Наши научные консультанты и партнёры

О

Tags:Обмен шприцев,Обострения патологического влечения к наркотику признаки,Обратная толерантность,Обсессивное влечение,Обсессия,Общие закономерности течения наркоманий (токсикоманий), Одурманивающие вещества (средства),Ожидаемый эффект наркотика,Оксазепам,Оксибутират натрия, Оксикодон,Оксиморфон (дигидроксигидроморфинон),Омнопон,Ониомания,Опасное употребление, Опианин,Опиатов негативное влияние на половую функцию, Опиаты,Опий,Опиизм,Опий медицинский,Опийная наркомания,Опийная наркомания и алкоголь,Опийно-барбитуровая наркомания, Опийно-бензойная настойка, Опийный абстинентный синдром,Опийный мак,Опий обработанный (экстракционный),Опий-сырец,Опиоидная зависимость,Опиоидные пептиды, Опиоидных наркотиков классификация (по происхождению), Опиоиды, Опиомания,Опиофагия,Опиума история употребления,Опиумные войны, Опиум,Определенная дневная доза, Опьянение акрихиновое,Опьянение астматоловое,Опьянение гашишем (каннабисом),Опьянение ингалянтами, Опьянение кокаиновое,Опьянение мескалиновое,Опьянение морфинное (опийное),Опьянение наркотическое (общие черты),Организация лечения ВИЧ-инфицированных потребителей наркотиков,Организация либо содержание притонов для потребления наркотических средств или психотропных веществ,Осложненная наркомания, Особенности зависимости от наркотиков у женщин,Особенности применения нейролептиков у больных опийной наркоманией,Особенности психотерапии после выписки из стационара,Особенности формирования зависимости при употреблении седативно-снотворных средств, назначенных по медицинским показаниям,Острая интоксикация кокаином как неотложное состояние,Острая интоксикация опиатами как неотложное состояние,Острая интоксикация (опьянение) галлюциногенами (код F1 б.Ох) согласно критериям МКБ-10,Острая интоксикация (опьянение) кокаином (код F14.0x) согласно критериям МКБ-10,Острая интоксикация (опьянение) летучими растворителями (код F18.0x) согласно критериям МКБ-10,Острая интоксикация (опьянение) опиатами (код F11 .Ох) согласно критериям МКБ-10,Острая интоксикация (опьянение) препаратами каннабиса (код F12.0x) согласно критериям МКБ-10,Острая интоксикация (опьянение) психоактивными веществами согласно критериям МКБ-10 (код FIx.O),Острая интоксикация (опьянение) седативными или снотворными средствами (код F13.Ох) согласно критериям МКБ-10,Острая интоксикация (опьянение) стимуляторами (код F15.0x) согласно критериям МКБ-10,Острая интоксикация седативными и снотворными средствами как неотложное состояние, Острая интоксикация табаком (код F17.0x) согласно критериям МКБ-10,Острый опийный абстинентный синдром как неотложное состояние,Ответная бессонница,«Отмывание наркоденег»,Отношение семей к профилактике наркотизма у несовершеннолетних,Отрицательные галлюцинации,Офис национальной политики по контролю над наркотиками,Оценка тяжести синдрома отмены опиоидов.



Обмен шприцев (англ, needle exchange) — практика бесплатной раздачи потребителям наркотиков новых шприцев взамен использованных. Проводится участниками общественных организаций, осуществляющих помощь наркоманам в рамках программ «снижение вреда» (см.). Преследует цель снижения риска заражения ВИЧ-инфекцией и вирусными гепатитами у внутривенных потребителей наркотиков. Обмен шприцев производится в определенных пунктах (иногда при аптеках) или в специально оборудованных передвижных автобусах. Сопровождается предоставлением наркоманам информации о том, где можно сдать кровь на анализ, о встречах групп взаимопомощи, о клиниках и организациях, в которые можно обратиться за помощью, и другой разъяснительной информации, способствующей изменению поведения наркомана в социально приемлемом направлении.

Такая практика началась в ряде западных стран (Нидерланды, США, Франция, Великобритания и др.) в 1980-х гг. под влиянием резкого роста заболева¬ния СПИДом. Считается, что первый легальный обмен шприцев был предложен наркоманам одним частным аптекарем в Шотландии в 1982-1984 гг.

В настоящее время практика обмена шприцев существует во многих городах мира, в том числе в России. По данным ООН на 2008 г., программы обмена шприцев действуют в 82 странах, причем в некоторых регионах (например, в Западной Европе) на одно лицо, употребляющее наркотики инъекционным путем, приходится в среднем более 50 случаев обмена в год.

Имеются противники такого подхода, которые считают, что обмен шприцев является формой поощрения наркоманов, ослабляет настрой населения против наркотиков и способствует росту распространения наркомании.

Син.: обмен игл; нидл эксчейнж (от англ, needle exchange).

Обострения патологического влечения к наркотику признаки, см. Признаки обострения патологического влечения к наркотику в ремиссии.

 

Обратная толерантность, см. Толерантность обратная.

 

Обсессивное влечение, см. Влечение обсессивное.

 

Обсессия (англ, obsession) — идея, чувство или побуждение, которые, несмотря на свою нежелательность, периодически и упорно вторгаются в сознание (навязчивость). Составная часть обсессивно-компульсивного синдрома, характерного для зависимости.

Общие закономерности течения наркоманий, (токсикоманий) — наблюдаются для случаев, характеризующихся клинической прогредиентностью, каковую в отечественной наркологии принято считать, типичной для заболевания зависимостью от наркотика.

Формированию зависимости предшествует этап эпизодического приема психоактивных веществ. Определенного ритма наркотизации в этот период нет. Нет и роста толерантности. Что касается психической зависимости, то она может сформироваться по прошествии небольшого промежутка времени после начала эпизодического приема наркотиков, а в ряде случаев она формируется уже после первых проб и способствует продолжению наркотизации.

В дальнейшем вырабатывается четкий ритм наркотизации, наркотики начинают употребляться регулярно. Начинает расти толерантность (см.). Однако физическая зависимость еще не сформирована.

При продолжении наркотизации формируется физическая зависимость (абстинентный синдром - см.). К этому периоду толерантность достигает максимальных размеров, наблюдается плато толерантности (см.), меняется качество эйфории (см.).

При длительной систематической наркотизации толерантность снижается, больные не переносят прежних высоких доз наркотика. Эйфории как таковой нет. Изменяется характер абстинентного синдрома. В наибольшей степени выражены соматоневрологические расстройства.

Данную последовательность изменений принято подразделять на стадии (см. Стадии наркомании).

 

Одурманивающие вещества (средства) — вещества, вызывающие выраженное изменение сознания (эйфорию, опьянение, галлюцинации и т. д.). Термин используется в некоторых законодательных актах Российской Федерации без дефиниции.

Син.: дурманящие средства.

 

Ожидаемый эффект наркотика — базируется на имеющихся впечатлениях от одурманивающего вещества, если человек принимал его ранее, либо на соответствующей информации, полученной от других лиц и средств информации.

Это ожидание в значительной мере может повлиять на характер возникающего эффекта. Например, курильщик марихуаны, ожидающий расслабляющего эффекта, имеет большую вероятность получить именно такое состояние, чем тот, кто опасается возникновения состояния бесконтрольной агрессии. Одни и те же ощущения могут восприниматься как позитивно, так и негативно, и это несовпадение во многом зависит от того, что ожидается от приема наркотика.

Влияние исходной установки особенно сказывает ся при малых дозах наркотика. При этом на возникающие ощущения влияют не только собственные ожидания потребителя, но и ожидания тех, кто присутствует при этом. Было замечено, что при одних и тех же небольших дозах марихуана, выкуриваемая в компании, вызывает большую интоксикацию, чем выкуриваемая в одиночку.

 

Оксазепам (Oxazepam) — транквилизатор из группы бензодиазепинов (см.) (7-хлор-1,3-дигидро-3- гидрокси-5-фенил-2Н-1,4-бензодиазепин-2-он). Оказывает седативное действие, улучшает засыпание, снижает напряжение, страх, повышает настроение при депрессиях, обладает противосудорожной и центральной миорелаксирующей активностью.

Применяется в клинике алкоголизма и наркоманий: для купирования алкогольных и наркотических абстинентных состояний; при лечении предделириозных состояний и абортивного делирия; при лечении тревожно-депрессивных состояний, часто возникающих в период отмены; а также в период ремиссии с целью предупреждения рецидивов.

В ремиссиях при лечении наркомании наиболее эффективно применение оксазепама для устранения неврозоподобных и психопатоподобных состояний, часто приводящих к рецидивам влечения к наркотику. Незначительная выраженность миорелаксирующего действия позволяет использовать оксазепам для купирования состояний напряжения в тех случаях, где затруднительно применение диазепама (седуксена) и хлордиазепама (элениума).

