрогенной (см.).

Симптоматическая наркомания чаще встречается у лиц позднего возраста; в этом случае она развивается обычно медленно, малозаметно, в домашних условиях, без контакта больных с другими потребителями наркотиков (см. Наркомания в позднем возрасте). Некоторые врачи такую наркоманию называют «тихой» (см.). В рамках симптоматической наркомании наиболее распространено злоупотребление снотворными препаратами, транквилизаторами, анальгетиками.

 

Синанон (англ. Synanon) — терапевтическое сообщество больных наркоманией, основанное в 1958 г. в Калифорнии (США) Чарльзом Дедериком (С.Е. Dederich, 1913-1997) - бывшим алкоголиком, получавшим помощь в группе А.А. Основным принципом работы Синанона является «жизнь в самоанализе» (self-examined life). Каждый член сообщества на протяжении длительного периода пребывания в нем является объектом пристального внимания. На специальных групповых сеансах «рассказов правды» (truth-telling sessions) группа вступает со своим участником в сильную конфронтацию, для того чтобы исключить все его оправдания и уловки. Перекрестный допрос в группе, особенно со стороны тех, кто уже избавился от наркотической зависимости, считается эффективным способом подталкивания к самоанализу и преодолению внутреннего сопротивления больного отказу от употребления наркотиков.

Сначала срок пребывания в сообществе был два года, но вскоре Дедерик решил сделать его неопределённо долгим исходя из представлений, что реабилитация должна проводиться всю жизнь (lifetime rehabilitation concept), и даже стал создавать препятствия уходу членов сообщества, включая угрозы и насилие.

Со временем сообщество, руководимое Дедериком, стало заниматься коммерцией и, чтобы уйти от налогообложения, объявило себя в 1970-х гг. культовой организацией - Церковью Синанона (Church of Synanon). Однако ряд обвинений в противозаконных действиях вынудили Дедерика в 1978 г. уйти от руководства сообществом, деятельность которого затем пошла на спад и фактически прекратилась к девяностым годам.

Об эффективности программы Синанона можно судить по свидетельствам прошедших через нее лиц, заявлявших о наступившем избавлении от наркотической зависимости. Среди них ряд известных в США деятелей масс-культуры (музыканты, артисты и др.). Принципы реабилитационной программы Синанона или ее отдельные элементы стали использоваться другими американскими терапевтическими сообществами наркозависимых. Эти принципы, в частности, получили развитие в современной программе Delancey Street, основанной J. Maher, бывшим участником Синанона, а также в работе сети реабилитационных «школ» для подростков, известных как CEDU (Charles Е. Dederich University), созданной другим активным участником Синанона - М. Wasserman. Создатели терапевтического сообщества Daytop Village также признают, что при разработке собственной реабилитационной методики ими были учтены методы Синанона.

В Германии в 1971 г. возникло ответвление Синанона, которое функционирует до сих пор.

 

Синдром зависимости, см. Зависимость как патологический синдром.

 

Синдром измененной реактивности - один из трех малых синдромов, входящих в структуру большого наркоманического синдрома (см.), охватывающего клинические проявления наркомании (Пятницкая И.Н., 1994). Соответствует этапу развития заболевания и включает в себя следующие симптомы: изменение формы потребления (см.); исчезновение защитных реакций (см.); изменение толерантности к наркотику (см.) и изменение формы опьянения (см.).

 

Синдром «неустойчивого равновесия» при опийной наркомании — термин, характеризующий период остаточной симптоматики, отмечаемый после того, как спадает острота основных проявлений опийного абстинентного синдрома.

К остаточной симптоматике относят: периодически возникающее компульсивное влечение к наркотику; подавленное настроение; чувство неудовлетворённости; повышенный аппетит; неустойчивый ритм сна (кратковременный сон, иногда бессонница); единичное чихание; периодически возникающий озноб или потливость; боли в межчелюстных суставах в начале еды; неспособность к психической и физической нагрузке.

Эти симптомы, более выраженные по утрам, могут наблюдаться на протяжении 3-4 недель после ликвидации острых проявлений синдрома отмены. Возникает состояние «неустойчивого равновесия», когда любая резкая нагрузка (физический труд, даже переедание и др.) может привести к возвращению симптоматики, свойственной абстинентному синдрому, хотя и меньшей интенсивности.

Особенно легко рецидивируют депрессия и компульсивное влечение к наркотику, поэтому на этапе «неустойчивого равновесия» особенно большое значение имеет купирование аффективных расстройств.

Синдром обсессивного влечения (Портнов А.Е., 1959) — патологическое влечение к наркотику, характеризующееся постоянными навязчивыми мыслями о нем, подъемом настроения в предвкушении его приёма, подавленностью при отсутствии наркотика, часто сопровождающееся борьбой мотивов.

См. Влечение обсессивное.

 

Синдром «опухших рук» (англ, puffy hand syndrome) — диффузное поражение мелких сосудов верхних конечностей, которое нередко отмечается у внутривенных потребителей кустарных опиоидов с метадоноподобной активностью, реже - при злоупотреблении героином. Как правило, поражение носит локальный характер и ограничивается кистями, которые имеют отечный вид, в некоторых случаях - вид боксерских перчаток.

 

Синдром отмены (англ, withdrawal) — 1. Развитие негативного фармакодинамического действия при быстрой отмене лекарственного препарата после курсового лечения; часто проявляется обострением симптомов заболевания, по поводу которого назначался препарат. 2. То же, что Абстинентный синдром (см.).

 

Синдром потери мотивации — термин, употребляемый для обозначения снижения или потери социальной активности, включая осуществление коммуникативных функций, в результате постоянного употребления наркотиков, в том числе марихуаны.

 

Синергизм (греч. synergos - вместе действующий) — совместное действие различных веществ, взаимно усиливающее эффект действия каждого из них. Распространён в фармакологии.

 

Синергизм наркотиков — явление взаимного усиления действия наркотиков, когда эффект от принятых двух или более наркотиков превышает сумму их эффектов при раздельном употреблении.

Игнорирование явления синергизма наркотиков или других психоактивных веществ может привести к тяжелым последствием. Часто эта ситуация возникает при сочетании веществ, угнетающих центральную нервную систему. Например, одновременный прием барбитуратов и алкоголя может привести к смертельному исходу, так как эти вещества усиливают снотворное действие друг друга. Такое сочетание иногда используется намеренно для самоубийства.

 

Синтезированные наркотики (англ, synthetic drugs) — наркотические средства, изготавливаемые нелегально с помощью химических реакций в условиях лаборатории, в том числе кустарной, или на дому. Синтезируются некоторые из существующих запрещённых наркотиков или новые, еще не включенные в список запрещенных психоактивных веществ (так называемые дизайнерские наркотики - см.). Наиболее часто синтезируются стимуляторы (например, «экстази» из группы амфетаминов - см.) и галлюциногены (например, ЛСД).

Нелегальное производство синтезированных наркотиков приобрело массовый характер в западных странах в середине 1980-х гг.; в 1990-х гг. была вовлечена Восточная Европа (Польша, Чехия), а также Россия.

 

«Сирийская рожь» (англ. Syrian rye) — название, которое получили семена кустарникового растения- руты степной (Peganum harmala), произрастающей главным образом в пустынях Ближнего Востока, Индии, Монголии и Маньчжурии. Растение высотой до одного метра, с тонкими длинными листьями и белыми цветками. Плоды содержат коричневые семена с сильным запахом, в которых имеется несколько алкалоидов типа гармина (см.) с галлюциногенным действием.

«Система вознаграждения» (англ, reward system) —совокупность участков головного мозга, которые обеспечивают чувство удовлетворения (удовольствия, наслаждения) в ответ на определенные виды воздействия. Предполагают, что в этой системе участвуют префронтальная кора больших полушарий головного мозга, гиппокамп, locus coeruleus, nucleus acumbens, вентральные отделы tegmentum и зрительного бугра, миндалина мозга. Одной из основных физиологических ролей этой системы является поддержание пищевого и сексуального инстинктов.

Считается, что формирование психической зависимости от экзогенных опиоидов и других наркотических средств является следствием их воздействия на «систему вознаграждения». Активация нейронов этой системы под действием наркотиков сопровождается разнообразными притягательными для индивида эффектами, включая (в зависимости от вещества, его дозы и особенностей индивидуального реагирования) удовольствие, благодушие, эйфорию или крайне интенсивное переживание наслаждения (экстаз). Приём наркотика воспринимается в качестве «награды», что обусловливает притягательность его повторного употребления и создает основу для формирования психической зависимости. Стремление к максимально выраженному и максимально продолжительному удовольствию подталкивает потребителя наркотика к увеличению дозы даже при отсутствии толерантности к нему.

В проведении сигналов в нейронах «системы вознаграждения» участвуют эндогенные опиоиды (эндорфины, энкефалины).

Хроническая искусственная эксплуатация «системы вознаграждения» путем воздействия определенных экзогенных веществ приводит к стойким изменениям метаболизма эндогенных опиоидов, а также дофамина и других нейротрансмиттеров. Это выражается в развитии синдрома физической зависимости, абстинентного синдрома и других соматовегетативных и психических расстройств, присущих больным наркоманией.

Син.: система позитивного подкрепления; система подкрепления; зона подкрепления.

 

Системно ориентированная теория зависимости от наркотика (по М. Kooyman, 1985) — рассматривает наркоманию как явление «патологического равновесия» в системе семейных или других отношений. Наркоман в кругу своей семьи отвлекает внимание членов семьи от других важных для них проблем и удерживает их вместе, будучи предметом их общего внимания. Возможна ситуация, когда ребенок - наркоман удерживает вместе родителей, которые иначе давным-давно разошлись бы по личным причинам, не связанным с наркотиками. Ситуация становится условно желательной для всех: наркоман беззастенчиво пользуется заботой родителей, а они, страшась перемен, сохраняют статус-кво, ссылаясь на его проблемы. В связи с типовой проблемой «ухода из дома», стоящей перед подростком-наркоманом, обе стороны испытывают страх перед разделением. Наркомания является в таком случае вариантом обретения подростком псевдонезависимости, псевдоиндивидуальности. В такой ситуации правильное поведение наркомана может даже реже поощряться родителями, а негативному поведению, наоборот, уделяется повышенное негативное внимание.

Отмечено, что большинство мужчин-наркоманов, употребляющих героин, имеют в семье чрезмерно защищающую, фактически разрешающую наркотик мать и пассивного, эмоционально отсутствующего отца.

Подобная ситуация в семье больного наркоманией называется также «патологическим гомеостазом».

 

Ситуации высокого риска рецидива употребления наркотиков — согласно распространенной классификации Дж. Гордона и Г. Марлата (1989) подразделяются на три основные группы. 1. Негативные эмоциональные состояния (гнев, фрустрация, тревога и депрессия, связанные с межличностными конфликтами и/или реакцией на социальные стрессы). 2. Интерперсональные конфликты (конфликты со значимыми людьми, членами семьи, друзьями, сослуживцами). 3. Социальное давление (направленное прямо как предложение употребить наркотик, или косвенно - как пребывание в компании наркотизирующихся лиц).

В настоящее время в отечественном варианте (Сирота Н.А., Ялтонский В.М., 2002) этот перечень, несколько переработанный и дополненный, выглядит следующим образом.

А. Интраперсональные детерминанты: 1) негативные эмоциональные состояния (депрессия, фрустрация, тревога, гнев); 2) негативные физические состояния (усталость, разбитость, болезнь, физическое состояние, сходное с абстиненцией); 3) позитивные эмоциональные состояния (внезапная радость, восторг, подъем, предвкушение успеха, приятного события); 4) проверка собственного контроля (попытка принимать наркотик тогда и столько, «как захочу»).

Б. Интерперсональные детерминанты: 1) интерперсональный конфликт; 2) социальное давление; 3) позитивные эмоциональные ситуации, связанные с межличностным общением.

 

Склонение к потреблению наркотических средств или психотропных веществ — согласно статье 230 Уголовного кодекса Российской Федерации наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

То же деяние, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, либо в отношении двух и более лиц, либо с применением насилия или с угрозой его применения, наказывается лишением свободы на срок от трех до восьми лет.

Если это деяние совершенно в отношении несовершеннолетнего или повлекло по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствие, наказанием может быть лишение свободы на срок от шести до двенадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определённой деятельностью на срок до двадцати лет или без такового.

Согласно разъяснению Верховного суда Российской Федерации (постановление пленума ВС РФ № 9 от 27 мая 1998 г.) указанное деяние означает любые умышленные действия, направленные на возбуждение у другого лица желания к их потреблению (уговоры, предложения, дача совета и т. п.), а также обман, психическое или физическое насилие, ограничение свободы и другие действия с целью принуждения к приему наркотических средств или психотропных веществ лицом, на которое оказывается давление. Для признания преступления совершенным не требуется, чтобы склоняемое лицо фактически потребило наркотическое средство или психотропное вещество.

 

Скополамин (Scopolamine) — алкалоид, содержащийся в растениях семейства пасленовых (красавка, белена, дурман, скополия и др.) и обладающий, как и другие алкалоиды группы атропина (см.), способностью блокировать ацетилхолиновые рецепторы. У скополамина этот эффект наиболее сильный среди веществ данной группы.

Скополамин снижает секрецию слюнных желез, желез желудка, слизистой оболочки глотки, трахеи, глотки, потовых желез. Понижает тонус гладкой мускулатуры, вызывает расширение зрачков, повышение внутриглазного давления и паралич аккомодации.

В низких дозах (0,25-0,50 мг) скополамин используется в медицине в разнообразных случаях (язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки; хронический гастрит; спастические состояния гладкой мускулатуры ЖКТ, желчевыводящих и мочевыводящих путей; синдром паркинсонизма; отравления антихолинэстеразными средствами и др.).

В высоких дозах скополамин оказывает возбуждающее влияние на кору головного мозга и производит галлюциногенный эффект. Принявшие высокую дозу скополамина кажутся бредящими, находящимися в состоянии гипнотического транса, однако они не в состоянии описать свои ощущения, если их попросить об этом. Выйдя из этого состояния, человек почти ничего не помнит, он не способен восстановить в памяти ни одной детали. Это отличительная черта наркотического действие веществ данного ряда (см. Антихолинергические галлюциногены). Галлюцинации возникают иногда и при обычных дозах.

Комбинация скополамина с морфином дает эффект анальгезии и амнезии и вызывает состояние так называемого «сумеречного сна». Такая комбинация в прошлом использовалась при родах и для премедикации в хирургии.

Скополамин включен в список контролируемых ядовитых веществ (см. Приложение 3).

 

Сленг наркоманов, см. Жаргон наркоманов.

 

Служба наркологическая, см. Наркологическая служба.

 

Смолка, см. Гашишная смола.

Снижение вреда (англ, harm reduction) — политика или программы, которые направлены непосредственно на снижение и предупреждение вредных последствий употребления наркотиков, а не на предупреждение их употребления. Среди вредных последствий имеются в виду прежде всего такие серьезные инфекционные заболевания, сопутствующие употреблению наркотиков, как гепатиты В и С, СПИД, туберкулёз и заболевания, передаваемые половым путем.

Программы «снижения вреда» включают обычно четыре основных направления деятельности: 1) активная просветительская работа среди лиц, вводящих наркотики путем инъекций, направленная на их отказ от инъекций; 2) препятствование (противодействие) совместному использованию шприцев и игл путём обеспечения потребителей инъекционных наркотиков стерильными шприцами и дезинфицирующими материалами; 3) предоставление возможности получать так называемую заместительную терапию (см.); 4) снабжение информацией о возможности получения медицинской, социальной и юридической помощи (адреса, режим работы соответствующих учреждений, условия и т. д.) и содействие этому.

В последнее время в рамках концепции уменьшения вреда за рубежом реализуются и некоторые другие направления деятельности. В частности, инъекционным потребителям наркотиков предоставляется возможность удовлетворять свою потребность в условиях, наиболее гигиеничных и наименее эпатирующих общество (например, организация специализированных комнат для введения инъекций - self injection rooms).

Первая программа в русле снижения вреда появилась в 1984 г. в Амстердаме как реакция на отказ аптекарей продавать шприцы потребителям наркотиков. Инициатором программы, а именно программы обмена игл и шприцев для потребителей наркотиков, была организация Junkieboden, представлявшая собой группу самопомощи потребителей инъекционных наркотиков.

С 1986 г. подобные программы стали активно действовать в других странах Европы, а также в Канаде, США и Австралии. Исследования, проведенные в 1990- е гг. в ряде стран (Великобритания, Нидерланды и др.), показали, что в городах, где проводился обмен шприцев, количество ВИЧ-инфицированных лиц сокращается в среднем на 5,8% в год, а там, где подобных программ нет, возрастает на 5,9%. В ряде исследований, организованных правительством США, было установлено, что программы обмена шприцев не приводят ни к росту количества потребителей инъекционных наркотиков, ни к росту общего уровня потребления наркотиков.

К настоящему времени концепция снижения вреда нашла одобрение в ряде международных документов. Деятельность, направленная на уменьшение вреда от приема наркотиков, признана полезной в Декларации о руководящих принципах сокращения спроса на наркотики, принятой на 20-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН (1992 г.), посвященной борьбе с наркотиками. Это направление деятельности включено также в Принципы профилактики ВИЧ-инфекции среди лиц, применяющих наркотики, составленные ВОЗ в сотрудничестве с объединенной программой ООН по ВИЧ/ СПИДу (ЮНЕЙС) и Советом Европы в 1998 г. В этом документе отмечается, что полный набор услуг по профилактике ВИЧ-инфекции среди людей, употребляющих наркотики, включает в себя: «просветительскую деятельность по проблеме СПИДа, обучение навыкам жизнеобеспечения, распространение презервативов, добровольные консультации и тестирование на ВИЧ, доступ к стерильным иглам, шприцам и дезинфицирующим материалам, а также направление в различные службы помощи».

Сокращенные программы снижения вреда начали реализовываться в России с 1986 г. В 2003 г. была создана «Всероссийская сеть снижения вреда» (ВССВ) как некоммерческое партнерство неправительственных и государственных организаций, поддерживающих принципы снижения вреда и непосредственно участвующих в таких программах. На конец 2006 г. во многих субъектах Российской Федерации работало около 60 программ снижения вреда при поддержке ВССВ, Открытого института здоровья, фонда «Российское здравоохранение» и приоритетного национального проекта «Здоровье». Эти программы осуществляются как неправительственными организациями, так и государственными медицинскими учреждениями.

Программы снижения вреда в России финансируются и поддерживаются такими международными организациями, как Глобальный фонд по борьбе со СПИДом, туберкулезом и малярией и Всемирный банк.

Сторонники политики снижения вреда высказывают убеждение, что активная и широкая деятельность в этом направлении в конечном счете способствует снижению распространенности злоупотребления наркотиками.

Тем не менее в России, как и в некоторых других странах, имеются активные противники такой политики как оправдывающей и даже поощряющей употребление наркотиков.

(См. также Обмен шприцев.)

Син.: минимизация вреда; уменьшение вреда.

 

Снижение толерантности, см. Толерантность обратная.

 

Снотворные средства (англ, hypnotics) — лекарственные препараты, облегчающие засыпание и улучшающие качество сна.

Долгое время основными снотворными препаратами были барбитураты (см.). Однако обнаружение высокого риска развития наркотической зависимости с тяжелыми последствиями при их систематическом употреблении стало причиной значительного сокращения их применения. Причем само снотворное их действие обладает рядом недостатков. Вызываемый ими сон значительно отличается от естественного. Меняется его структура - соотношение фаз быстрого (парадоксального, десинхронизированного) и медленного (синхронизированного) сна в пользу первой. Нередко сон становится прерывистым, с обилием сновидений, в том числе кошмарных. Развивается толерантность, и для получения снотворного эффекта приходится увеличивать дозу. Однако большие дозы барбитуратов могут угнетать дыхание, снижать артериальное давление (вплоть до сосудистого коллапса), понижать температуру тела и др.

Меньшими недостатками в качестве снотворных препаратов обладают транквилизаторы бензодиазепины (см.), хотя и они могут вызывать зависимость. Из них наиболее выраженное снотворное действие оказывают нитразепам, триазолам, феназепам, флуразепам, темазепам.

Минимально изменяют физиологическую структуру сна (в том числе у наркологических больных) современные препараты зопиклон (см.) и золпидем (см.), что делает их более предпочтительными при лечении бессонницы

Применяются также и некоторые старые препараты, такие как хлоралгидрат (см.) и бромизовал.

Син.: гипнотики.

 

Снотворных средств взаимодействие с алкоголем — обусловливает последствия, которые должны обязательно учитываться при использовании снотворных препаратов на фоне приема алкоголя и даже в сомнительных случаях, когда есть вероятность его приема. Если речь идет о барбитуратах, то их снотворный эффект существенно усиливается, во-первых, вследствие синергизма угнетающего действия алкоголя и барбитуратов на ЦНС, а во-вторых, в результате влияния этанола на фармакокинетику барбитуратов. Эффект синергизма резко повышает токсичность барбитуратов, что даже в случаях легкого алкогольного опьянения (при концентрации этанола в крови менее 0,1%) может привести к угнетению дыхательного и сосудодвигательного центров и даже к летальному исходу. Алкоголь снижает смертельную дозу барбитуратов в 2 раза.

При концентрациях этанола в содержимом желудка до 10% всасывание барбитуратов ускоряется, при более высоких концентрациях - замедляется. Облегчается проникновение длительно действующих препаратов (барбитала, фенобарбитала) через гематоэнцефалический барьер. При выраженной алкогольной интоксикации экскреция снотворных несколько снижается в связи с гипотензией и уменьшением почечного кровотока. Все эти факторы приводят к тому, что период полувыведения снотворных препаратов из организма увеличивается вдвое.

При хронической алкоголизации развивается перекрёстная толерантность к барбитуратам, связанная не только с привыканием нервной системы, но и с индукцией микросомальных окислительных ферментов и последующим ускорением биотрансформации снотворных препаратов. Однако, несмотря на активацию их метаболизма, вероятность отравления велика, так как летальная доза при повышении толерантности возрастает в меньшей степени, чем терапевтическая. Установлено также, что длительное применение фенобарбитала больными алкоголизмом приводит к жировой дистрофии печени.

Характер взаимодействия алкоголя с ноксироном в целом сходен с взаимодействием алкоголя с барбитуратами.

Влияние алкоголя на фармакокинетику хлоралгидрата имеет свои особенности ввиду того, что в метаболизме последнего участвует алкогольдегидрогеназа. Кроме того, ингибируется активность альдегиддегидрогеназы, что может приводить к токсическим осложнениям и нарушениям слуха.

(См. также Сочетание приема алкоголя и седативно-снотворных средств.)

Созависимость (англ, codependence; нем. Со- Abhangigkeit) — анормальное психологическое состояние, развивающееся у человека, не злоупотребляющего алкоголем или наркотиками, в том случае, когда он полностью поглощен проблемами, связанными с алкогольной или наркотической зависимостью родного или близкого ему человека (обычно это член семьи). При этом он не отдает себе отчета, что и его жизнь тоже стала в определенном смысле зависимой от этих проблем. Его собственные интересы, включая самые насущные, отодвигаются на задний план. Мысли о болезненном пристрастии родственника (или друга) настолько овладевает его сознанием и поведением, что это может быть сравнимо по интенсивности с патологическим влечением к психоактивному веществу.

 

Созависимость - это комплекс переживаний, особых черт характера и поведения человека, мешающих его нормальной и гармоничной жизни. Образуется обычно у родственника больного алкоголизмом или наркоманией в результате обусловленной его болезнью хронической психической травмы и попыток приспособиться к ней.

Типичные признаки созависимости: неуверенность в своих силах и правоте, чувство вины за поведение больного родственника, забота о нем в ущерб интересам других членов семьи, неискренность в отношениях с окружающими, усталость, повышенная истощаемость и раздражительность, тревожность, нервозность, обидчивость.

Существует мнение, что при созависимости, равно как при зависимости, имеет место саморазрушающее поведение.

Характерно, что созависимый человек своим неадекватным поведением фактически способствует не избавлению больного от зависимости, а, наоборот, ее сохранению. Он сопротивляется любым переменам, которые затрагивают его состояние созависимости.

Некоторые авторы утверждают, что созависимость продолжается и после того, как больной родственник перестал употреблять психоактивные вещества, а со-зависимый человек неосознанно провоцирует рецидив болезни у своего близкого. Созависимость супруги может продолжаться и после развода с мужем.

Чаще всего созависимость встречается у жен больных алкоголизмом и матерей наркоманов.

Созависимый склонен занижать или скрывать остроту проблем зависимости у близкого человека. Он теряет контроль не только над его поведением, но и над своим собственным. Можно сказать, что алкоголь (или наркотик) опосредованно «распоряжается» также и жизнью трезво живущего родственника больного алкоголизмом (или наркоманией).

До сих пор остается дискуссионным вопрос о сущности созависимости. Одни авторы рассматривают ее как болезнь, другие - как реакцию на ситуацию, третьи - как особенность личностных взаимоотношений между партнерами, один из которых зависим от психоактивного вещества.

Тем не менее нет разногласий по поводу того, что созависимость, как и зависимость, нуждается в терапевтическом вмешательстве, в том числе с использованием психотерапевтических методик.

Существенную помощь созависимым лицам может оказать участие в «группах взаимопомощи» (см.), работающих на принципах «Двенадцати шагов» (см.) (группы «Нар-Анон» - см. «Ал-Анон», «Алатин» и др.).

(См. также Тест самооценки на созависимость.)

 

Соломка маковая, см. Маковая соломка.

 

Солутан (Solutan) — комплексный жидкий препарат, содержащий в 1 мл: эфедрина гидрохлорид - 17,5 мг; радобелин (алкалоид корня красавки) - 0,1 мг; масло укропное - 0,4 мг; сапонин - 1 мг; прокаина гидрохлорид - 4 мг; натрия иодид - 100 мг; экстракт толуанского бальзама - 25 мг; вода горькоминдальная - 30 мг. Применяется при бронхиальной астме и бронхитах. Оказывает бронхолитическое (холино- и спазмолитическое) и отхаркивающее действие. Назначают внутрь по 10-30 капель 3 раза вдень после еды. (Производится фирмой Galena в Чехии.)