В связи со сравнительно слабыми побочными эффектами оксазепам показан при лечении ослабленных больных, больных преклонного возраста, а также больных с остаточными явлениями травматического или инфекционного поражения ЦНС.

При длительном применении может развиться зависимость к оксазепаму, как и к другим транквилизаторам бензодиазепинового ряда. В отличие от диазепама, нитразепама и других производных диазепина в сферу незаконного оборота он попадает редко.

Оксазепам включен в список контролируемых сильнодействующих веществ (см. Приложение2).

Син.:тазепам (tazepam); нозепам (nozepam).

 

Оксибутират натрия (Natrii oxybutyrati) — средство для наркоза. Оказывает слабовыраженное анальгетическое, седативное и миорелаксантное действие и вызывает сон через 10-20 минут после внутривенного введения в дозе 70-120 мг/кг. Усиливает действие анестезирующих и анальгетических средств, повышает устойчивость тканей мозга и сердца к гипоксии. Выпускается в виде 20%-го водного раствора в ампулах или флаконах, без запаха, с неприятным солено-горьким вкусом.

В России в последние годы оксибутират натрия стал использоваться потребителями наркотиков для наркотического опьянения (жаргонное название «буратино»). Полагают, что он действует на нервные клетки через рецепторы ГАМК (гамма-аминомасляной кислоты), являясь близкородственным к ней по химическому строению (это натриевая соль гамма-оксимасляной кислоты).      

 

Оксикодон (Oxycodone) — препарат, получаемый полусинтетическим путем из алкалоида опия - тебина. По химической формуле (14-гидроксидигидро- кодеинон) и фармакологическим свойствам близок к морфину (см.). Оказывает болеутоляющее действие. Как и кодеин (см.), угнетает кашлевой центр, но в качестве противокашлевого средства не используется. Широко применяется в США в качестве болеутоляющего средства как заменитель морфина при болях различного происхождения (в ряде случаев он лучше переносится больными). Нередко комбинируется с нестероидными противовоспалительными средствами, чаще всего с ацетоаминофеном.

В высоких дозах оксикодон вызывает эйфорию, которая сопровождается типичными симптомами отравления опиатами: головной болью, тошнотой, рвотой, запорами.

При длительном применении оксикодона развивается привыкание к нему (ослабление анальгетического эффекта) и болезненное пристрастие. В 2000- 2002 гг. в США оксикодоном злоупотребляли примерно 200 тыс. человек, многие из которых впоследствии перешли к употреблению героина. В эти же годы были зарегистрированы 464 случая смертельной передозировки оксикодона.

В России оборот оксикодона ограничен. Препарат включен в «Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации» (Список II).

Син.:текодин (tecodin);eBKOflan (eukodal); динаркон (dinarcon).

 

Оксиморфон (дигидроксигидроморфинон) —препарат из группы полусинтетических опиоидов. По химическому строению близок к гидроморфону (см.). Получается путем его гидроксилирования в положении атома углерода С14.

По фармакологической активности в 10 раз превосходит морфин (1 мг парентерально введенного оксиморфона является эквианальгетической дозой по отношению к 10 мг морфинового стандарта). Метболизируется в печени и выводится преимущественно почками. До 10% введенного вещества элиминируется в неизмененном виде. Период полувыведения составляет 2-3 часа. Клинические эффекты (в первую очередь болеутоляющее действие) продолжаются примерно вдвое дольше.

Выраженные наркогенные свойства сближают оксиморфон с другими полусинтетическими опиоидами. Препарат нередко используется для немедицинского употребления и систематически обнаруживается в сфере незаконного оборота наркотиков в США.

В российской клинической практике оксиморфон не используется. Внесен в Список I «Перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации».

 

Омнопон (Omnopon) — наркотический препарат, получаемый из опия-сырца и представляющий собой смесь алкалоидов опия в форме гидрохлоридов. Содержит 48-50% морфина и 32-35% других алкалоидов (кодеин, папаверин, тебаин и наркотин). Порошок, от кремового до коричневато-желтого цвета, растворим в воде (1:15), трудно растворим в спирте; водный раствор при взбалтывании сильно пенится.

Омнопон применяется внутрь или подкожно (в водном растворе) при тех же медицинских показаниях, что и морфин. Омнопон иногда лучше переносится, чем морфин, реже вызывает развитие спазмов гладкой мускулатуры.

Назначают омнопон взрослым в дозе 0,01-0,02 г на прием, максимальная разовая доза - 0,03 г, суточная -0,1 г.

Как и морфин, омнопон вызывает наркотическую зависимость с клинической картиной, аналогичной зависимости от морфина (см. Морфинизм). Включен в Список II «Перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации».

Син.: пантопон; domonopon; opialum; pantopon; papaveratum; sompon.

 

Ониомания, см. Аддикция к трате денег.

 

Опасное употребление, см. Рискованное употребление.

 

Опианин, см. Носкапин.

 

Опиатов негативное влияние на половую функцию — проявляется у большинства систематических потребителей этих наркотиков. Морфин и героин ухудшают половую функцию уже после сравнительно непродолжительного их применения. Согласно одному из исследований, 48% мужчин-морфинистов имели проблемы с эрекцией, 59% - с семяизвержением, более чем у двух третей был снижен интерес к половой жизни. Выраженные нарушения в сексуальной сфере наблюдаются и у женщин, употребляющих опиаты.

Морфинистов, находящихся на поздней стадии наркомании, половая жизнь обычно вообще не интересует.

Причины снижения половой функции под воздействием опиатов связывают с непосредственным воздействием наркотиков на гормональный обмен, с характерными для потребителей опиатов нарушениями пищеварения и другими соматическими расстройствами, а также с неблагоприятными изменениями психики.

 

Опиаты (англ, opiates) — извлекаемые из опия - сырца (см.) наркотические средства, близкие по химической структуре и специфическим особенностям воздействовать на организм человека, в частности вызывать аналгезию и эйфорию. Относятся к классу алкалоидов и в заметном количестве содержатся в маке, особенно опийном, являющемся подвидом «мака снотворного» (Papaver somniferum). Основные природные опиаты: опий (смесь алкалоидов), омнопон (смесь алкалоидов), морфин, кодеин, тебаин (см.). Ряд опиатов (морфин, кодеин, омнопон и др.) применяются в медицине.

Опиатами принято называть также некоторые производные морфина, получаемые из него с помощью химической реакции, из которых самым известным является героин (диацетилморфин) (см.). К опиатам причисляются и вещества с опиоподобным действием, получаемые полностью путем химического синтеза, такие как промедол, фентанил и др., и не являющиеся алкалоидами. В настоящее время преобладает тенденция применять вместо «опиаты» термин опиоиды (см.), подразделяя их на экзогенные и эндогенные.

Целью создания полусинтетических и синтетических опиатов (опиоидов) было получение сильнодействующего обезболивающего средства, не вызывающего зависимости при его длительном применении. Достигнуть цели удалось только в отношении анальгетического эффекта.

Специфика действия опиатов (опиоидов) на системы организма проявляется в следующих наиболее типичных симптомах. ЦНС: эйфория; приятное ощущение теплоты в желудке; исчезновение болевых ощущений; вялость; сонливость; уменьшение частоты и глубины дыхания; угнетение дыхательной функции; угнетение кашлевого рефлекса; тошнота и рвота (при отсутствии привыкания); тяжесть в конечностях; судороги (при приеме высоких доз). Периферическая нервная система: сухость во рту и носовой полости, жжение в глазах; сужение зрачков; задержка мочеиспускания, запоры. Расстройства, связанные с высвобождением гистамина: зуд; потливость; эритема лица; гиперемия кожи; ларинго- и бронхоспазм. Другие симптомы: галлюцинации; чувство тревоги; учащение сердечных сокращений; отеки ступней и лодыжек; расстройства сексуальной сферы, включая затруднения наступления оргазма; сокращение или прекращение менструаций; увеличение массы тела.

Все опиаты включены в «Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации» (Списки I и II). Немедицинское употребление их запрещено, а их нелегальный оборот подлежит уголовному преследованию.

См. Опиоидных наркотиков классификация по происхождению.

Опиизм, см. Опийная наркомания.

 

Опий (лат. opium, от греч. opion - маковый сок) — продукт, добываемый из незрелых коробочек некоторых сортов мака и обладающий выраженным наркотическим действием. Собственно, это высушенный на воздухе млечный сок, вытекающий из надрезанных коробочек, то есть опий-сырец (см.).

Слово «опий» употребляется также в более широком, обобщенном смысле, имеется в виду не только сам опий-сырец, но и всевозможные получаемые из него, путем физической обработки, продукты для разных целей [опий медицинский, экстракционный, курительный и т. д.).

Син.: опиум.

 

Опий медицинский — тонкий порошок светло-коричневого цвета с содержанием морфина 9,5-10,5%, получаемый из опия-сырца (см.). Включает добавки «разбавителей»: лактозу, крахмал и другие компоненты. Имеет характерный запах опия.