Ввиду того что в состав препарата входит эфедрин, он может служить сырьем для кустарного изготовления эфедрона (см.) и первитина (см.), обладающих свойствами сильных психостимуляторов. Злоупотребление ими получило широкое распространение в России во второй половине 1980-х гг., в связи с чем был усилен контроль над медицинским назначением солутана и его аптечным отпуском.

 

Соматические расстройства вследствие длительного употребления опиоидов — уже во второй стадии опиомании можно заметить общее соматическое истощение. Часто, хотя и не обязательно, имеет место дефицит веса тела. Все больные выглядят старше своих лет. Характерны дряблость кожных покровов, множественный кариес, пародонтоз, хронический стоматит (вплоть до гангренозно-некротических форм с выпадением зубов), атрофия мышц.

Типичными соматическими заболеваниями, сопутствующими опиомании, являются инфекции, развивающиеся вследствие нарушения правил асептики при внутривенном введении наркотика, а также в связи со снижением иммунитета. Особенно опасны СПИД и различные формы гепатита. Заболевания почек чаще проявляются в форме интерстициального нефрита, нефротического синдрома или острой почечной недостаточности.

Хронический прием опиатов также часто приводит к эндокринопатиям, что связано с депрессивным действием опиатов на гипоталамо-гипофизарные гормоны. Характерны нарушения репродуктивной функции: аменорея, снижение либидо и др.

 

Сомнолен, см. Ноксирон.

 

Сомбревин (Sombrevine) — средство для внутривенного наркоза «сверхкороткого» действия. По химическому строению является производным фенилуксусной кислоты. Состояние наркоза развивается через 20-40 секунд; хирургическая стадия наркоза продолжается 3-4 минуты; сознание восстанавливается через 2-3 минуты после окончания хирургической стадии; через 20-30 минут действие препарата полностью проходит.

Применяется при кратковременных операциях в амбулаторных условиях и при диагностических исследованиях.

Ввиду возможности развития немедицинского употребления с целью наркотического опьянения, сомбревин включен в Список II «Перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации».

Син.: пропанидид; epontol; fabantal; fabantol; propantan.

 

Сон медикаментозный (лат. somnus medicamen- tosus) — сон, вызванный действием седативно-снотворных или других, в том числе наркотических, лекарственных средств.

Син.: сон наркотический.

 

Сообщества наркоманов терапевтические, см. Терапевтическое сообщество.

 

Сопор (лат. sopor - беспамятство) — глубокая стадия оглушения, при которой отсутствуют тактильная чувствительность и реакция на словесное обращение; сохранена лишь реакция на болевое раздражение.

Син.: сопорозное состояние; субкома.

 

Социальная теория зависимости от наркотиков (no Kooyman М., 1985) — рассматривает злоупотребление наркотиками преимущественно как результат дисфункционирования общества. Люди употребляют наркотики, чтобы избежать давления, оказываемого обществом, или в знак протеста против его норм. Со своей стороны, общество клеймит и отвергает наркоманов.

Некоторые сторонники данной теории утверждают, что лечение совершенно бесполезно наркоманам, поскольку оно не может повлиять на основную причину наркомании: дисфункционирующее общество. Лечение может лишь заклеймить этих людей, не являющихся, по сути, ни больными, ни тем более ненормальными.

 

Социальные последствия наркомании — представлены широким спектром социальных негативных явлений.

У больных наркоманией с ростом толерантности и частоты приема наркотиков снижается способность регулярно и продуктивно трудиться. У работающих больных наблюдаются неоднократные нарушения трудовой дисциплины, затруднения в выполнении своих профессиональных обязанностей, они часто меняют место работы, профессиональный уровень снижается, у них отмечается безразличное либо негативное отношение к работе, и в конце концов трудовая деятельность становится невозможной. Многие наркоманы нигде не работают и не учатся, живут на содержании родственников или занимаются случайными подработками, нередко криминального характера, направленными на добывание денег для наркотиков.

Характерным последствием для злоупотребляющих наркотиками является деформация и разрушение семейных связей. Наркоманы значительно реже вступают в брак, чем здоровые лица их возраста, их семьи быстро распадаются, если второй супруг не является наркоманом. Для наркоманов типичны частые ссоры, конфликты в семье, безразличное отношение к детям и близким. Дети в таких семьях во многих случаях воспитываются отдельно от своих родителей. Нередко больные образуют так называемую «семью наркоманов» (см.) с целью наркотизации в наиболее безопасных и комфортных условиях и совместного добывания наркотиков.

Среди женщин, больных наркоманией, высок процент занимающихся проституцией для получения средств на наркотик или самого наркотика.

Высока криминогенность больных наркоманиями. Она объясняется рядом факторов: потребностью в деньгах для приобретения наркотиков, вынужденной связью с торговцами наркотиков и участием в нелегальном обороте наркотиков, а также изменениями личности, часто наступающими в результате наркотизации и проявляющимися в нарушении межличностных отношений и неадекватном поведении. В большинстве случаев наркоманы привлекаются к уголовной ответственности за хранение наркотиков без цели сбыта.

Чаще других совершают правонарушения больные героиновой и кокаиновой наркоманиями, реже - гашишной и другими видами наркомании.

Лишь у небольшой части больных наркоманией, имеющих достаточно устойчивые социально адекватные установки и цели, отмечается формально социально приемлемое поведение.

 

Сочетание алкоголизма с эпизодическим приемом опиатов — проявляет себя по-разному на различных стадиях алкоголизма.

Употребление опийных препаратов (кодеина, опия, морфия и др.) больным алкоголизмом в состоянии опьянения ведет к заметному вытрезвлению, а вне опьянения - к подавлению влечения к алкоголю. Последнее обстоятельство некоторое время назад использовалось для «домашнего лечения» алкоголиков кодеином.

При употреблении опиатов у больного алкоголизмом в первой стадии болезни реакция на опиаты не отличается от обычной. При систематическом употреблении опиатов у него возможно развитие опийной наркомании, причем ее формирование укладывается в стандартную картину. Влечение к алкоголю сменяется влечением к наркотику. В редких случаях новое психоактивное вещество не «прививается», и алкоголик остается верен спиртному. Развитие алкогольно-опийной полинаркомании в первой стадии алкоголизма не отмечается.

Во второй стадии алкоголизма прием опийных препаратов в терапевтической дозе вне опьянения тоже подавляет влечение к алкоголю, но в отличие от ситуации в первой стадии повышение доз опиатов или учащение их приема вызывает тяжелую общую интоксикацию с рвотой, чувством разбитости, головными болями, раздражительностью, бессонницей. На этом этапе алкоголизма развитие полинаркомании как сочетанного злоупотребления алкоголем и опиатами также не отмечается. В тех случаях, когда больной алкоголизмом во второй стадии вынужденно оказывался в условиях отсутствия спиртного и доступности опиатов, он может стать или абстинентом (воздерживающимся от спиртного), или опиоманом. В условиях подобного естественного эксперимента опиомания развивается крайне медленно, с преодолением вынужденного периода несовместимости. Такой опиоман долгое время остается на низких дозах наркотика.

В третьей стадии алкоголизма вне опьянения прием опиатов не подавляет влечения к спиртному. На фоне алкогольного опьянения опийные препараты усиливают его. Часть больных в третьей стадии алкоголизма с социальной декомпенсацией начинают принимать кодеин для усиления алкогольного опьянения. При этом алкогольное опьянение не утяжеляется, а трансформируется: больные малоподвижны, выражен «опийный» эмоциональный фон. При повышении дозы алкоголя опийный эффект снимается, начинает преобладать алкогольное опьянение; при повышении дозы опиатов обычно наступает сон. Опытным путем больные находят оптимальные для них индивидуальные дозировки; при этом обычно отмечается сочетание малых доз спиртного с относительно невысокими дозами опиатов (З-б таблеток кодеина или 1-2 мл раствора морфина).

Систематический прием опиатов в третьей стадии алкоголизма почти всегда приводит к опиомании при сохранении зависимости от алкоголя, то есть к поли-наркомании. Это контрастируете ситуацией во второй стадии алкоголизма, когда больные после достаточно длительного периода одновременного злоупотребления алкоголем и опийным препаратом (до 6-8 месяцев) могут стать чистыми опиоманами с отвращением к спиртному, но не становятся полинаркоманами.

(См. также Сочетание опиоидной зависимости с употреблением алкоголя.)

 

Сочетание алкоголизма со злоупотреблением седативными и снотворными средствами — утяжеляет течение алкоголизма и может привести к зависимости от этих средств в укороченные сроки. Основными мотивами к их употреблению больными алкоголизмом являются: стремление усилить алкогольное опьянение, изменить психическое состояние; нормализовать сон, облегчить абстинентное состояние.

Когда по мере развития алкоголизма спиртное утрачивает свое эйфоризирующее и активизирующее действие, больные нередко стремятся наращивать дозы алкоголя для оживления эйфории. Однако, когда и это не дает желаемого эффекта, для усиления опьянения (вплоть до оглушения) некоторые больные дополнительно к алкоголю начинают принимать различные седативные и снотворные препараты. Картина опьянения в таком случае внешне похожа на алкогольную, однако выраженность опьянения значительно более тяжелая (см. Сочетание приема алкоголя и седативно-снотворных средств).

Причиной злоупотребления седативными и снотворными препаратами у больных алкоголизмом может стать также их заместительное применение для облегчения проявлений алкогольной абстиненции. Терапевтические дозы этих препаратов не всегда оказывают достаточно эффективное действие из-за повышенной толерантности к ним у больных алкоголизмом. Поэтому больные вынуждены принимать повышенные дозировки этих препаратов, устраняющих беспокойство, тревожность, напряженность, а также чувство вины. Облегчаются агрипнические расстройства (бессонница), временно нормализуются соматовегетативные функции (исчезают тремор; боли в области сердца, уменьшается потливость (гипергидроз) и т. д.). Однако продолжительность действия принятых лекарств небольшая - 2-3 часа, после чего вновь возникают симптомы абстиненции и больные прибегают к дополнительному приему седативных средств.

При этом чем легче состояние абстиненции, тем выраженнее эйфория, вызываемая этими препаратами. Это создает мотивацию для продолжения их употребления и почву для формирования зависимости. Однако при тяжелых абстинентных состояниях даже 2-3-кратные терапевтические дозы седативных или снотворных препаратов не оказывают эйфорического действия.

Нередко злоупотребление седативными и снотворными препаратами возникает в период ремиссии алкоголизма. Транквилизаторы, барбитураты и другие успокаивающие препараты нередко принимаются больными алкоголизмом по назначению врача для устранения соматовегетативных расстройств. Актуализация влечения к алкоголю в ремиссии может протекать в виде вспышек дисфории, усиления раздражительности, беспокойства, неусидчивости, чувства немотивированного страха. Указанные препараты на какое-то время дают положительный эффект. Постепенное повышение толерантности к ним ведет к возрастанию разовой дозы в 2-3 раза. Такие завышенные дозировки могут оказывать на больных алкоголизмом опьяняющее действие.

Сроки формирования психической зависимости к препаратам гипноседативного действия у больных алкоголизмом значительно сокращены и составляют от 2-3 недель до 3-4 месяцев. На формирование зависимости существенное влияние оказывают такие факторы, как преморбидные особенности личности, выраженность первичного патологического влечения к алкоголю, наркогенность препарата, доза, частота и характер приема. В наиболее короткие сроки зависимость развивается у лиц с возбудимыми и эмоционально неустойчивыми чертами личности. Существенное значение при этом имеет выраженность личностных аномалий в преморбидном периоде и степень психопатизации вследствие злоупотребления алкоголем. Редко прибегают к злоупотреблению седативными и снотворными препаратами истероидные, конформные, психастенические и шизоидные личности.

При постоянном варианте первичного патологического влечения к алкоголю переход от злоупотребления алкоголем к злоупотреблению гипноседативными средствами происходит в значительно более короткие сроки по сравнению с периодическим вариантом патологического влечения и составляет от одной недели до 1-2 месяцев (реже - 3-4). При периодическом варианте переход может занять от нескольких месяцев до 1 -2 лет.

Существенное влияние на сроки формирования зависимости оказывают характер и частота приема препарата, его доза и наркогенность. Например, при внутривенном введении транквилизаторов и особенно барбитуратов психическая зависимость может сформироваться после первых приемов препарата.

Абстинентный синдром при переходе от злоупотребления спиртными напитками к злоупотреблению седативно-снотворными препаратами постепенно трансформируется из алкогольного в синдром отмены снотворных средств или транквилизаторов с соответствующей клинической картиной. Сроки формирования физической зависимости к седативным и снотворным препаратам у больных алкоголизмом значительно сокращены: она возникает в среднем через 2-3 месяца от начала систематического злоупотребления, в некоторых случаях этот период сокращается до 2-4 недель. Меняется характер наркотизации: влечение к седативно-снотворному средству становится постоянным, резко выраженным, спиртные напитки чаще применяются заместительно - при отсутствии препаратов либо при недостаточном их количестве. Спиртное употребляется также для усиления наркотического опьянения. Комбинированный характер злоупотребления сохраняется значительно реже.

Резко возрастает толерантность к указанным препаратам, она становится максимальной и стабилизируется на определенном уровне. Суточная доза увеличивается в 10-25 раз и достигает 1,0-2,5 г барбитуратов, 100-250 мг - транквилизаторов. Препараты принимаются ежедневно и неоднократно в течение дня. Зачастую бывает трудно определить суточную дозу, так как через 1,5-2 часа после приема препарата на фоне выраженного уменьшения наркотического опьянения у больных снова обостряется патологическое влечение, достигающее степени компульсивности, и больные принимают «вдогонку» дополнительную дозу препарата. Повышение толерантности в отношении эйфорического эффекта, стремление достичь прежнего наркотического состояния, утрата контроля над количеством принятого препарата вынуждают больных принимать все большие дозы, которые приближаются к предельно токсическим. После выхода из интоксикации у больных отмечаются выраженные амнезии периода опьянения, больные в состоянии вспомнить лишь начальные дозы принятых средств. Суммарную суточную дозу можно установить лишь приблизительно, исходя из общего количества использованных лекарственных упаковок, что составляет примерно 20-30 таблеток барбитуратов или 30-50 таблеток транквилизаторов и композитных препаратов с седативным действием.

Течение наркомании и токсикомании, сформировавшихся в результате злоупотребления седативными и снотворными препаратами на фоне хронического алкоголизма, отличается высокой прогредиентностью, нередко злокачественностью и ранним проявлением соматических и неврологических осложнений. Психопатологические расстройства также проявляются очень рано. Они характеризуются стойкими аффективными расстройствами в виде дисфорических и депрессивных состояний с суточными колебаниями настроения, нередко с суицидальным поведением. Одновременно углубляются интеллектуально-мнестические нарушения: проявляется резкое снижение памяти, внимания, обеднение словарного запаса, замедление и ригидность мышления, психическая истощаемость. Наблюдаются выраженные изменения личности; больные становятся эгоцентричными, лживыми, озлобленными, утрачивают общепринятые нравственно-этические нормы. Постепенно формируется органическая деменция и полная социально-трудовая дезадаптация, приводящие к инвалидизации.

(См. также: Сочетание приема алкоголя и седативно-снотворных средств; Сочетание приема алкоголя с бензодиазепинами.)

 

Сочетание наркомании (алкоголизма) с выраженной соматической патологией как неотложное состояние — требует мер интенсивной терапии в случае далеко зашедшего поражения внутренних органов и систем вследствие хронической интоксикации.

Наиболее часто встречается патология печени с нарушением ее дезинтоксикационной функции, что вынуждает ограничивать или полностью отказаться от проведения таким больным психофармакотерапии. Из других наиболее грозных осложнений следует назвать отек мозга, сердечно-сосудистую недостаточность, гипоксию, токсико-аллергические реакции.

В подобных случаях наряду с инфузионной и симптоматической терапией, направленной на поддержание жизненно важных функций и коррекцию соматических нарушений, хорошие результаты, согласно некоторым данным, дает применение в качестве метода дезинтоксикации мембранного плазмафереза в сочетании с внутривенным лазерным облучением крови. Он проводится 1 -2 раза в сутки в течение 2-3 дней, объем удаляемой плазмы - 10-15% общего объема циркулирующей плазмы, время экспозиции лазерного облучения - 10-15 минут.

 

Сочетание наркотической зависимости с другими психическими расстройствами — может быть представлено следующими клиническими вариантами: 1) предшествующие психические нарушения являются фактором риска для развития злоупотребления наркотиком и формирования зависимости; 2) психические нарушения возникают вследствие злоупотребления наркотиком и могут оставаться в период воздержания от него; 3) имеющиеся психические нарушения влияют на развитие психопатологических расстройств, вызванных злоупотреблением наркотиком, на их выраженность, исход, а также на их курабельность; 4) развитие синдрома зависимости и появление связанных с ним других психопатологических симптомов может влиять на клинику и динамику первичного психического расстройства.

Психические нарушения нарушения могут послужить прямым поводом к систематическому употреблению наркотического вещества в попытке самолечения. Так, в случае циклотимии больной в фазе гипотимии может прибегать к кокаину, чтобы вернуться в гипоманиакальное состояние. В результате кокаин принимается постоянно.

Злоупотребление наркотическими веществами может вызывать широкий спектр психических расстройств. Употребление кокаина и других стимуляторов может вести к бредовым интерпретациям, мании, депрессивным переживаниям, приступам страха. Сначала эти приступы наблюдаются только в период употребления кокаина. Но они могут возобновляться и позднее в течение нескольких лет после отказа от кокаина. Спонтанный рецидив нарушений восприятия или зрительных галлюцинаций может повторяться через некоторое время после прекращения приема ЛСД. Употребление галлюциногенов может быть причиной нарушений восприятия, панических реакций, спутанности сознания, суицидальных тенденций.

Исследованиями установлено влияние злоупотребления марихуаной на течение шизофрении. У больных шизофренией, употреблявших марихуану, рецидивы и обострения заболевания встречались чаще, чем у тех из них, кто ее не принимал. Этому есть несколько объяснений; а) злоупотребляющий наркотическими веществами менее податлив к лекарственной терапии, что способствует рецидиву; б) наркотическое вещество напрямую биологически воздействует на организм (например, может, изменив активность ферментов печени, привести к более быстрому метаболизму лекарственных препаратов и снижению их содержания в плазме до уровня, недостаточного для лечения психического расстройства); в) пациенты, втянувшиеся в злоупотребление наркотиками, становятся более чувствительными к стрессовым ситуациям и, следовательно, более склонными к рецидиву психического заболевания.

Однозначных клинических критериев разделения наркологических и психических заболеваний не существует, так как у больных наркологического профиля всегда в той или степени выраженности отмечаются психопатологические расстройства (аффективно-во-левые, интеллектуальные, поведенческие). У многих больных возникают психотические состояния. Нарко1 логические заболевания часто принимают процессуальный характер и приводят к таким психическим и физическим расстройствам, деградации и изменениям личности, которые свойственны хроническим прогредиентным психическим заболеваниям. Исходом неблагоприятно текущих наркологических заболеваний является тяжелая психическая патология, инвалидизирующая больного. С другой стороны, у лиц с первичными психическими расстройствами нередко возникает синдром зависимости от психоактивных веществ.

 

Сочетание наркотической зависимости с другими психическими расстройствами у подростков — встречается чаще, чем среди взрослых. В одном из исследований, проведенном в США (1993), среди 226 подростков, лечившихся в стационаре по поводу злоупотребления наркотиками, психические расстройства были диагностированы (по DSM-IIIR) в 82% случаев, в том числе расстройства настроения - в 61%, поведенческие расстройства - в 54%, тревожные расстройства - в 43%, психоорганические расстройства - в 16%.

При врачебном контакте подростки, злоупотребляющие наркотиками, с сопутствующей депрессией, выглядят молчаливыми, малоконтактными; у них грустное выражение лица, они плохо причесаны и одеты, могут расплакаться во время беседы. Часто подростки отрицают плохое настроение, но их манера поведения красноречиво свидетельствует об этом. Депрессия мешает лечению наркотической зависимости из-за отсутствия у больных концентрации внимания, адекватной мотивации, надежды, а также из-за склонности к изоляции.

Тревожные расстройства чаще всего сочетаются со злоупотреблением наркотиками у подростков. Обычно речь идет о социофобии, обсессивно-компульсивных расстройствах и посттравматических стрессовых расстройствах. Частота тяжелых травм и симптомов посттравматического стрессового расстройства, обнаруживаемая в эпидемиологических исследованиях, бывает поразительно высока. Тревожные расстройства часто не выявляются и не лечатся, особенно если они присутствуют в комбинации с депрессией. К тому же многие подростки убеждены, что наркотики и алкоголь могут способствовать ослаблению тревоги и стресса, что приводит к продолжению злоупотребления. Более тщательное обследование пациентов, которые противятся посещению собраний групп самопомощи, может выявить у них социфобию и агорафобию (неприятие общественных мест). При тревожных расстройствах часто весьма полезной оказывается поведенческая психотерапия, включая тренинги по релаксации. Вопрос о фармакотерапии неоднозначен. Многие специалисты считают, что привлечение бензодиазепинов у подростков со злоупотреблением ПАВ противопоказано.

 

Органическое поражение головного мозга чаще развивается у подростков, злоупотребляющих кокаином, «экстази», галлюциногенами и ингалянтами, а также марихуаной и алкоголем. Оно проявляется в виде острых и резидуальных когнитивных нарушений. Острые симптомы могут включать нарушения концентрации внимания, способности к речевому восприятию и выражению и повышенную раздражительность. Могут возникать стойкие нарушения памяти и других когнитивных функций.

Пациенты, у которых злоупотребление психоактивми веществами сочетается с шизофренией, получают лечение обычно в психиатрическом стационаре. Подростки на ранних стадиях шизофрении могут обращаться в наркологические подразделения. Характерные симптомы в таких случаях - это галлюцинации, чаще всего слуховые, бред, речевые расстройства, грубые расстройства поведения или кататония и негативная симптоматика, включая уплощенность аффекта, бедность речи, безволие. Такие пациенты грубо отличаются от всей популяции больных в наркологическом стационаре.

 

Расстройства поведения и антисоциальные тенденции сочетаются со злоупотреблением психоактивными веществами очень часто. У многих подростков, злоупотребляющих ими, появляются повышенная враждебность, жестокость по отношению к животным, вандализм, агрессивность, безответственность, пренебрежение нормами закона и правами других людей.

 

Сочетание опиоидной зависимости с употреблением алкоголя — чаще происходит в результате попытки заменить привычный опийный наркотик каким-либо иным психоактивным веществом. Типична ситуация, когда зависимость от опийного наркотика привела к конфликту с социальным окружением, к вынужденным контактам с уголовным миром, к угрозе привлечения к ответственности, и больной решает прекратить наркотизацию. Для облегчения отрыва от опиатов он начинает употреблять иные вещества, в том числе алкоголь. При этом больной рассчитывает в дальнейшем снизить дозу замещающего вещества и отказаться от него. Такой оборот событий становится наиболее вероятным для больного опиоманией не ранее второй стадии заболевания, по мере угасания эйфорического эффекта.

Часто больной не верит в возможность того, что сможет жить совсем без наркотического опьянения, и сознательно меняет форму зависимости, например, переходит на употребление снотворных или водки. Алкоголь выбирается чаще, но не потому, что больные знают о большей опасности снотворных для здоровья, а потому, что спиртное доступнее.

Спиртное чаще, чем седативно-снотворные препараты, употребляется и для купирования синдрома отмены опиоидов. Алкоголь не снимает проявления абстинентного синдрома полностью. Он лишь подавляет ряд его симптомов: физическую потребность в опиатах, вазомоторные расстройства (насморк, чихание), ряд признаков адреналового напряжения (озноб, гусиная кожа, понос, боли в кишечнике, зевота). Боли в мышцах не снимаются, однако в состоянии алкогольного опьянения воспринимаются приглушенно, как сквозь туман, не доставляя тяжелых субъективных страданий. На высоте алкогольного опьянения удаётся достичь полудремотного состояния. Не выражены характерные для опийного абстинентного синдрома проявления тахикардии и гипертензии.

Однако не меняется эмоциональное состояние, присущее больным с синдромом лишения опиоидов; несмотря на опьянение, они подавлены и повышен-но раздражительны.

Толерантность к алкоголю в таких случаях выше изначальной. Средняя доза ежесуточного употребления - до 0,5 л водки или до 1,0-1,5 л вина; последнее предпочитается. По мере ослабления влечения к опиатам суточная дозировка алкоголя уменьшается. Характерно, что спиртное у опийного наркомана в обычной ситуации вызывает, как правило, отвращение.

Пребывание такого больного в стационаре в связи с хронической алкоголизацией часто начинается с того, что он просит снотворное. Обычные для синдрома лишения алкоголя внешние признаки (инъецированные склеры, профузный пот, гиперемия и сальность лица, обложенный язык, грубый тремор, гипертензия, тахикардия и тревожность) по миновании алкогольного опьянения не выявляются. Напротив, начинают выступать признаки синдрома лишения опиатов. Даже если больной продолжает отрицать предшествующее употребление опиатов, его внешний вид об этом свидетельствует. Очень характерны чихание, насморк, слезотечение без прочих признаков катарального воспаления, зевота, периодические приступы озноба и пота - не алкогольного «горячего», а холодного, липкого, проступающего больше на спине и руках, иногда на лбу, в сочетании с двигательным беспокойством, неусидчивостью.

Не менее показательно и поведение. Если больной алкоголизмом в состоянии алкогольного абстинентного синдрома в обстановке стационара обычно малозаметен, часто держится приниженно и виновато, полон раскаяния и тревоги, то больной опиоманией, наоборот, назойлив, требователен, предъявляет многочисленные соматические жалобы и претензии к персоналу. Еще один признак опийной наркомании - быстрое установление больным контакта с другими наркоманами отделения.