 

Опий обработанный (экстракционный) — продукт, получаемый из опия-сырца (см.) путем различных методов обработки, обычно с помощью водной экстракции, с последующим фильтрованием и выпариванием воды.

Опий-сырец — застывший, высушенный на воздухе млечный сок, вытекающий из надрезанных незрелых коробочек опийного мака (см.). Собирается обычно вручную. В свежем виде это липкая, тёмно-коричневого цвета, пластичная, смолоподобная масса с характерным лакричным запахом. По мере высушивания пластичность исчезает, масса становится твердой и хрупкой.

Опий-сырец содержит вещества из класса алкалоидов, ряд которых обладает выраженным наркотическим действием. Основные алкалоиды - морфин, кодеин, тебаин (см.), папаверин и носкапин (наркотин). Кроме основных в опии содержатся «минорные» алкалоиды, называемые так из-за их незначительного ко¬личества (менее 1%). Среди них наиболее известные: нарцеин, неопин, протопин, порфироксин, криптонин, псевдоморфин, лауданозин.

Всего в опии-сырце находят более 50 алкалоидов, составляющих 10-20% высушенной массы. Их содержание зависит от условий произрастания мака, сорта и возраста растений и т. п. В различных образцах опия-сырца содержание морфина колеблется от 4 до 21%. Содержание основных алкалоидов (в процентах от общей массы алкалоидов, в среднем): морфин 42; кодеин - 12; носкапин (наркотин) - 21; папаверин - 18; тебаин - 6,5. Носкапин и папаверин не обладают наркотическим действием; носкапин обладает способностью потенцировать действие морфина. Кроме алкалоидов в опии-сырце имеется обширный набор различных сахаров, белков, липидов, смол, восков, пигментов и других органических веществ. Характерными компонентами опия являются меконовая кислота, содержание которой может доходить до 15%, и меконии, не обладающие психоактивными свойствами.

Один из самых богатых опийными наркотиками сортов мака - индийский. Получаемый из него опий-сырец имеет в среднем следующий состав (в процентах): морфин - 9,7, другие алкалоиды - 13,3, жиры - 21, белки и углеводы - 15, меконовая кислота -11, молочная и серосодержащие кислоты - 8, вода - 14, неустановленные примеси - 8.

Опий-сырец употребляется в качестве наркотического средства и наркотического анальгетика или служит сырьем для извлечения отдельных алкалоидов [морфина, кодеина и др.), носящих название опийных наркотиков или опиатов.

С целью одурманивания опий употребляют вводя внутрь, подкожно, внутривенно или путем курения.

Син.: опиум; меконион.

 

Опийная наркомания (лат. opiomania) — болезненное пристрастие к употреблению опия (см.) или полученных из него препаратов (опиатов) [морфина, кодеина, героина и др.), болезненная зависимость от них.

Это самая старая и потому наилучшим образом клинически изученная форма злоупотребления наркотическими средствами. Первым получил клиническое описание морфинизм (см.), который долгое время считался эталоном наркоманической зависимости. В сравнении с ним оценивались опасность каждого нового наркотического средства, скорость развития привыкания к нему, тяжесть заболевания и др.

Для наркотического опьянения, вызванного опиатами, характерны ощущения блаженства, отрешённости от реальности, погружения в мир грез и причудливых переживаний, сменяющиеся сонливостью, дремотой, приятной истомой.

Привыкание к опиату развивается сравнительно быстро: спустя несколько недель систематического употребления. Желаемый наркотический эффект вызывают теперь лишь высокие дозы, которые вполне переносимы для организма, а первоначально привели бы к сильному и опасному отравлению.

Очень быстро возникает психическая зависимость (при внутривенном введении героина иногда после 1 -2 инъекций). Формируется стойкое желание повторно пережить эйфорическое действие опийного препарата, мысли о его приеме приобретают навязчивый (обсессивный) характер.

Быстрее, чем при других видах наркомании, развивается физическая зависимость, проявляющаяся в виде характерного для опиатов выраженного абстинентного синдрома. Он протекает обычно очень тяжело, сопровождаясь мучительными болями в мышцах и внутренних органах, нарушениями сердечного ритма и дыхания, приступами слезотечения, насморка, чихания, кашля, зевоты.

Типичные симптоматика и закономерности развития опийной наркомании отражены в описании морфинизма (см.).

Син.: меконизм; опиомания; опиизм.

 

Опийная наркомания и алкоголь, см. Сочетание опиоидной зависимости с употреблением алкоголя.

 

Опийно-барбитуровая наркомания — формируется по двум схемам. В первом случае опийного наркомана побуждает добавлять барбитураты потеря эйфоризирующего действия опиата. Это добавление позволяет наркоману вновь пережить эйфорию при употреблении опиатов в небольших дозах, не дающих желаемого эффекта из-за возросшей толерантности. При этом первая фаза эйфории (так называемый «приход») становится более мягкой и продолжительной. Некоторое время рост толерантности к опиатам останавливается. В дальнейшем, по мере формирования зависимости от барбитурата, больные теряют способность испытывать приятные ощущения от опиатов даже в тех случаях, когда они вводятся в очень больших дозах, причем на фоне опийной интоксикации проявляются отдельные симптомы отмены барбитурата.

В других случаях барбитураты добавляются к опиатам потому, что они смягчают тяжесть опийного абстинентного синдрома, что особенно заметно при употреблении барбитуратов в количествах, вызывающих глубокое оглушение. Барбитураты уменьшают тяжесть депрессии, углубляют сон, делают менее интенсивными боли в мышцах и суставах. Отсутствует двигательное беспокойство. При этом влечение к опиатам сохраняется. В состоянии опийного абстинентного синдрома суточная доза принимаемых барбитуратов может достигнуть 1,5 г.

При переходе в дальнейшем на злоупотребление одними только барбитуратами признаки зависимости от опиатов исчезают, но в структуре барбитурового абстинентного синдрома отмечаются характерные для опийной абстиненции боли в мышцах ног, зевота, жидкий стул.

При отмене обоих наркотиков абстинентный синдром представляет собой сложный симптомокомплекс, включающий симптомы как опийного, так и барбитурового абстинентного синдрома. Пациенты в этот период субъективно чувствуют себя тяжелобольными. Многие испытывают сердцебиение, озноб, который сменяется потливостью. Язык, как правило, обложен густым бело-коричневым налетом. Лицо бледное, с землистым оттенком, покрыто липким потом. Ярко выражен алгический (болевой) синдром, интенсивны боли в мышцах и крупных суставах, в пояснице, в области желудка и кишечника. На высоте абстиненции иногда наблюдаются судорожные припадки. У подавляющего числа больных преобладает угрюмо-подавленное настроение с повышенной раздражительностью, склонностью к истерическим реакциям.

Примерно в половине случаев у больных в таком состоянии выявляются суицидальные тенденции.

Присоединение систематического приема барбитуратов утяжеляет течение опийной наркомании, приводит к более быстрому наступлению изменений психики, характерных для барбитуратов. Быстро нарастают признаки интеллектуально-мнестического снижения, нарушается память, отмечается снижение качества осмысления, замедление психических процессов. Больные становятся повышено возбудимыми, злобными, аффективно ригидными, с постоянно депрессивно-дисфорическим фоном настроения. Меняется и внешний вид больных. Они бледны, лицо пастозно, покрыто сальным налетом. Зрачки, как бы ни была мала доза опиатов и велика доза барбитуратов, всегда узкие. Отмечается мелкий тремор пальцев вытянутых рук, пошатывание при ходьбе.

Сочетанное употребление опиатов и барбитуратов лет 15-20 назад было сравнительно частой формой полинаркоманий. В последние годы, особенно после того, как этаминал натрия (нембутал) и амитал натрия (барбамил) были внесены в «Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации» (Список II), эта форма наркомании встречается редко.

При формальной трактовке (для медицинской статистики) к полинаркомании относят только случаи сочетания опиатов с барбитуратами, отнесенными к наркотикам, иные случаи следует трактовать как осложненную наркоманию.

 

Опийно-бензойная настойка (Tinctura opii benzoica) — отхаркивающее и успокаивающее кашель средство, представляющее собой смесь опия, бензойной кислоты, камфоры и анисового масла, растворенных в 70%-ном спирте. Содержит 0,045-0,055% морфина.

До недавнего времени применялась в клинической практике и входила в справочники лекарственных средств. В настоящее время запрещена для использования с лечебными целями, как и все другие лекарственных смеси, в состав которых входят опий или иные наркотические вещества из Списка I «Перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации».

 

Опийный абстинентный синдром, см. Абстинентный синдром опийный (морфинный).

 

Опийный мак, см. Мак опийный.

 

Опиоидная зависимость — наркотическая зависимость от любого опиода (см.), как природного происхождения, так и синтетического.