(См. также Сочетание алкоголизма с эпизодическим приемом опиатов.)

 

Сочетание приема алкоголя с бензодиазепинами - вызывает выраженную психическую и двигательную заторможенность, угнетение дыхания — по некоторым данным, наименее выражен этот эффект у темазепама. Фармакокинетическое взаимодействие этанола с бензодиазепинами сложно, механизмы его не вполне ясны. Важен характер употребления алкоголя: при эпизодическом употреблении происходит ингибирование метаболизма бензодиазепинов, при систематическом - активация. Имеет значение также метаболизм конкретного препарата.

 

Сочетание приема алкоголя и седативно-снотворных средств — дает картину смешанного опьянения. Внешне такие лица производят впечатление людей, находящихся в алкогольном опьянении, от них исходит запах спиртного; однако выраженность опьянения значительно более тяжелая. Грубо нарушена координация движений, опьяневшие с трудом стоят, походка шаткая, неуверенная. Речь невнятная, дизартричная. Кожные покровы лица гиперемированы, отмечается повышенное потоотделение (гипергидроз), акроцианоз рук, язык обложен налетом, артериальное давление понижено, пульс учащен, зрачки расширены с вялой реакцией на свет, конвергенция ослаблена или нарушена, отмечается горизонтальный нистагм, тремор пальцев, закрытых век. В позе Ромберга опьяневшие неустойчивы, координационные пробы выполняют с трудом либо вообще не выполняют. Сухожильные рефлексы снижены, брюшные - ослаблены, истощаемы либо отсутствуют. Способность к суждениям снижена или резко затруднена.

Наряду с общими признаками интоксикации имеются определенные отличия при сочетании алкоголя с препаратами разных групп. Так, при алкогольно-барбитуровом опьянении соматовегетативные признаки выражены резче, чем при сочетанном опьянении алкоголем и бензодиазепинами: сильнее гипергидроз и дискоординация движений, усилена саливация, отмечается сальный налет на лице, пастозность кожных покровов. Налет на языке грязно-коричневого цвета. Тремор крупный, брюшные рефлексы часто отсутствуют, а сухожильные - резко снижены. Двигательные нарушения преобладают над психическими расстройствами. Речь замедлена, произносимые слова растянуты, произношение невнятное, смазанное. Ответы не всегда в русле задаваемого вопроса, односложны; продуктивный контакт часто невозможен. Больные сонливы, при пробуждении обнаруживают дезориентировку в месте и времени. Аффект застойный, негативный, но может быть и благодушным.

При сочетанном приеме алкоголя и бензодиазепинов интоксикация типично протекает с выраженной дисфорией, склонностью к разрушительным действиям. Преобладает мрачный фон настроения, с подозрительностью, чувством неопределенного страха. Одновременно нарастает раздражительность, гневливость, недержание аффекта. Опьяневшие легко вступают в конфликты с окружающими, ввязываются в драки. У них наблюдается некоторая оглушенность, нередко - недостаточная ориентированность в месте и времени. Язык обложен желтовато-грязным налетом, отмечается мелкий тремор пальцев рук и век. Свое поведение в состоянии опьянения они нередко амнезируют.

При злоупотреблении алкоголем в комбинации со снотворными препаратами, транквилизаторами состояние опьянения длится в среднем 3-5 часов и завершается сном. Постинтоксикационное состояние характеризуется вялостью, заторможенностью, апатией, снижением психофизической активности, повышенной раздражительностью, головной болью, сухостью во рту, отсутствием аппетита. Через 2-3 недели систематического злоупотребления такой комбинацией возникают астенические и эмоциональные нарушения, проявляющиеся общей слабостью, повышенной утомляемостью, медлительностью. Может нарушаться ритм сна - дневная сонливость при ночной бессоннице. Усиливается эмоциональная неустойчивость, раздражительность, возбудимость, с выраженными колебаниями настроения в связи с незначительными внешними поводами.

Часто отмечаются передозировки препаратов, что связано с незнанием пределов их индивидуальной переносимости. Острое отравление снотворными может завершиться летальным исходом, так как различие между наркотической и летальной дозой невелико. Значительно реже смертельный исход бывает при передозировке транквилизаторов.

(См. также: Сочетание приема алкоголя с бензодиазепинами; Снотворных средств взаимодействие с алкоголем.)

 

 

Сочетание шизофрении с зависимостью от опиоидов — встречается нередко. По данным разных авторов, от 10 до 25-30% больных шизофренией злоупотребляют психоактивными веществами. Злоупотребление наблюдается чаще в дебюте шизофрении при малопрогредиентных вялотекущих формах шизофренического процесса, а также вне обострений, в ремиссии, когда на первый план выступает шизофренический, чаще всего психопатоподобный, дефект. В период же обострений, с развитием острой психотической симптоматики больные шизофренией обычно не злоупотребляют наркотиками. В структуре психопатоподобного синдрома, когда больные обращаются к наркотику, значительное место занимают аффективные колебания, в первую очередь тревога. Прием наркотика, в частности опиоида, сглаживает психопатологические расстройства и нивелирует тревожно-депрессивную симптоматику. Если инициальная симптоматика к началу приема наркотиков характеризуется гипоманиакальным состоянием, психопатоподобные нарушения усиливаются и характеризуются выраженной гебоидностью.

Обращают на себя внимание особенности мотивации приема наркотиков у больных шизофренией. Помимо патологической конформности, любопытства, стремления получить удовольствие, что свойственно больным наркоманией вообще, во многих случаях выступает желание улучшить свое состояние и настроение, повысить активность, избавиться от «дурных мыслей» и т. д.

Эйфория у больных шизофренией, приобщившихся к опиоидам, имеет некоторые особенности. Описывая у себя эйфорию, больные шизофренией характеризуют ее в самом общем виде: «стало хорошо», «стало легко», «как бы очистился», «исчезло плохое настроение» и т. д. Чувства блаженства, восторга, счастья, типичные для этих наркотиков, больные шизофренией обычно не отмечают. Преобладает повышенная активность, прилив сил, энергии, желание двигаться, улучшаются ассоциативные процессы, повышается общий соматический и психический тонус. Стремление получить именно эти ощущения, помогающие избавиться от подавленного настроения и вялости, обуславливает начало приема наркотиков, к которым больные нередко относятся как к лекарству.

У больных шизофренией, злоупотребляющих опиоидами, так же как у всех больных с опиоидной зависимостью, наблюдается рост толерантности. Однако толерантность у них в большинстве случаев нарастает очень медленно и постепенно и, несмотря на длительный прием наркотика, чаще всего бывает невысокой. Нередко наблюдается феномен «строгого дозирования», когда больные останавливаются на приеме определённого количества наркотика и ни при каких условиях не превышают дозу.

Патологическое влечение к наркотику у больных шизофренией, злоупотребляющих опиоидами, в случае сформированной зависимости достаточно выражено. Однако оно отличается определенным своеобразием. Относительно редко наблюдается истинная компульсивность влечения, редко возникают или отсутствуют обострения влечения в период лечения в стационаре, при недоступности наркотика. Такие пациенты обычно не группируются с больными наркоманией, не проявляют инициативы в приобретении наркотических средств во время нахождения в стационаре. И вне стационара многие долго могут обходиться без наркотиков, не испытывая к ним сильного влечения. Часто наблюдаются внезапные, немотивированные «обрывы» наркотизации и такое же труднообъяснимое возобновление приема наркотиков. Последнему чаще всего способствует изменение в состоянии больных, в первую очередь обострение аффективных колебаний, усиление тревоги.

Абстинентный синдром у больных шизофренией с зависимостью от опиоидов также отличается определенными особенностями. Психопатологические расстройства (аффективные, поведенческие, дисфорические, инсомнические) доминируют над алгическими (болевыми) и соматовегетативными. Больные, жалуясь на плохое физическое состояние, затрудняются конкретизировать свои жалобы, ограничиваясь малоинформативными фразами: «мне плохо», «все болит», тяжело» и т. п. В период острого абстинентного синдрома могут наблюдаться транзиторные психотические эпизоды. В отдельных случаях отмечается волнообразное течение абстинентного синдрома с фазами обострения и затухания симптоматики. По-стабстинентное состояние чаще всего представлено астенодепрессивными, депрессивно-динамическими нарушениями, расстройствами сна. Длительность абстинентного синдрома у больных шизофренией короче, чем у лиц с опиоидной зависимостью, не страдающих шизофренией.

 

Сочетанная зависимость, см. Полинаркомания.

 

Сочетанное злоупотребление алкоголем и диазепамом — чаще встречается в случае присоединения злоупотребления диазепамом (седуксеном, валиумом, реланиумом) (см.) к сформированному алкоголизму.

Для достижения комфортного состояния больные алкоголизмом вначале употребляют небольшие дозы алкоголя (100-150 мл вина) с 3-4 таблетками диазепама. Через 5-10 минут у больных повышается настроение, через 15-20 минут обнаруживается действие диазепама: теплая волна, идущая по всему телу и растворяющаяся в голове, состояние невесомости, лёгкое головокружение. Внешне наблюдается картина алкогольного опьянения - оживление мимики, моторики, болтливость. При этом зрачки расширены, лицо бледное, слизистые сухие. Длительность опьянения достигает б часов. Затем наступает состояние астении со слабостью, чувством опустошенности, снижением мышечного тонуса. Через сутки состояние обычно нормализуется.

В дальнейшем постепенно растут дозы спиртного и диазепама. Через несколько месяцев практики сочетанного приема исчезает подъем настроения в опьянении, но ощущение теплой волны сохраняется. Опьянение длится 2-3 часа. Спустя сутки обнаруживаются первые признаки абстинентного синдрома: тревога, повышенная раздражительность, неусидчивость, бессонница, головная боль. На 2-3-и сутки появляются судорожные подергивания мышц лица и ног, мелкоразмашистый горизонтальный нистагм, тремор пальцев рук, гиперрефлексия.

Состояние абстинентного синдрома растягивается на 2-3 недели. Наиболее тяжелое состояние наблюдается на 5-б-е сутки, когда резко усиливается патологическое влечение к психоактивным веществам, больные становятся особенно раздражительными, гневливыми. С 10-12-го дня начинается регресс симптоматики. Вначале обычно улучшается настроение. Патологическое влечение то затихает, то усиливается на протяжении 2 месяцев.

Довольно быстро наступают изменения личности больных, выражающиеся в черствости, грубости, жестокости, сочетающихся с медлительностью движений, аспонтанностью (отсутствием побуждений к деятельности), брадипсихией (замедлением психических процессов). Работа, требующая интеллектуальной и физической нагрузки, становится невозможной. Больные становятся вялыми, безвольными, ведут асоциальный образ жизни.

(См. также: Сочетание приема алкоголя и седативно-снотворных средств; Сочетание приема алкоголя с бензодиазепинами.)

 

Сочетанное употребление опиоидов и психостимуляторов — один из наиболее частых вариантов полинаркомании (см.). Больные с зависимостью от опиоидов чаще всего употребляют амфетамины либо в поисках новых ощущений (желая сравнить действие наркотиков между собой), либо с целью облегчить течение опийной абстиненции.

Сочетанный прием опиоидов и психостимуляторов существенно меняет эйфорию и клиническую картину интоксикации. Амфетамины или кокаин снижают необходимую для получения эффекта дозу опиоидов. Как правило, комбинированному приему наркотиков предшествуют этапы употребления одного из веществ и формирования зависимости к нему. Чаще всего такое вещество - наркотик опийной группы.

Клиническая картина смешанной интоксикации при внутривенном введении опиоидов и амфетаминов изменяется следующим образом. Первая фаза (так называемый «приход») резко усилена, более продолжительна (в пределах 4-10 минут) по сравнению с действием каждого наркотика в отдельности. Для второй фазы (собственно опьянение) характерно повышенное настроение с благодушием, приятной расслабленностью и истомой, ощущение полного покоя и безразличия ко всему, блаженство. Это ощущения, свойственные опийному опьянению, но при смешанной интоксикации больные дополнительно испытывают прилив сил, ощущение активности и собственного всемогущества. Они возбуждены (в том числе сексуально), стремятся к деятельности, общению друг с другом, ощущают необыкновенную четкость и ясность мыслей, причем одновременно с чувством легкости и полета они ощущают приятную тяжесть собственного тела.

Эти особенности опьянения нередко служат стимулом для непрерывного приема комбинации этих наркотиков в течение нескольких суток. За это время происходит быстрое развитие психической зависимости к новому веществу, рост разовых и суточных доз, увеличение частоты введения. Непрерывное употребление психостимуляторов может приводить к истощению больных, что вызывает кратковременное снижение толерантности к опиоидам. Однако при их дальнейшем использовании устойчивость к наркотику вновь стремительно возрастает и достигает первоначальных значений. Влечение к опиоидам не подавляется, но на высоте интоксикации психостимуляторами оно теряет свою актуальность. Со временем больные начинают принимать наркотики, беспорядочно перемежая их или сочетая - выделить преобладающее вещество становится невозможно.

Одна из характерных особенностей действия амфетаминов - способность облегчать течение опийного абстинентного синдрома. Причем происходит полное устранение болей, общей слабости, чувства разбитости, появляется хорошее настроение. Вместе с тем отмечается сохранение некоторых симптомов опийной абстиненции, прежде всего выраженного мидриаза (расширения зрачков), нарушения сна, двигательного беспокойства, отдельных вегетативных расстройств. Амфетамины также уменьшают мнительность и ипохондричность, свойственные больным с зависимостью от опиоидов при их отмене.

Абстинентный синдром в случае прекращения сочетанного употребления наркотических веществ развивается через 12 часов после последнего приема. Его проявления весьма разнообразны; выраженность тех или иных симптомов зависит от того, какому из двух наркотиков отдавал предпочтение больной в последнее время.

Сочетанное употребление опиоидов и транквилизаторов — может привести к двойной зависимости оттого и другого вида психоактивных веществ, то есть к осложненной наркомании (см.). Употребляют дополнительно транквилизаторы чаще больные с уже сформировавшейся зависимостью от опиоидов. Причина этого - рост толерантности к опиоиду и потеря его эйфоризирующего действия. Присоединение транквилизатора позволяет больным снизить дозу опиоида, вызывающую эйфорию. Таким образом, на некоторое время больным удается остановить рост толерантности к наркотику.

При сочетанном употреблении опиоидов и транквилизаторов происходит также изменение картины опьянения: первая фаза эйфории («приход») становится более «мягкой» и продолжительной; во второй фазе, собственно опьянении, отмечается уменьшение стимулирующего эффекта, характерного для сформированной зависимости от опиоидов. В дальнейшем, по мере формирования зависимости и от транквилизаторов, больные теряют способность испытывать приятные ощущения от приема только одних опиоидов (даже при использовании очень больших доз), и на фоне опийной интоксикации у них возникают отдельные симптомы отмены седативных препаратов. У подавляющего числа больных в состоянии абстиненции преобладает угрюмо-подавленное настроение с повышенной раздражительностью, болезненной чувствительностью к звукам (гиперакузией), склонностью к дисфории. Многие больные жалуются на тревогу, внутреннее беспокойство. У значительной части в состоянии абстиненции наблюдают двигательное беспокойство. Нередко больные наряду с раздражительностью и тревогой отмечают у себя безразличие ко всему, отсутствие желаний, побуждений, интересов. Психопатологические расстройства при отмене препаратов сопровождаются выраженными нарушениями сна, их наблюдают практически у всех больных, причем у некоторых они достигают степени стойкой бессонницы.

 

Сочетанное употребление опиоидов и транквилизаторов значительно повышает риск передозировки препаратов, что может потребовать неотложной медицинской помощи.

 

Союз за каннабис в лекарствах (Alliance for Cannabis Therapeutics - ACT) — американская организация, члены которой добиваются отмены ограничений на медицинское использование каннабиса.

 

СПИД и употребление наркотиков, см. ВИЧ/СПИД и употребление наркотиков.

 

Спидболл (жарг. англ, speedball) — смесь кокаина и героина, обладающая высоким наркотическим потенциалом. Употребляется как внутривенно, так и путем курения, при этом каждый из этих наркотиков усиливает и дополняет действие другого. Кокаиновая составляющая вызывает состояние интенсивной эйфории, длящейся относительно короткое время, за которой следует сильное нервное возбуждение. При приеме кокаина в отдельности его стимулирующее действие переходит, как правило, в тяжелую депрессию. Героиновая составляющая спидболла вызывает седативный эффект, длящийся до четырех часов, противодействует развитию депрессии, сглаживает проявления гиперактивности, раздражительности и агрессивности. Систематическое курение спидболла вызывает трахеит, бронхит, эмфизему легких и другие респираторные заболевания. Такие наркоманы часто утрачивают аппетит, страдают бессонницей, катастрофически теряют вес.

 

Спортивная аддикция, см. Аддикция упражнений.

 

Спорынья — 1. Болезнь злаков, вызываемая паразитическим грибом Ergot fungus (Claviceps purpurea), характеризующаяся образованием в колосках вместо зерен черно-фиолетовых выростов - рожков. Рожки (длиной 1-5 см) содержат ядовитые вещества, их примесь в муке или корме может вызвать тяжелое заболевание у животных и человека - эрготизм. Болезнь распространена в районах умеренного и влажного климата, чаще всего поражает рожь.

2. Рожки паразитического гриба Ergot fungus, вырастающие в пораженном им колосе злаков. Содержат большое число алкалоидов - производных лизергиновой кислоты. Основными алкалоидами (эргоалкалоиды) являются эрготамин, эргометрин и производные эрготоксина. Из эрготамина или эргометрина может быть получена лизергиновая кислота, которая в свою очередь используется для синтеза галлюциногенного наркотика - ЛСД (см.).

Алкалоиды спорыньи и их производные имеют применение в медицине как вещества, влияющие на различные функции организма. Характерная особенность эргоалкалоидов (главным образом эрготамина и эргометрина) - способность вызывать сокращения мускулатуры матки, что находит применение при атонии и гипотонии матки в родовом и раннем послеродовом периодах и маточных кровотечениях. Кроме того, они обладают депрессорным действием на нервную систему, понижают основной обмен; их применяют при спазмах сосудов, гипертонической болезни; эрготамин также эффективен при мигрени.

Сами эргоалкалоиды в терапевтических дозах галлюциногенного действия не проявляют, однако при повышенных дозах приводят к тяжелому отравлению, которое может сопровождаться интоксикационным делирием с помрачением сознания (см. Эрготизм).

Для получения эргоалкалоидов, используемых в медицине, рожки спорыньи выращивают в специальных хозяйствах на посевах ржи. Созданы специальные штаммы паразитического гриба Ergot fungus, продуцирующие рожки с высоким содержанием этих алкалоидов. Спорынья включена в список контролируемых сильнодействующих веществ (см. Приложение 2).

 

Способы введения психоактивных веществ в организм (англ, method of drug administration) — разнообразны, причем индивидуальное предпочтение того или иного способа для получения наркотического эффекта зависит от типа наркотика, его физической формы, традиции или же распространенной практики употребления в данном регионе или в группе потребителей.

Введение внутрь, через рот (перорально) - самый простой способ приема психоактивных веществ. В принципе это наиболее безопасный из существующих способ приема наркотика. Однако потребители наркотиков во многих случаях предпочитают другие пути введения, поскольку при проглатывании наркотик медленнее достигает кровяного русла и пик его концентрации в крови возникает позже по сравнению с другими способами. Причем существенная часть принятого вещества теряется в желудочно-кишечном тракте. Желудочные кислоты частично разрушают некоторые наркотики, например, героин. На скорость и полноту абсорбции психоактивного вещества влияет находящаяся в пищеварительном тракте пища, которая может обволакивать его, препятствуя всасыванию. Попав таким путем в кровь, вещество, прежде чем попасть в мозг, проходит через печень, где может подвергнуться разрушению или видоизменению.

Многие потребители наркотиков предпочитают парентеральное введение путем внутривенной инъекции, поскольку таким путем достигается немедленное и самое сильное действие наркотика. Это и самый опасный способ введения. В этом случае существует наибольший риск тяжелых последствий при передозировке наркотика, включая летальный исход, высокая опасность попадания инфекции в организм, в том числе таких опасных, как ВИЧ, гепатит или столбняк. Кроме того, при таком способе введения быстрее всего и в наиболее выраженной степени формируется наркотическая зависимость.

Подкожные инъекции используют обычно начинающие потребители наркотиков. Вещества, введенные таким путем, абсорбируются быстрее, чем при приеме внутрь, но по сравнению с внутривенной инъекцией ожидаемый эффект достигается со значительной задержкой и с применением большей дозы наркотика. Иногда такой способ становится просто невозможным из-за того, что для получения эффекта требуется ввести под кожу слишком большой объем раствора. Кроме того, вещество может вызывать сильное раздражение в месте введения.

При внутримышечной инъекции по сравнению с подкожным введением вещество абсорбируется быстрее, но при этом требуется, чтобы оно хорошо растворялось в воде. И в этом случае ожидаемый эффект не достигается так быстро, как при внутривенном введении, однако имеется такая же высокая вероятность инфекционного заражения.

Путем курения употребляются наркотики, которые не разлагаются в значительной мере при высоких температурах и способны абсорбироваться через лёгочные мембраны (опиум, каннабис, кокаин). Потребителей наркотиков при этом привлекает достижение быстрого наркотического эффекта (более быстрого, чем при подкожной или внутримышечной инъекции). Кроме того, по сравнению с внутривенным способом разовая доза наркотика при курении вводится не одномоментно, а распределяется на несколько затяжек.

Психоактивные вещества, которые при обычной температуре легко переходят в газообразное (или парообразное) состояние, могут вдыхаться в легкие непосредственно (употребление путем ингаляции). Так употребляются летучие растворители и другие технические жидкости, аэрозоли, а также психоактивные препараты, существующие в жидком виде (амилнитрит) или в виде газа (закись азота). Для вдыхания летучих веществ обычно ими пропитывают кусок ваты или ткани или помещают их в бумажный или пластиковый пакет.

Психоактивное вещество в виде порошка может употребляться путем вдыхания его (втягивания) в нос (интраназально). Абсорбируясь через слизистую оболочку носа и носовых пазух, оно попадает в кровяное русло, причем происходит это быстрее по сравнению с подкожной или внутримышечной инъекцией. Чаще таким способом принимают кокаин, героин и нюхательный табак. Так могут приниматься и плохо растворимые препараты. Вещества с сильным раздражающим действием могут нанести серьезный вред тканям носа. В частности, нередки случаи разрушения носовой перегородки при систематическом вдыхании кокаина.

Путем снизывания или растворения под языком (сублингвально) также могут быть приняты некоторые наркотики, причем они абсорбируются более полно и достигают кровяного русла быстрее, чем при приеме внутрь. Однако такой способ используется не часто из-за того, что многие психоактивные вещества имеют неприятный вкус или сильно раздражают слизистую оболочку. Наиболее характерен такой способ для употребления ЛСД и табачной жвачки.

Прием вещества через кожу (трансдермально) является альтернативой приему через рот, если вещество плохо воздействует на слизистую желудка. Однако такой способ непригоден для большинства психоактивных веществ из-за низкой проницаемости кожи. Наиболее пригодны для такого способа участки тела с повышенным кожным кровообращением. Повышает абсорбцию смешивание наркотика с веществом, проникающим более легко (например, с маслом).

Встречаются случаи введения наркотиков через прямую кишку или гениталии.

(См. также Способы употребления опиоидных наркотиков.)

 

Способы употребления опиоидных наркотиков — могут меняться по мере развития наркомании.

В начальных стадиях, а также при эпизодическом или перемежающемся употреблении без выраженной физической зависимости опиоиды обычно принимаются респираторным путем: посредством курения (ингаляция) или вдыханием через нос (инсуффляция).

По мере формирования и углубления наркотической зависимости в большинстве случаев потребители опиоидов переходят к их внутривенному введению. Обычно это связано с ростом толерантности к опиоиду (больных перестает удовлетворять ослабевающее наркотическое действие опиоида при респираторном употреблении) и соображения экономии (внутривенное введение позволяет добиться более выраженного наркотического эффекта при той же дозе наркотика).

Внутривенное введение в связи с быстрым и полным развитием эйфоризирующего эффекта и максимально возможным использованием дозы становится для потребителей предпочтительным после первых же инъекций опиоидного наркотика.

Коллективное внутривенное введение наркотиков нередко имеет характер ритуала, включающего использование общих шприцев и игл. Характерно, что многократное использование инъекционных инструментов практикуется некоторыми потребителями наркотиков даже при наличии широких возможностей их обмена.

При злоупотреблении кустарными ацетилированными препаратами снотворного мака наркотик вводится внутривенно уже в инициальной стадии наркомании.

Чаще всего наркотики вводятся в вены локтевого сгиба (как правило, в срединную вену локтя, v. mediana cubiti) и предплечья, реже - в вены кисти. По мере развития диффузного флебита и склерозирования вен больные вынуждены использовать с этой целью сосуды различного калибра в разных, в том числе труднодоступных, частях тела. Достаточно редким и опасным является введение наркотика в магистральные вены, например, в яремную или бедерную.

Опасными последствиями сопровождаются внутриартериальные инъекции наркотиков, которые обычно делаются непреднамеренно в процессе продолжительного поиска венозного доступа.

Отсутствие возможности внутривенной инъекции при тотальном склерозировании поверхностных вен вынуждает больных пользоваться другими парентеральными доступами - подкожным и внутримышечным, что часто является причиной развития местных гнойных заболеваний - абсцессов и флегмон, а также септицемии и гнойных отсевов в отдаленные органы.

Некоторые лица с опиоидной зависимостью, проходившие стационарное лечение в различных (в том числе наркологических) клиниках, при выписке под разными предлогами пытаются сохранить введенные в вены периферические или центральные катетеры, намереваясь использовать их для введения наркотика.