Син.: опиомания; опийная наркомания.

 

Опиоидные пептиды, см. Эндогенные опиоиды.

 

Опиоидные рецепторы — точки специфического связывания молекул опиоидов (см.) в нервных клетках различных зон головного мозга, через которые опосредуется специфическое воздействие опиоидов на функции организма. Рецепторы были обнаружены в 1973 г. как точки для связывания экзогенных опиоидов (морфина и др.). В 1975 г. были обнаружены эндогенные вещества, имеющие сродство к этим же рецепторам, а именно опиоидные пептиды (эндорфины и энкефалины) (см. Эндогенные опиоиды).

Открытие опиоидных рецепторов - это наиболее важное достижение фармакологии опиоидов за последние десятилетия, которое способствовало не только исследованию путей направленного воздействия наркотических анальгетиков, но и позволило сделать существенный шаг вперед в изучении нейрохимических механизмов восприятия боли, памяти и поведенческих реакций. Установлено участие опиоидных рецепторов в развитии различных патологических состояний организма, включая болезни зависимости.

Высокая концентрация опиоидных рецепторов отмечается в мозговых зонах, осуществляющих регуляцию боли, формирование эмоций, уровень сознания, терморегуляцию, сосудистый тонус, пищевое и сексуальное поведение, иммунные реакции и многие другие функции. Помимо головного мозга опиоидные рецепторы обнаружены также в других органах: в спинном мозге, периферических нервах, ганглиях, мозговом веществе надпочечников, в фундальной части желудка, в слизистом слое двенадцатиперстной кишки, в подвздошной кишке, в клетках иммунной системы.

Предполагают, что с функцией опиоидных рецепторов связаны различного вида аддикции, включая не только опиоидную зависимость (опийную наркоманию), но и зависимость от неопиоидных психоактивных веществ (например, от алкоголя), а также нехимические виды аддикции.

Выделяют несколько типов опиоидных рецепторов (описано 5), активация которых обусловливает возникновение различных компонентов фармакологического действия опиоидов, основные из них: дельта-, мю- и каппа-рецепторы. Есть еще сигма- и эпсилон-рецепторы. Разнообразие типов и субтипов опиоидных рецепторов определяет различия в клинической картине острой интоксикации опиоидными веществами, в темпах формирования зависимости от них, в особенностях синдромов отмены при злоупотреблении опиоидами с различными профилями активности (например, при сравнении метадона, бупренорфина и пентазоцина).

Установлено, что основными функциями, в которых участвуют дельта-рецепторы, являются: ингибирующее действие на высвобождение ряда нейротрансмиттеров; аналгезия; гипотензия; интеграция двигательной активности; регуляция моторики органов пищеварительной системы; регуляция обоняния, дыхания, когнитивных функций; регуляция настроения и эмоций; регуляция иммунного ответа. Основные функции мю-рецепторов: ярко выраженная анальгетическая активность; угнетение дыхательного центра и повышении его чувствительности к гиперкапнии; угнетение сердечно-сосудистого центра; терморегуляция; регуляция пищевого поведения, процессов обучения и памяти, синтеза и рилизинга ряда гормонов; участие в процессах нейроиммуномодуляции. Каппа- рецепторы участвуют в функциях: регуляция болевой чувствительности, питьевой и пищевой мотивации; терморегуляция; модуляция кардиореспираторных процессов; угнетение высвобождения дофамина; угнетение высвобождения антидиуретического гормона; активность иммуноцитов.

Главную роль в формировании опиоидной зависимости играют мю-рецепторы. Действие морфина и кодеина реализуется главным образом через мю- рецепторы головного мозга, фентанила - через мю- рецепторы спинного мозга, бупренорфина - через каппа-рецепторы.

Что касается эндогенных опиоидов, бетаэндорфин является лигандом мю-рецепторов, энкефалины и диморфины имеют сродство преимущественно к сигма- и каппа-рецепторам.

Все опиоидные рецепторы имеют типическое строение. Они являются трансмембранными белками, которые содержат 3 экстрацеллюлярные и 3 интрацеллюлярные петли и 7 раз пронизывают цитоплазматическую мембрану. Опиоидные рецепторы разных типов отличаются друг от друга по аминокислотной последовательности не более чем на 40%, при этом опиоидные рецепторы одного и того же типа, выделенные у разных животных, совпадают по аминокислотной последовательности более чем на 90%.

Опиоидные рецепторы чрезвычайно лабильны, их параметры связывания с целевыми веществами (в том числе с наркотиками) изменяются под воздействием ряда факторов; например, уже после одного-двух введений экзогенных или эндогенных агонистов. Изменения параметров рецепторного связывания - один из ключевых механизмов в патогенезе наркоманий, поэтому определение числа и сродства опиоидных рецепторов используется для диагностики наркотической и алкогольной зависимости или предрасположенности к ней.

 

Опиоидных наркотиков классификация (по происхождению)

        Природные опиаты

Опий, омнопон, морфин, кодеин, тебаин.

Полусинтетические (опиаты) опиоиды

Героин, гидрокодон, гидроморфон, оксикодон, оксиморфон, бупренорфин, этилморфин.

Синтетические опиоиды

Промедол (тримеперидин), меперидин, метадон, эстоцин (дименоксадол), лево-альфа-ацетилметадол (LAAM), пропоксифен, вещества группы фентанила (триметилфентанил, суфентанил, алфентанил, ремифентанил и др.), пентазоцин, леворфанол, буторфанол, налбуфин, трамадол и др.

 

Опиоиды (англ, opioids) — вещества, обладающие специфическим действием на организм, характерным для опия (см.), которое выражается прежде всего в эйфории, аналгезии, сонливости, уменьшении частоты и глубины дыхания, угнетении кашлевого рефлекса. В эту группу входят: вещества природного происхождения, извлекаемые из мака снотворного (см.), которые принято называть опиатами (см.); вещества, получаемые полусинтетическим и синтетическим путем, с действием, сходным с природными опиатами (см. Опиоидных наркотиков классификация по происхождению), и вещества, вырабатываемые человеческим организмом, - эндогенные опиоиды, или опиоидные пептиды (см.).

В Международной классификации болезней (МКБ- 10) имеется рубрика «Психические и поведенческие расстройства вследствие употребления опиатов» (код F 11), где подразумеваются все опиоиды экзогенного происхождения.

Опиоидам присуща способность связываться с опиоидными рецепторами (см.), широко представленными в нервной системе (как центральной, так и периферической), в пищеварительном тракте, миокарде и др., через взаимодействие с которыми обуславливаются характерные для опиоидов психофизиологические эффекты.

 

Опиомания, см. Опийная наркомания.

 

Опиофагия (opiophagia) — вид опийной наркомании (опиомании), при котором наркотик употребляется внутрь в виде порошка, настоя, пилюль.

 

Опиум, см. Опий.

 

Опиума история употребления — берет начало с древнейших времен. Родиной опийного мака считают Малую Азию. Первое письменное свидетельство его употребления - шумерский клинописный текст на глиняной табличке, в котором говорится об утреннем сборе сока мака, датируется временем не позже 3000 г. до н. э. Шумеры называли мак словом gil, что означало «радость». Мак входил в состав ассирийских лечебных снадобий. Предположительно ядовитое зелье, которое в некоторых древних царствах (шумеры, скифы, китайцы) выпивали подданные, хороня своих царей, приготавливалось на основе опия. Действие этого яда не было связано с болью и мучением, скорее всего, он погружал людей в сон, переходящий в забытье и смерть.

На древнеегипетском папирусе был обнаружен текст: «Ранним утром старая женщина, мальчики и девочка собирали сок на разрезах <маковых головок> небольшой железной ложечкой и затем переносили его в горшочек».

Особые свойства мака были известны древним грекам. Само по себе слово «опиум» (opium) является латинизированной формой греческого opos, что означает «сок».

Согласно греческой мифологии, Морфей, покровитель сна, каждый вечер осыпает смертных цветами мака, даруя им отдых и забвение. Греческие божества Гипнос (бог сна), Танатос (бог смерти) и Никс (бог ночи) изображались либо с венками из цветов мака на голове, либо они держали их в руках. В археологическом музее македонского города Косани находится бронзовая статуэтка, изображающая человека, сидящего на большой надрезанной маковой головке, которая датируется VII в. до н. э. О чудодейственном составе с возможным участием мака упоминают Гомер (около IX в. до н. э.) в «Илиаде» и «Одиссее» (см. Непентес) и Гесиод (VIII в. до н. э.) в своей поэме «Теогония».

Гиппократ (460-377 гг. до н.э.) неоднократно указывал на мак в составе лекарственных препаратов, в том числе для «успокоения болей». Аристотель (384-322 гг. до н. э.) говорит о маке как о крепительном и снотворном средстве. Он же советовал своему воспитаннику Александру Македонскому принимать маковый сок от мучившей его головной боли, а также для подавления присущего ему пристрастия к выпивке. Именно войска Александра, возможно, занесли опиумный мак в Центральную Азию и Индию. Город, основанный на территории Индии около 326 г. до н. э., был назван «Александрия опийная».

Письменное свидетельство об использовании опиума в греческой медицине (около 350 г. до н. э.) оставил ученик Аристотеля, философ и естествоиспытатель Теофраст.

Медицинские достоинства опиума хвалил древнеримский врач Гален (130-200 гг. н. э.). -

Фармацевтические знания римлян были восприняты и сохранены арабской культурой; при этом арабы способствовали распространению опиума в Персии, Китае и Индии. Корифей арабской медицины Авиценна (980-1037) рекомендовал опиум как медицинское средство против поноса и глазных заболеваний.

Начиная с XI в. опиум регулярно завозится восточными купцами в Европу, где он чаще используется в составе колдовских зелий наравне с мандрагорой и высушенными жабами. В эпоху Возрождения опиум становится неотъемлемой частью европейской фармакопеи, особенно после изобретения опийной настойки - лауданума (см.), авторство которой приписывают Парацельсу (1493-1541). Она была весьма популярным успокаивающим и облегчающим боли средством в Европе вплоть до XX в.

По поводу возможного злоупотребления опиумом в качестве средства наркотического опьянения в древние времена остались лишь отрывочные или косвенные свидетельства. В III в. н. э. греческий философ и врач Секст Эмпирик упоминает о некоем Лизисе, которому удавалось поглощать ежедневно непомерные количества опиума, не проявляя при этом признаков отравления, что выдает в нем опытного наркомана. Согласно одному преданию, Авиценна умер от злоупотребления опиумом.

В период Средневековья употребление опиума с целью одурманивания широко распространилось в Азии, прежде всего на обширных территориях, занимаемых арабскими и другими исламскими государствами, чему способствовал религиозный запрет на употребление алкоголя. В 1546 г. французский естествоиспытатель Белон был потрясен увиденным размахом употребления опиума в Малой Азии и Египте. Он писал: «Нет такого турка, который не истратил бы последнюю монету на покупку опия, и носит он его с собой и в мирное, и в военное время». В дальнейшем в пристрастие к опиуму стало вовлекаться население Индии и Китая.

В конце XVI в. появился способ употребления опиума путем курения, и когда последний китайский император из династии Мин (XVII в.) запретил курение табака, это дало дополнительный толчок распространению в стране курения опиума. В XVIII в. оно принимает в Китае масштабы эпидемии. Производство и торговля опиумом в странах Юго-Западной, Южной и Юго-Восточной Азии приобретают крупные масштабы, исчисляясь к началу XX в. тысячами тонн. Основными регионами производства опиума являлись Индия, Южный Китай и Турция.

Попытка китайского правительства противостоять быстро растущему ввозу опиума в страну, главным образом британской Ост-Индской компанией из Индии (с 240 т в 1792 г. до 2400 т в 1837 г.), привела к военному столкновению с Великобританией и Францией (см. Опиумные войны). Результатом явилось значительное расширение доступа на китайские территории для европейских товаров, включая контрабанду больших, партий опиума, несмотря на официальный запрет на торговлю им.

До середины XIX в. в Европе употребление опиума ограничивалось главным образом медицинскими целями. Опиум в Европе и в Северной Америке был доступен широко и абсолютно законно в виде лауданума и других медикаментов (например, весьма популярного Доверова порошка - см.). Препараты опиума часто назначались врачами и могли приобретаться в аптеках без рецепта. Опиум европейским населением почти всегда принимался перорально (через рот), гораздо реже его курили.

Ситуация стала принципиально меняться после изобретения шотландским врачом Александром Вудом (A. Wood, 1856) способа введения препаратов с по¬мощью иглы и шприца. Выделенный ранее из опиума немецким фармацевтом Сертурнером (A.F. Serturner, 1803) морфий (см.) стал теперь широко использоваться для обезболивания, что привело к учащению случаев зависимости от морфия. Первая массовая волна морфинизма случилась в результате широкого применения морфия для облегчения боли у раненых в военных госпиталях США в период Гражданской войны (1861-1865). После ее окончания, по некоторым данным, пристрастились к морфию 45 тыс. американских солдат. Аналогичный всплеск произошел вслед за франко-прусской войной (1870-1871) среди немецких военных, которым вводили морфий во время пребывания в лазарете, а также среди медицинского персонала. В 1871 г. появилась первая научная работа о морфинизме (R. Laehr) «О злоупотреблении инъекциями морфина», где проводилось сравнение между морфинизмом и алкоголизмом.

На рубеже XX в. в западных странах рост числа пристрастившихся к опиуму и его продуктам лиц все реже стало связываться с исходным их использованием для медицинских целей. Сначала злоупотребление опиатами было локализовано главным образом в особых группах населения (богема, бывшие колониальные служащие, жители портовых городов, медицинские работники, криминальная среда и др.), но имело несравненно меньшие масштабы, чем в Азии. В дальнейшем злоупотребление распространилось на более широкие слои населения, включая молодежь. Ситуация усугубилась с получением в 1874 г. английским химиком Райтом (K.R. Wright) продукта опиума - героина (см.), в отношении которого было обнаружено (в 1898 г.), что по наркотическому эффекту он в 5-10 раз сильнее морфина.

Озабоченные нарастающей опасностью, связанной 

с этим наркотиком, западные страны стали все более усиливать контроль за медицинским использованием опиума и опиатов, вводить ограничения и запреты на их оборот и немедицинское использование, а также соответствующие наказания за нарушение этих мер {см. Акт Гаррисона и др.). Негативной реакцией на ограничительные и запретительные меры явилось формирование обширного подпольного рынка наркотиков и наркопреступности.

Развивалась также система международных договоров по контролю над наркотиками: после Первой мировой войны - в рамках Лиги наций, после Второй мировой войны - в рамках ООН. Однако это не стало особой преградой для охватившей в последней трети XX в. большинство стран мира эпидемии злоупотребления наркотиками, среди которых первое место по масштабам и негативным последствиям занял героин.

 

Опиумные войны (англ. Opium wars) — две войны, происшедшие между Великобританией и Китаем, в результате которых западные державы получили значительные торговые привилегии и доступ на многие китайские территории. Опиумные войны начались, когда китайское правительство, обеспокоенное постоянным ростом опиокурения, попыталось прекратить нелегальный ввоз опиума, главным образом британскими торговцами.

Первая опиумная война началась в 1839 г., когда китайские власти конфисковали на складе в Кантоне большую партию опиума, ввезенного британским торговцем из Индии. Захваченный опиум общим весом 1400 т был демонстративно разведен в бадьях водой и вылит в море. Британия ответила в 1840 г. посылкой эскадры военных кораблей, которые обстреляли китайское побережье. Конфликт был завершен подписанием в 1842-1843 гг. Нанкинского договора, согласно которому Китай был принужден заплатить большую компенсацию, открыть пять портов для британской торговли вообще и предоставить Британии эксклюзивные права на торговлю в Гонконге. Договор давал право британским гражданам в Китае быть подсудными только британским судам. Выставили свои требования также другие западные державы и получили аналогичные привилегии. Однако условие отказа от запрета на ввоз наркотика договор китайскому правительству не ставил. Тем не менее, по оценке, за следующее десятилетие количество ввозимого в Китай опиума удвоилось, чему немало способствовала коррупция среди местных чиновников.

Вторая опиумная война началась в 1856 г., когда снова в Кантоне китайская полиция прорвалась на борт британского корабля Arrow и обвинила команду в контрабанде. В стремлении добиться еще больше торговых прав, Британия воспользовалась инцидентом, предъявила новые претензии и объявила войну Китаю. Британские войска при поддержке Франции в 1857 г. одержали вторую быструю победу, в результате чего в 1858 г. был подписан Тяньцзинский договор, по которому разрешался ввоз опиума в Китай в медицинских целях, что фактически означало молчаливое согласие с контрабандой опиума. Однако китайское правительство отказалось ратифицировать его. Тог-, да военные действия возобновились. В 1860 г., когда британские и французские войска оккупировали Пекин и сожгли Летний дворец, Китай согласился ратифицировать второй договор. По договору открывались дополнительные торговые порты, разрешалось иностранным эмиссарам иметь резиденции в Пекине, в Китай допускались христианские миссионеры и разрешалось иностранным путешественникам проникать во внутренние территории Китая.

Последующие переговоры фактически легализовали импорт опиума, хотя официально производство, торговля и потребление опиума в Китае были запрещены.

 

Определенная дневная доза, см.Ди-Ди-Ди.

 

Опьянение (лат. ebrietas; англ, intoxication; нем. Betrunkenheit; франц. ivress) — совокупность характерных психических, вегетативных и соматоневрологических расстройств, возникающих в результате приема психоактивного вещества. В типичном случае сначала наблюдается эйфория, за которой следует нарастающее психическое возбуждение, а затем - торможение с явлениями расслабленности, сонливости или оглушения.