В различные фазы развития наркомании и нередко в связи со структурой рынка незаконного оборота наркотиков больные могут употреблять опиоиды внутрь. Как правило, в этих случаях речь идет о препаратах, содержащих кодеин и трамадол. За рубежом наркоманы нередко употребляют внутрь с немедицинской целью метадон и другие синтетические и полусинтетические опиоиды, предназначенные для терапевтического приема внутрь.

Сравнительно редко в настоящее время в отдельных южных регионах России и в постсоветских республиках для приема внутрь используют приготовленные традиционным способом отвары, вытяжки из снотворного мака (см. Кокнар).

 

Стадии зависимости по адаптированному (российскому) варианту МКБ-10 — были включены в Российской Федерации в МКБ-10, чтобы отразить общепринятую в стране концепцию прогредиентности наркоманий и токсикоманий (см. Стадии наркомании /токсикомании по И.Н. Пятницкой). Были введены три стадии, нашедшие свое отражение в документах государственной медстатистики, и даны соответствующие диагностические критерии. Врачи психиатры-наркологи при формулировке диагноза больных с химической зависимостью должны указывать стадию зависимости. Для этого в соответствующем коде МКБ-10 используется дополнительный шестой знак от 1 до 3, а если стадия зависимости неизвестна, ставится цифра 9.

За рубежом обычно не придается подобного значения прогредиентности развития зависимости и в текстах МКБ-10, используемых в других странах, указание на стадии отсутствует. Ниже приводится соответствующий фрагмент российского адаптированного текста МКБ-10.

Начальная (первая) стадия зависимости (код F1x.2x1).

Выделяются следующие диагностические критерии (для констатации этой стадии достаточно двух критериев):

-           сильное желание или чувство труднопреодолимой тяги к приему вещества;

-           сниженная способность контролировать прием вещества: его начало, окончание и дозу, о чем свидетельствует употребление вещества в больших количествах и на протяжении периода времени больше, чем намеревалось, безуспешные попытки или постоянное желание сократить или контролировать употребление вещества;

- повышение толерантности к эффектам вещества, заключающееся в необходимости значительного повышения дозы для достижения интоксикации или желаемых эффектов или в том, что хронический прием одной и той же дозы вещества приводит к явно ослабленному эффекту;

- продолжающееся употребление вещества вопреки явным признакам вредных последствий, о чем свидетельствует хроническое употребление вещества при фактическом или предполагаемом понимании природы и степени вреда.

Пример: код F10.241 - синдром зависимости, вызванный употреблением алкоголя, первая стадия.

Средняя (вторая) стадия зависимости (код F1x.2x2).

Помимо всех признаков зависимости, которые указаны для первой стадии (F1x.2x1), дополнительно присутствует как минимум один из двух следующих критериев синдрома зависимости:

- состояние отмены или абстинентный синдром, возникающее, когда прием вещества уменьшается или прекращается, о чем свидетельствует комплекс расстройств, характерный для этого вещества, или использование того же (или сходного) вещества с целью облегчения или предупреждения симптомов отмены;

- поглощенность употреблением вещества, которая проявляется в том, что ради приема вещества полностью или частично отказываются от других важных альтернативных форм наслаждения и интересов, или в том, что много времени тратится на деятельность, связанную с приобретением вещества и на восстановление от его эффектов.

Пример: код F10.24 - синдром зависимости, вызванный употреблением алкоголя, вторая стадия.

Конечная (третья) стадия зависимости (код F1x.2x3).

Помимо признаков синдрома зависимости, указанных для первой и второй стадий, проявляются признаки резидуальных психических расстройств и психических расстройств с поздним дебютом; повышение толерантности к психоактивному веществу может сменяться тенденцией к ее снижению.

В конечной стадии зависимости, как правило, определяются стойкие соматоневрологические нарушения (в частности, полиневропатия, мозжечковые расстройства, характерные поражения сердца, печени и других органов, и систем).

Пример: код F10.243 - синдром зависимости, вызванный употреблением алкоголя, третья стадия.

Стадия зависимости неизвестна (код F1x.2x9).

Пример: код F10.249 - синдром зависимости, вызванный употреблением алкоголя, стадия неизвестна.

 

Стадии изменения поведения больного наркоманией при преодолении зависимости от наркотиков по Прохазка (Prochaska J., DiClemente С., 1992) — Выделяют б стадий: 1) предваряющая; 2) размышление; 3) подготовка; 4) активное действие; 5) сохранение результатов; 6) завершение.

Каждая стадия занимает определенный период и ставит ряд задач, которые должны быть выполнены, чтобы появилась возможность перехода в следующую стадию. Считается, что осознание последовательности стадий и специфических задач каждой из них помогает наркозависимому лучше контролировать весь долгий путь необходимых изменений своего поведения и идти по нему быстрее и эффективнее.

На предваряющей стадии у больного должно появиться осознание необходимости изменения поведения. Обычно наркоманы сопротивляются всякому изменению и хотели бы менять не себя, а окружающих. Всю ответственность за свое состояние они приписывают внешним факторам (наследственность, семья, общество, судьба и т. д.), оправдывая свою неспособность изменить свое отношение к наркотикам. Они не желают обсуждать все, что касается этой проблемы. Будучи вынужденными обратиться к специалисту, они хотят только, чтобы окружающие перестали придираться к ним. Как только внешнее давление ослабевает, они быстро возвращаются в исходное состояние.

На предваряющей стадии наркозависимый должен не только осознать необходимость изменения поведения, но и поверить в его возможность.

На стадии размышления больной начинает серьезно задумываться над решением своей проблемы. Для него становится важным не только понимание проблемы и причин ее возникновения, но и возможных путей ее разрешения. Многие наркоманы на этой стадии имеют весьма неопределенные планы. Сначала они очень далеки от того, чтобы предпринимать какие-либо конкретные действия и остаются без продвижения на этой стадии долгое время. Страх перед неудачей заставляет «размышляющих» снова и снова исследовать все, что связано с их проблемой, в надежде, что лучшее понимание поможет ее преодолению. Когда начинается переход к следующей стадии, в мышлении наркозависимого наркомана происходят определенные изменения. Он начинает фокусироваться не на проблеме, а на ее решении, перестает думать о прошлом и начинает думать о будущем. Окончание стадии размышления характеризуется повышением активности, тревогой и беспокойством.

На стадии подготовки пациенты уже планируют конкретные действия в пределах ближайших нескольких месяцев, делают последние приготовления, перед тем как начать целенаправленно изменять свое поведение. Здесь очень важно громко заявить окружающим о своем намерении. Но не всегда наркозависимым удается полностью преодолеть внутреннюю амбивалентность. Некоторые из них все еще убеждают себя сделать первый практический шаг, хотя многие уже начинают совершать активные действия. Степень осознания весьма высока, и ожидания почти осязаемы. Нельзя искусственно сокращать стадию подготовки, не завершив ее обсуждением намерений и разработкой дальнейшего детального плана.

На стадии активного действия наркоман начинает открыто изменять свое поведение и свое ближайшее окружение. Он активно противостоит своим страхам и совершает те действия, к которым так долго готовился. Это самый деятельный период, требующий максимального приложения сил и занимающий много времени. Изменения, происходящие на этой стадии, гораздо заметнее для окружающих, чем на других этапах.

На следующем этапе сохраняются и укрепляются достигнутые результаты при одновременном стремлении избегать срывов и рецидивов. Хотя традиционно сохранение результатов рассматривается как нечто статичное, нужно продолжать поддерживать и развивать полученные на стадии активного действия изменения практически всю оставшуюся жизнь.

Стадия завершения - это этап, к которому стремятся все пациенты, проходящие цикл перемен. На этой стадии достигается уверенность в том, что рецидива уже никогда не будет. Однако в случае зависимости от наркотиков или алкоголя такая уверенность - большая проблема. Окончательной точки в выздоровлении от зависимости ставить нельзя.

Не обязательно, чтобы прохождение по всем стадиям выглядело линейно поступательно. Линейное движение возможно, но бывает не так уж часто. Точнее будет представлять этот процесс в виде спиральной модели. Большинство зависимых срывается в какой- нибудь точке, возвращается к стадии размышления, иногда даже к предварительной стадии, после чего возобновляет свои попытки.

Преодоление всего этого непростого пути требует непрерывной работы, выработки стратегии борьбы с рецидивами и правильного применения программы изменения поведения. Несмотря на лучшие намерения и настойчивые усилия специалистов, рецидив остается скорее правилом, чем исключением. И все- таки во многих случаях это не движение по кругу, а восходящая спираль. (В исследовании, проведенном автором методики в 1992 г., было показано, что стадии завершения достигали менее 20% бывших курильщиков и алкоголиков.)

 

Стадии наркомании/токсикомании по И.Н. Пятницкой (1975; 1994) — отражают общепринятое в отечественной наркологии представление о закономерной прогредиентности в развитии болезненной зависимости от психоактивного вещества.

Первая стадия характеризуется двумя синдромами наркомании - измененной реактивности (см.) и психической зависимости (см.). Синдром измененной реактивности представлен снижением защитных реакций на передозировку, ростом толерантности и изменением формы потребления. Синдром психической зависимости включает психическую потребность в наркотике с обсессивным характером влечения к нему и способность достижения психического комфорта в состоянии интоксикации.

Вторая стадия - характеризуется сложившимся привыканием к наркотику в отличие от первой, когда оно только формируется. Здесь отражаются качественно новые взаимоотношения организма и наркотика. Это новое качество представлено синдромами физической зависимости (см.) и абстинентным (см.), которые присоединяются к уже существующим синдромам измененной реактивности и психической зависимости. Толерантность к наркотику продолжает расти, достигая на определенном этапе максимума и оставаясь на этом уровне на протяжении длительного отрезка времени (плато толерантности).

Третья стадия характеризуется нарастанием истощения, в том числе истощения систем, определявших симптоматику болезни, и нарастанием других негативных последствий постоянной наркотизации. Осложнения становятся закономерными. После купирования острых проявлений абстиненции больной остается в неудовлетворительном состоянии. Его самочувствие, работоспособность, жизнедеятельность снижены. В этой стадии болезни роль наркотика сводится к подстёгиванию истощенных систем. Толерантность значительно падает.

В отечественной литературе можно встретить мнение, что такое четкое разделение на стадии возможно не при всех видах наркоманий и токсикоманий. Даже при опийной и барбитуровой наркоманиях, при которых эти стадии были описаны, не всегда представляется возможным их четко разграничить.

Стадии употребления психоактивных веществ — условно выделяемые последовательный этапы формирования зависимости от психоактивного вещества, отличающиеся по характеру и выраженности осложнений и последствий. Согласно одной из наиболее распространенных схем, принятых за рубежом (ван дер Берг К., Бувальда В., 1997), существует шесть таких стадий.

Начало эпизодического употребления. Приходится в большинстве случаев на подростково-юношеский возраст.

Экспериментирование. Потребитель пробует различные виды алкогольных напитков или других психоактивных веществ. У него еще не сформировалась определенная форма употребления и предпочтительность какого-либо конкретного вещества. Употребление чаще всего происходит из любопытства, в результате поиска новых ощущений и нередко под влиянием других лиц. Экспериментирование не обязательно приводит к привычному употреблению.

Социальное употребление. У потребителя складывается определенная форма употребления вещества, употребление становится элементом общения в рамках социального окружения (например, традиционное употребление алкоголя по случаю семейных и других торжеств). Потребитель осознает негативные последствия употребления; он может самостоятельно прекратить употребление, остановиться на этой стадии или перейти к следующей.

Привычное употребление. Употребление становится более привычным и желаемым. Потребитель стремится подыскивать друзей с похожими формами употребления алкоголя или других психоактивных веществ. Могут иметь место признаки психической зависимости, проявляющиеся в потребности в психоактивном веществе и озабоченности тем, чтобы это вещество было всегда доступным. Может наблюдаться некоторый рост толерантности, обуславливающий необходимость приема повышенных доз для достижения желаемого эффекта. Возможны самостоятельное прекращение употребления, стабилизация его на этой стадии или переход в следующую.

Чрезмерное употребление. На фоне продолжающегося роста толерантности все чаще употребляются чрезмерные дозы. У потребителя все чаще возникают

неприятности на работе, осложнения в отношениях с близкими, финансовые проблемы и проблемы с законом. Это, в свою очередь, может приводить к еще большему злоупотреблению, создавая порочный круг. Потребитель может не видеть связи между этими неприятностями и употреблением психоактивных веществ, хотя для окружающих это очевидно. Могут развиться также различные медицинские осложнения. Субъект еще способен самопроизвольно уменьшить употребление алкоголя или других психоактивных веществ до уровня, не вызывающего проблем, либо вообще прекратить употребление.

 

Болезненное пристрастие (аддикция). Характерны утрата контроля над употреблением алкоголя или других психоактивных веществ и продолжение употребления, несмотря на такие отрицательные последствия, как развод, потеря работы или проблемы со здоровьем. Потребитель неспособен видеть связь между употреблением психоактивного вещества и возникающими отрицательными последствиями. Под давлением чрезвычайных обстоятельств он может прекратить употребление психоактивного вещества, но обычно он продолжает его неумеренное употребление, что приводит к дальнейшему ухудшению его соматического и психического состояния и ухудшению социальной ситуации. Маловероятно, чтобы потребитель мог вернуться на продолжительное время к непроблемному употреблению.