Наиболее распространенным агентом, вызывающим опьянение, является алкоголь. Для опьянения, вызываемого веществами, принадлежащими к разным типам наркотиков (психостимуляторы, галлюциногены и т. д.) или других психоактивных веществ, характерны свои особенности.

Субъективная привлекательность ощущений, сопряженных с опьянением, является причиной формирования психической зависимости от психоактивных веществ.

Некоторые симптомы опьянения (возбуждение, изменение сознания и др.) могут проявляться после приёма (особенно при передозировке) ряда веществ и препаратов, не относящихся к психоактивным.

Син.: острая интоксикация.

 

Опьянение акрихиновое — наблюдается при передозировке и в редких случаях после приема терапевтических доз акрихина (противомалярийного, противоглистного средства). Характерно двигательное и речевое возбуждение с потерей ориентировки. Возбуждение продолжается несколько часов. Иногда может развиться «акрихиновый психоз» (см. Психоз акрихиновый).

 

Опьянение астматоловое — возникает при приёме больших доз астматола (лекарственный препарат, применяемый при лечении бронхиальной астмы, содержащий белладонну, белену, дурман и натрия нитрат). Характеризуется чрезвычайной яркостью восприятия, повышением остроты зрения. Окружающие предметы часто воспринимаются окрашенными в зелёный цвет.

 

Опьянение гашишем (каннабисом) — в своей типичной форме проявляется, когда наркотик принимают путем курения и когда имеется некоторый опыт его употребления. Уже через несколько минут после курения появляется приятное ощущение тепла во всем теле, особой легкости, утраты собственного веса. Наблюдаются разнообразные психосенсорные расстройства: изменяется восприятие окружающего пространства и времени, цвета кажутся очень яркими, звуки - громкими, предметы - контрастными, течение времени - ускоренным. Искажается оценка расстояния: нередко предметы кажутся находящимися дальше, чем на самом деле.

Опьянение, как правило, сопровождается приподнятым настроением с дурашливостью, немотивированной смешливостью. Смех возникает по любому поводу, при тяжелом опьянении бывает компульсивным. Мышление утрачивает свою последовательность, преобладают поверхностные, случайные ассоциации. В то же время создается субъективное ощущение ускоренного течения мыслей. Общение в группе курящих носит формальный характер, заданные друг другу вопросы не находят ответа.

Состояние опьянения сопровождается вегетативными нарушениями. Отмечаются сухость во рту, блеск глаз, гиперемия склер, расширение зрачков. Длительность легкого опьянения зависит от дозы поступившего в организм тетрагидроканнабинола (ТГК) и продолжается от получаса до нескольких часов.

По выходе из интоксикации возникает резкое чувство голода, по-видимому, связанное с развивающейся гипогликемией.

В дальнейшем отмечается усталость, сонливость.

В ряде случаев в инициальном периоде появлению эйфории предшествует кратковременное состояние тревоги.

Значительное увеличение дозы гашиша приводит к смене эйфории страхом и растерянностью, появлению неудержимого и плохо контролируемого потока бессвязных мыслей, грубому нарушению восприятия времени и пространства.

С учащением эпизодов курения эйфория и многоречивость во время интоксикации уменьшаются, появляется ощущение интеллектуального подъема. Собственные мысли кажутся особенно глубокими и содержательными, способности - почти неограниченными. Речь отличается многословной обстоятельностью, резонерством, в то же время суждения в целом поверхностны и банальны. Накурившиеся смотрят на себя как бы со стороны. Собственные мысли могут стать им самим непонятными, восприниматься как чужие.

Отсутствие опыта приема наркотика может отразиться на характере реакции. Первое в жизни курение гашиша может вообще не вызвать никаких эйфорических ощущений. Нередко лишь после 2-3 раз возникает эйфория. Кроме того, первые пробы курения могут сопровождаться рядом неприятных ощущений: сухости во рту и носоглотке, скованности лицевых мышц, стеснения в груди, затрудненности дыхания. Могут возникнуть подавленное настроение, тревога, учащенное сердцебиение, головокружение, звон и шум в ушах, тошнота и рвота.

Некоторые исследователи усматривают определенную фазность в развитии гашишного опьянения, то есть закономерную последовательность смены симтоматики (см. Фазы гашишного опьянения).

В состоянии интоксикации препаратами каннабиса могут возникать острые психотические эпизоды, чаще всего протекающие в форме делириозного синдрома с дезориентировкой в окружающем, страхом, тревогой, галлюцинациями (см. Гашишный психоз).

 

Опьянение ингалянтами — имеет общие типичные черты при вдыхании самых разных видов летучих веществ.

У начинающих потребителей ингалянта после 3-5 вдохов появляются легкое головокружение, шум в голове, першение в горле, слезо- и слюнотечение, двоение в глазах, легкое оглушение. Зрачки расширяются, пульс учащается. Затрудняется внимание, замедляется реакция на внешние раздражители.

Когда ингаляция прекращается, состояние опьянения продолжается еще 10-15 минут и сменяется неприятными ощущениями тяжести в голове, головными болями. Появляются специфический сладковатый вкус во рту, жажда, тошнота, может быть рвота. Постинтоксикационное состояние продолжается в течение 2-3 часов.

Если вдыхание органических растворителей носит привычный характер, вслед за оглушением и расслабленностью у потребителя повышается психомоторная активность, иногда возникает возбуждение. Повышается настроение, появляются психосенсорные расстройства: формы и размеры предметов искажаются, цвета становятся более яркими и контрастными, тембр внешних звуков и голосов меняется. Все услышанные голоса и звуки многократно повторяются, превращаясь в «бесконечное эхо».

При продолжении ингаляции звуки становятся тише, потребители ингалянта перестают замечать окружающее, как бы отключаются от него, и погружаются в восприятие возникающих у них при закрытых глазах ярких и образных сценоподобных псевдогаллюцинаций («мультики»).

Эти обманы восприятия носят характер либо последовательно сменяющих друг друга картин со сквозным сюжетом и действующими лицами, как в мультфильмах, либо картины сменяются без сюжета и определенной последовательности. Реальное тесно переплетается с фантастическим (люди и животные, необычные существа и предметы и т. д.). Характерно, что галлюцинаторные образы - всегда очень яркие, цветные, находятся в непрерывном движении, предметы кажутся объемными, часто меняют форму. Преобладают как бы проецирующиеся на экран картины сказочного, авантюрно-приключенческого или эротического содержания, иногда напоминающие сюжеты виденных кинофильмов.

К зрительным обманам восприятия могут присоединиться слуховые. Потребители ингалянта слышат музыку или голоса, с которыми они иногда даже разговаривают. Изолированных слуховых галлюцинаций, без зрительных образов, обычно не бывает.

Аффект зависит от содержания обманов восприятия. Это могут быть переживания радости, блаженства и переживания страха. При этом потребители отмечают, что даже те картины, которые сопровождаются страхом, все равно интересны и приятны.

При вдыхании органических растворителей типа пятновыводителей, ацетона некоторые токсикоманы могут «заказывать» себе галлюцинации на определенную тему, что говорит не об истинных галлюцинациях или псевдогаллюцинациях, а скорее о визуализации представлений.

Обратное развитие опьянения начинается с момента прекращения ингаляции. Через 0,5-1,5 минуты исчезают галлюцинаторные образы, постепенно восстанавливается ориентировка, а состояние блаженства, приятной легкости сменяется повышенной раздражительностью. Появляются головная боль, головокружение, вялость, слабость, тошнота, возможна рвота. Лицо гиперемировано, зрачки расширены, склеры инъецированы; отмечается тахикардия; движения некоординированы, походка неуверенная.

Остаточные явления интоксикации могут длиться от нескольких часов до 3 суток в зависимости от дозы употребляемого вещества. Длительное время остается неприятный привкус во рту, иногда бывает затруднённое мочеиспускание. Настроение, как правило, снижено, с дисфорическим оттенком.

В случае передозировки может наступить сопорозное, а затем и коматозное состояние.

 

Опьянение кокаиновое — характеризуется эйфорией, подъемом настроения, явлениями психомоторного возбуждения с ускорением ассоциативных процессов, многоречивостью, ощущением своих повышенных возможностей и стремлением к деятельности.

При выраженном кокаиновом опьянении состояние можно расценивать как маниакальноподобное: характерны грандиозность планов при нарушении рациональности суждений, резкая переоценка собственной личности и своих возможностей, импульсивность, безответственность («швыряние денег»), гиперсексуальность.       

При приеме значительных доз кокаина возможны микроптические галлюцинации (в виде образов живых существ или предметов очень малых размеров), расстройства схемы тела, изменение сознания. При тяжелой интоксикации развивается картина кокаинового делирия (см.). При легкой; и средней степени опьянения через 2-3 часа, когда действие кокаина ослабевает, наступает общая слабость, повышенная раздражительность на фоне депрессивно-дисфорического настроения. Отмечаются тремор пальцев рук, понижение мышечного тонуса, тахикардия.

 

Опьянение мескалиновое—характеризуется зрительной гиперестезией, особенно к цвету, появлением ярких сценоподобных, полиморфных, калейдоскопически меняющихся зрительных галлюцинаций фантастического содержания, расстройством схемы тела.

 

Опьянение морфинное (опийное) — вначале возникает подъем настроения, переживание удовольствия, блаженства, с приятным чувством разливающегося по телу тепла и ощущением приятной тяжести в конечностях, с легким зудом или покалывания кожи лица.

Скорость появления этого эффекта зависит от способа введения опиоида. Наиболее быстро он возникает при внутривенном введении - через 10-30 секунд и при употреблении путем курения - через 10-20 секунд. При внутримышечном и подкожном введении - через 3-5 минут, при интраназальном (с абсорбцией через слизистую оболочку) - в пределах 10-15 минут, при приеме внутрь - через 15-30 минут и дольше.

При внутривенном введении опиоида первая фаза опьянения (на жаргоне - «приход») наступает практически мгновенно. Чувство наслаждения может достигать степени экстаза и сопровождаться ощущением теплой волны или толчка, идущего из области живота (эпигастрия) и ударяющего в голову. Это состояние непродолжительно - от 1 до 3 минут. При других способах введения (внутрь, внутримышечно, интраназально) выраженный «приход» может отсутствовать. При длительном систематическом употреблении опиоидов и высокой толерантности к ним эта инициальная фаза значительно ослабевает или исчезает вовсе.

Затем наступает ощущение блаженного покоя, физического комфорта, приятной расслабленности. Замедляется ассоциативный процесс, снижены концентрация внимания и способность к запоминанию. Типичны пассивность, нежелание что-либо делать.

Глаза полузакрыты, лицо гипомимично. При обращении к человеку в таком состоянии он откликается, но то и дело закрывает глаза и «клюет носом». На повышенные голоса он реагирует активнее, поддерживает разговор и даже становится многоречивым, хотя суждения его носят поверхностный характер. В дальнейшем наступает сон - поверхностный и легко прерывающийся незначительными по силе раздражителями.

Характерным признаком опийного опьянения являются резкое сужение зрачков, сухость кожи и слизистых оболочек, сухость во рту, нечувствительность к боли, повышение, затем понижение артериального давления, гиперемия кожи лица, сменяющаяся побледнением, понижение температуры тела, урежение сердечного ритма и частоты дыхания, снижение тонуса скелетной мускулатуры, сниженная перистальтика кишечника с запором, задержка мочи.

У некоторых лиц, не имеющих опыта приема опиатов (при отсутствии толерантности), в состоянии опийного опьянения могут возникнуть страх, тревога, зрительные галлюцинации и другие психопатологические феномены, вплоть до развития острого психоза.

(См. также Фазы опийного опьянения у лиц без зависимости.)

 

Опьянение наркотическое (общие черты), см. Наркотическое опьянение; см. Внешние признаки наркотического опьянения.

 

Организация лечения ВИЧ-инфицированных потребителей наркотиков — распространение ВИЧ-инфекции поставило новые задачи в сфере организации лечения больных наркоманией. Возникла необходимость совмещать антиретровирусную и иммунокорригирующую терапию с купированием острого абстинентного синдрома, подавлением патологического влечения к наркотикам, терапией различных психических и соматоневрологических нарушений, характерных для наркомании, и профилактикой новых заражений.

На первых этапах борьбы с ВИЧ-инфекцией преобладала тенденция создавать особые, изолированные условия (отдельные палаты, отделения) для ВИЧ- инфицированных пациентов. Однако отрицательный результат теста на ВИЧ не является гарантией отсутствия инфицированности у наркологического больного, поступающего на лечение, поскольку с момента заражения до момента обнаружения в крови антител к ВИЧ может пройти до трех и более месяцев. Это означает, что изолирование инфицированных лиц бессмысленно, поскольку пациент даже с отрицательным результатом теста на ВИЧ может оказаться инфицированным. Поэтому основным организационным принципом при оказании наркологической помощи должна быть не изоляция инфицированных больных, а соблюдение всех необходимых норм и правил противоэпидемического режима. Меры по предупреждению внутрибольничной передачи ВИЧ полностью совпадают с тактикой предупреждения передачи гепатитов В и С.

Особое значение приобретают этические проблемы взаимоотношений с ВИЧ-инфицированными больными и их родственниками. Очень важным является терпимое отношение к пациентам с высоким риском ВИЧ-инфицирования, инфицированным и заболевшим СПИДом; отношение к ВИЧ-инфекции как к медицинской, а не моральной проблеме.

Во многих странах одним из наиболее распространённых методов оказания медицинской помощи ВИЧ-инфицированным опиоидным наркоманам является заместительная терапия (см.) наркотическими средствами. Считается, что ее применение особенно актуально в условиях инфекционного стационара, где находятся больные наркоманией с клиническими проявлениями СПИДа, сопровождающимися тяжёлыми инфекционными и соматическими заболеваниями. Использование наркотиков на этой стадии заболевания СПИДом считается целесообразным прежде всего для облегчения состояния больных и для прерывания парентерального пути введения наркотика и смены его на пероральный (через рот). В инфекционных клиниках, где находятся ВИЧ-инфицированные больные наркоманиями, это вопрос стоит особенно остро, так как нелегальное поступление наркотиков в отделения практически не контролируется, больные пользуются одними и теми же шприцами, увеличивается риск инфицирования новыми штаммами ВИЧ-инфекции и ее дальнейшего распространения.

В Российской Федерации применение наркотических средств для лечения наркомании законодательно запрещено, поэтому заместительная терапия не применяется.

Появление ВИЧ-инфекции заставило взглянуть на проблемы профилактики заболеваний, связанных с употреблением наркотиков, под новым углом зрения. В настоящее время в ряде стран все большее значение приобретает профилактическая стратегия, именуемая «снижение вреда» (см.), или, иными словами, «предпочтение меньшего зла». В основе этой стратегии лежит представление о том, что ВИЧ-инфекция являет собой угрозу более смертоносную, чем употребление наркотиков. В рамках этой стратегии широкое распространение в таких странах, как Австралия, Великобритания, Канада, Нидерланды, Новая Зеландия, Швеция и других, получили программы раздачи и обмена игл и шприцев. При этом в регионах, где стоимость игл и шприцев была относительно велика, среди потребителей наркотиков распространялись дезинфицирующие средства, проводилось их обучение приемам обработки инструментов для инъекций. Специалисты, участвующие в реализации таких программ, считают, что они позволяют устанавливать контакт с теми наркоманами, у которых отсутствует мотивация к обращению за лечебной помощью. Посещение пунктов обмена игл и шприцев может способствовать их обращению к медицинским и социальным услугам, предлагаемым государственными и общественными организациями.

В настоящее время организации, действующие на принципах «снижения вреда», имеются в ряде регионов России.

В профилактических целях реализуются также различные обучающие программы, включая обучение добровольцев из бывших наркоманов и внедрение их в сообщества наркоманов, а также в так называемую «уличную работу» (outreach work) непосредственно в местах пребывания потребителей наркотиков. Принципиально новым элементом в этой работе явился активный выход специалистов в закрытые ранее для них группы риска, выявление их лидеров и установление с ними контактов, проведение психосоциального консультирования, распространение специализированной информации.

В 1998 году были опубликованы «Принципы профилактики ВИЧ-инфекции среди лиц, применяющих наркотики», разработанные ВОЗ в сотрудничестве с ЮНЭЙДС (UNAIDS - Объединенная программа ООН по ВИЧ/СПИДу) и Советом Европы. Как было заявлено составителями, в них отражен мировой опыт применения эффективных профилактических программ против ВИЧ-инфекции. К этим принципам отнесены:

1) информационная работа и образование по этой проблеме;

2) обеспечение легкой доступности социальных служб и служб здравоохранения (для лиц с повышенным риском ВИЧ-инфицирования или уже инфицированных);

3) активная работа среди лиц, вводящих наркотики путем инъекции (на основе личного контакта с употребляющими наркотики и их окружением);

4) обеспечение инъекционных потребителей наркотиков стерильными инъекционными инструментами и дезинфицирующими материалами;

 5) предоставление этим лицам возможности получать заместительную терапию.

Организация либо содержание притонов для потребления наркотических средств или психотропных веществ — наказывается в соответствии с санкциями, предусмотренными статьей 232 УК РФ.

См. Притоносодержатель.

 

Осложненная наркомания — злоупотребление больным наркоманией, одновременно или попеременно с наркотиком, другим одурманивающим веществом, не отнесенным к наркотикам.