Продолжительность каждой стадии и ее смена на последующую зависят от вида психоактивного вещества, индивидуальных особенностей потребителя и микросоциальных обстоятельств.

Стадол, см. Буторфанол.

Статистическая условная суточная доза (СУСД) — международная единица, использующаяся для сравнения уровней медицинского потребления в разных странах для какой-либо группы препаратов, имеющих разную силу действия. Соответствующий статистический показатель определяется как количество СУСД, потребляемых за сутки на 1 миллион человек населения.

Примером является группа опиоидных анальгетиков, медицинское потребление которых находится под наблюдением Международного комитета по контролю над наркотиками ООН (МККН). В группу входят с разной силой обезболивающего эффекта: кодеин, фентанил, гидрокодон, гидроморфон, морфин, оксикодон, петидин и некоторые другие опиоиды. Согласно опубликованным МККН сведениям, в 2007-2009 гг. СУСД для группы опиоидных анальгетиков составляла: по Европе - 5236; Северной Америке - 28 536; Южной Америке - 221; Океании - 5510; Азии - 105; Африке - 50. По отдельным странам СУСД была представлена следующим образом (приводится выборка стран по разным континентам):

США - 39 487; Канада - 20 632; Бразилия - 218; Куба - 88; Германия - 19 319; Швейцария - 13 044; Финляндия - 8058; Венгрия - 3366; Польша - 2491; Литва - 1093; Российская Федерация - 107; Украина - 32; Австралия - 8013; Япония - 1023; КНДР - 30; Израиль -3482; Саудовская Аравия - 195; Сирия - 72; Алжир -162; Египет - 49; Марокко - 33. МККН заключил, что мировое легальное потребление наркотических и психотропных средств, из которых многие незаменимы в медицинской практике, находится существенно ниже уровня, необходимого для удовлетворения потребностей населения в медицинской помощи. Меры, принимаемые правительствами с целью предупреждения незаконного оборота этих веществ, их утечки из медицинской сети в нелегальную сферу и злоупотребления ими, не должны препятствовать их доступности «для лечения больных и облегчения их боли и страданий».

Ср.: Определенная дневная доза (Ди-Ди-Ди).

 

Стимуляторы, см. Психостимуляторы.

 

Стимуляторы ЦНС и алкоголь — находятся в антагонистических отношениях. Стимуляторы противодействуют угнетающему эффекту алкоголя. Однако лишь некоторые из них обладают активностью, достаточной для практического применения в вытрезвлении.

Наиболее сильным антагонистом алкоголя является коразол, однако применять его, в том числе при лечении алкогольной комы, следует с осторожностью в связи с повышенной судорожной готовностью больных алкоголизмом.

Кофеин (см.) не имеет практического значения как антагонист алкоголя. При назначении кофеина больным, страдающим алкогольным гепатитом, следует учитывать, что в этом случае период полувыведения алкоголя резко увеличивается (с б до 60-168 часов).

Из психостимуляторов группы амфетаминов наиболее подходящим антагонистом является метилфенидат (меридил) (см.), обнаруживающий высокую эффективность при острой алкогольной интоксикации с умеренным угнетением сознания и дыхания.

 

Стратегия сдерживания — государственная политика, направленная на предупреждение роста злоупотребления психоактивными веществами и его медико-социальных последствий. В такой политике центральное место отводится запретительным, и карающим мерам.

 

«Страх абстиненции» (англ, abstinence fear) — термин, применяющийся чаще к больным опийной наркоманией, получающим заместительную терапию метадоном (см.). Опасение возможных психических и физических страданий, связанных с выраженной абстиненцией, может стать одним из основных препятствий к прекращению приема метадона пациентами

метадоновых программ. Наряду с появлением реальных признаков опийного абстинентного синдрома такое опасение является одной из главных причин безуспешности попыток многих больных даже уменьшить дозы метадона.

 

Страх бессонницы, см. Агрипнофобия.

 

«Страх третьего дня» — тревожное ожидание больным опийной наркоманией развития абстинентного состояния в первые дни госпитализации. Даже при наличии эффекта от проводимых лечебных процедур и при удовлетворительном самочувствии у многих пациентов сохраняется стойкое невротическое ожидание ухудшения состояния, особенно на 3-4-й день после отмены наркотика.

В большинстве случаев «страх третьего дня» обусловлен не столько собственным опытом переживания абстинентного состояния, сколько коллективными мифологизированными представлениями о проявлениях синдрома отмены, характерными для лиц, страдающих опиоидной зависимостью.

 

Стрельчука классификация морфинизма — первая отечественная классификация морфинизма, предложенная в 1956 г. Н.В. Стрельчуком (1901-1991). Включает следующие состояния: а) привычный морфинизм; б) морфиномания; в) морфинодипсомания; г) морфинизм в сочетании с другими психическими заболеваниями; д) морфиннный делирий.

Морфинизм, по И.В. Стрельчуку, отличается прогредиентностью и имеет три стадии течения.

 

Субкультура наркотическая — существует в рамках группы наркотической (см.). Согласно распространённому мнению, с началом наркотической зависимости в раннем возрасте процесс социализации личности наркомана останавливается или замедляется. Слабая и поверхностная социализация делает затруднительными близкие контакты с людьми, находящимися вне сообщества потребителей наркотиков. Наркоман верит только наркоману, даже если тот его уже когда-то подвел. Ко всем остальным людям он относится, как правило, с недоверием, которое может иногда принимать сверхценный характер.

Наркоманы живут фактически в состоянии социальной изоляции - в границах своей субкультуры или как отшельники. Свою неприспособленность к жизни в обществе, в рамках общей культуры, они могут выразить в оборонительной позиции, проявляя вспыльчивость или открытую агрессию.

Все это составляет определенную жизненную установку наркомана, определяющую принятие им особых моральных норм, моды, сексуальных нравов и поведения в коллективе ровесников, а также отношение к миру взрослых. Социально незрелый наркоман не желает принимать роль взрослого мужчины, навязываемую ему обществом. Отсюда может возникнуть даже ненависть к обществу, вызывающему фрустрацию, и единственным выходом для наркомана представляется бегство в свою субкультуру.

Попав в коллектив себе подобных, который может дать ему чувство принадлежности к социуму, наркоман вырабатывает новый стиль жизни и создает для себя новые жизненные ценности. Перед чужаками группа замыкается, как улитка в раковине. Чувство вины, поначалу сопровождающее употребление наркотиков, ослабевает здесь до уровня толерантности. Наркоман приходит к этому, принимая новые философские взгляды и новое мировоззрение, удовлетворяющие его интеллектуальные и эмоциональные потребности.

Философские лозунги наркоманов провозглашают любовь и миролюбие, но, по существу, они эгоистичны, асоциальны, к тому же с изрядной долей нарциссизма. Наркоманы в рамках своей субкультуры отвергают любой порядок и являются анархистами. Фактически они пропагандируют социальную изоляцию, застой и общественный регресс, обедняют и обесценивают личность, лишая ее права на творческое удовлетворение.

Для наркоманов эмоциональное переживание перестаёт быть глубоко личным актом сознания и становится искусственно вызванным событием. Идеология наркоманов является удобным украшением наркомании и средством ее популяризации. Эта философия, постоянно присутствующая в рассуждениях наркоманов, оборачивается опасностью для личностей незрелых и неуверенных в себе, проникая в их сознание и пуская там свои ростки.

Вместе с тем в субкультуре наркоманов не существует выраженной ответственности и осознанной потребности в сохранении своего сообщества и жизни в нем. Чувство принадлежности к субкультуре наркоманов является атрибутом потребности принадлежать кому-то или к чему-то без всяких обязательств и с полной свободой, но главным образом служит потребности получать наркотик.

 

Судороги, связанные с алкоголем, наркотиками или другими психоактивными веществами (англ, alcohol- or drug-related convulsion) — эпилептиформный синдром, возникающий в период воздержания от алкоголя или других психоактивных веществ либо в результате интоксикации ими. Характеризуется потерей сознания и мышечной ригидностью, сопровождаемой временной остановкой дыхания, вслед за которыми возникают непроизвольные сокращения мышц конечностей и всего тела.

Сюда не относятся судорожные расстройства, обусловленные идиопатической эпилепсией или органическим поражением головного мозга вследствие травмы или инфекции, улиц, злоупотребляющих психоактивными веществами.

Син.: «ромовые судороги» (англ, rum fits).

Сужение репертуара употребления алкоголя или наркотиков (англ, narrowing of drinking or drug use repertoire) — тенденция к появлению у индивида стереотипа употребления психоактивного вещества, то есть привычной манеры и ритуала употребления. При этом уменьшается разнообразие дозировок и типов принимаемого вещества, а также времени, места и способа введения. Этот феномен иногда включают в описание синдрома зависимости.

 

«Султыга» — на жаргоне наркоманов название кустарного опийного наркотического средства, получаемого путем экстракции из сухих маковых головок и стеблей мака («соломки») с применением ацетона или хлорсодержащих растворителей. Представляет собой раствор, содержащий кроме опийных алкалоидов большое количество различных токсических примесей, что обуславливает при его приеме внутривенно или внутрь быстрое развитие тяжелых соматических осложнений: кардиомиопатию, гепатит с токсическими и дистрофическими изменениями гепатоцитов и стромы, смешанную форму цирроза печени, гломерулонефрит с исходом в нефросклероз и др.

Употребление раствора внутрь вызывает воспаление верхних отделов пищеварительного тракта с изъявлениями и участками некроза (стоматит, эзофагит, гастрит, язвенная болезнь желудка).

Смерть таких больных может наступить не только вследствие паралича дыхательного центра, что обычно для опийных наркоманов при передозировках, но и от острой почечной недостаточности. При аутопсии характерными находками являются отек легких, геморрагии в легочной, печеночной, мозговой тканях и микроциркуляторный гемостаз.

 

Суфентанил (Sufentanil) — синтетический наркотик, аналог фентанила (см.), имеющий анальгетическую активность, в 2000 раз превышающую активность морфина. Обладает очень высоким терапевтическим индексом (см.), равным 2000 (у морфина - 67). Анальгетический эффект - непродолжительный, в связи с чем суфентанил применяется преимущественно в предоперационном периоде и для послеоперационного обезболивания (в частности, в кардиохирургии - в дозах 10-30 мкг/кг). В отношении опиоидных рецепторов является бета-агонистом.

Возможно злоупотребление суфентанилом с целью одурманивания. Включен в «Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации» (Список II).

 

«Сухая ломка», см. Псевдоабстинентный синдром при опийной наркомании.

 

«Сыворотка правды» (англ, truth serum; truth drug) — условное наименование психоактивных веществ, используемых путем введения человеку для получения от него скрываемой информации. Предполагается, что чаще всего прибегают к нему спецслужбы, в частности при добывании секретных данных. Остается, неясным, как часто используется этот способ на практике и насколько надежны его результаты.

Правоведы считают открытым вопрос о том, возможно ли использовать подобный способ на законных основаниях при допросе подследственных, не нарушая их конституционных прав. Большинство высказывающихся придерживаются мнения, чтобы доказательства, добытые с помощью подобных препаратов, не имеют силы при судебном разбирательстве.

В списке известных веществ, использованных в этом качестве в разное время и в разных странах, фигурируют скополамин, амиталнатрий, тиопентал-натрий (пентотал), кетамин и темазепам.

В 1916 г. акушер Роберт Хаус из городка Феррис, недалеко от Далласа (США), наблюдал, как роженица, находившаяся в состоянии «полусна» под воздействием скополамина, давала четкие указания своему мужу, и пришел к выводу, что скополамин может побудить человека правдиво ответить на любой заданный вопрос. В дальнейшем акушер настаивал на применении этого вещества в работе полиции.

В 1920-1930-х гг. в США было несколько случаев, когда суд одобрил использование полицией скополамина при проведении допросов. Были испробованы и другие вещества; из них наиболее известны барбитураты пентотал и амитал. К 1950-м гг. стало преобладать мнение, что достоверность признаний, полученных под воздействием «сыворотки правды», невелика. Кроме реальных событий человек под воздействием наркотика мог сообщать и придуманные факты.

Советские диссиденты, проходившие через систему дознания КГБ в 1960-х гг., сообщают о так называемом «фармакологическом» допросе, или по-другому «амиталовом интервью». Внутривенное введение амиталнатрия вызывало опьянение, похожее на алкогольное. Явно делался расчет на то, что «у пьяного развязывается язык». Диссиденты утверждают, что в применении к ним этот метод был малоэффективен, он позволял им скрывать свои убеждения и информацию, которой от них добивались.

В начале 2007 г. применение пентотала в качестве «сыворотки правды» было официально одобрено для использования полицией города Мумбай (Индия) при допросе подозреваемых в серийных убийствах. После сделанных инъекций серийный маньяк и его слуга-сообщник указали на места захоронения останков убитых ими детей. Достоверно известен факт применения «сыворотки правды» спецслужбами Индии в отношении обвиняемого в участии в теракте в Мумбай (2008 г.).

(См. также Наркоанализ.)