 

Особенности зависимости от наркотиков у женщин — связаны как с биологическими, так и с психологическими различиями между полами.

У женщин ниже активность печеночных ферментов, участвующих в метаболизме наркотиков. Кроме того, вследствие более высокого соотношения жировой ткани с мышечной у женщин по сравнению с мужчинами достигается более высокая концентрация психоактивных веществ в крови при приеме одинаковых доз. Большее количество жировой ткани повышает абсорбцию липофильных психоактивных веществ (фенциклидина, марихуаны) с последующим медленным их высвобождением. Действие наркотиков на ЦНС у женщин связано также с особенностями центральных механизмов нейротрансмиссии мезокортиколимбической системы, ведущими к более высокой концентрации дофамина у женщин.

Тревожно-депрессивные и панические расстройства среди женщин более распространены, чем у мужчин, поэтому женщины чаще злоупотребляют седативными препаратами. Среди особенностей личности у женщин, употребляющих героин, преобладают истероидные черты, выраженная инфантильность суждений и поведения. Различия в распространенности пробного употребления наркотиков между подростками обоего пола несущественны, но резко увеличиваются с возрастом. В России, согласно официальной статистике, соотношение злоупотребляющих наркотиками взрослых мужчин и женщин составляет в последние годы 5:1.

Один из основных факторов приобщения к героину у женщин - наличие партнера, употребляющего наркотики. Это преимущественно сексуальный партнер, но в отдельных случаях - мужчина, к которому женщина испытывает лишь эмоциональную привязанность. Влияние сексуального партнера определяет не только начало употребления наркотиков, но и формирование зависимости. Вместе с сексуальным партнером употребляют героин подавляющее большинство женщин. Наоборот, мужчины, употребляющие наркотики, в качестве сексуальных партнеров предпочитают выбирать женщин, не употребляющих наркотики. В начале наркотизации женщины гораздо менее информированы о дозах, способах введения наркотика, выбор которых они нередко полностью доверяют своим более опытным партнерам мужчинам. Более чем в трети случаев женщины начинают употребление героина с внутривенного введения, что примерно в 3 раза чаще, чем у мужчин.

Вследствие употребления героина происходит резкий рост гинекологических нарушений. Прием героина женщинами в большинстве случаев приводит к расстройствам сексуальной функции: наряду с беспорядочностью половой жизни постепенно снижается половая активность, понижается либидо, развивается фригидность. У подавляющего большинства зависимых женщин отмечается нерегулярность менструального цикла. Длительность отсутствия менструаций может составить от 2 недель до 3 лет. Многие женщины безразлично относятся к этому нарушению, некоторые заявляют, что «так удобнее жить». У большинства менструальный цикл восстанавливается в течение одного месяца после прекращения употребления героина.

У женщин быстрее нарастает толерантность к опиоидам, причем растут не только разовые дозы наркотика, но и суточная кратность введения. Период формирования абстинентного синдрома у женщин более чем в 2 раза короче по сравнению с мужчинами. В большинстве случаев абстинентный синдром у женщин манифестирует психопатологическими расстройствами (тревога, беспокойство, повышенная раздражительность, резкие перепады настроения, нарушения сна). В дальнейшем к этому присоединяется характерная для синдрома отмены соматовегетативная симптоматика.

В структуре изменений личности, происходящих в результате употребления наркотиков, у женщин в значительно большей степени, чем у мужчин, представлены жажда внимания, сочувствия, склонность к рисовке, позерству. Быстрее нарастает волевой дефект, заостряются черты аффективно-волевой неустойчивости, повышается конформность. Женщины, больные наркоманией, гораздо быстрее мужчин впадают в полную зависимость от окружения. Они более подчиняемы, легко внушаемы, очень быстро утрачивают трудоспособность, интерес к учебе. Подавляющее большинство живет на иждивении близких, нигде не работают, не учатся. Криминальная активность их ниже по сравнению с мужчинами и ограничивается обычно мелкими «домашними» кражами у родителей и знакомых.

Многие из наркозависимых женщин не участвуют в воспитании своих детей, а доверяют их родственникам. По некоторым оценкам, каждый третий ребенок воспитывается отдельно от матерей-наркоманок. При формально заботливом отношении к детям такие женщины нередко стараются использовать материнство для манипуляции родственниками, врачами. Стремясь быстрее выписаться из стационара, они сообщают о вымышленных болезнях детей, всячески подчёркивают необходимость находиться рядом с ребенком и т. д.

Женщины, злоупотребляющие наркотическими средствами, еще менее охотно, чем мужчины, обращаются за наркологической помощью, так как не желают быть определенными как наркоманки. В современных социально-культурных условиях женщины, обнаружившие злоупотребление наркотиками, особенно если они детородного возраста, становятся изгоями. Подобное отношение складывается в основном к женщинам, занимающим «благопристойное» социальное положение. Считается позором для «порядочных» женщин сознаться в том, что они приобщились к наркотикам.

Вместе с тем, распространенное представление о меньшей курабельности (излечиваемости) женской наркомании является в значительной мере преувеличенным. Одним из важнейших аспектов лечения женщины, страдающей наркоманией, считается преодоление ее зависимости от сексуального партнера-наркомана. В случае одновременного лечения пары из наркоманов желательно прохождение курса их

терапии отдельно в разных клиниках с исключением любых контактов между партнерами.

С учетом особой социальной роли женщины, от которой зависит здоровье и благополучие будущего поколения, тенденцию роста женского наркотизма в стране можно рассматривать как определенный показатель роста наркотизации в обществе в целом.

 

Особенности применения нейролептиков у больных опийной наркоманией — проявляются в том, что вместо выраженного седативного действия эти препараты способны вызывать у них расторможенность вплоть до развития психомоторного возбуждения. Нейролептики мало влияют на влечение к опиоидам и в слабой степени снижают аддиктивные и другие негативные тенденции в поведении больных; а в некоторых случаях могут даже усиливать эти тенденции. Психопатологические проявления нейролептического синдрома (в первую очередь психическая ригидность) могут снижать продуктивность контакта с больным. Наряду с тем нейролептики (за исключением клозапина) обладают умеренной способностью облегчать засыпание у больных наркоманией.

Считается, что риск развития нежелательных последствий при применении нейролептиков для лечения больных с опийной зависимостью можно снизить, если соблюдать ряд следующих правил: а) осторожно назначать нейролептики лицам с выраженными проявлениями энцефалопатии, пациентам, злоупотребляющим алкоголем, а также обнаруживающим склонность к одновременному приему нескольких психоактивных веществ; б) подбирать нейролептики с учетом профиля их действия в строгом соответствии с особенностями психопатологического синдрома; в) избегать неоправданно высоких доз нейролептиков; г) избегать проведения терапии синдрома отмены опиоидов в амбулаторных условиях, где нередко делается попытка компенсировать отсутствие надлежащего медицинского надзора за больным назначением нейролептиков в повышенных дозировках; д) снижать дозы препаратов либо отменять их полностью при появлении первых признаков нейролептического синдрома.

См. также: Злокачественный нейролептический синдром (ЗАС) у больных опийной наркоманией; Лекарственная дистония (при лечении нейролептиками больных опиоманией).

 

Особенности психотерапии после выписки из стационара — обусловливаются среди прочего тем, что на первых порах может наблюдаться своеобразный диссонанс между соматическим состоянием пациента (колебания самочувствия, функциональная слабость) и его оптимистической переоценкой своих возможностей (немедленное желание работать, начать новую жизнь, уверенность в автоматическом разрешении всех накопившихся конфликтов). Такой гипертимный настрой приводит, как правило, к психической перегрузке с последующим срывом и разочарованием. Здесь очень важно во время психотерапевтических контактов с больным определить вместе с ним меру и характер его активности при возвращении в свое социальное окружение. Сюда входит обсуждение текущих событий и изменений в самочувствии пациента, выработка индивидуального режима, постоянно корригируемого в зависимости от состояния пациента.

Наиболее сложная проблема, обычно неразрешимая психотерапевтическим путем (хотя она постоянно имеется в виду),-это психическая зависимость от наркотика. Обсессивное влечение к наркотику во многих случаях сохраняется у больных неопределенно долго. Опыт показывает, что психическая зависимость исчезает в более ранние сроки, если больной «насыщен» положительными эмоциями. Сильные эмоции (любовь, работа, рождение ребенка и др.), новые интересы устраняют влечение к наркотику скорее, нежели рациональная установка на воздержание.

Если не удается подтолкнуть больного к какому-нибудь интересному занятию, можно использовать психотерапевтический прием, известный как «создание противоаффекта» (страха перед последствиями наркотизации) с помощью методики «аффективного насыщения».

С течением ремиссии наблюдается еще одно парадоксальное явление: соматическое состояние больного, видимо, упрочилось, а в высказываниях сквозит недовольство своим состоянием, неверие в свои силы. Без посторонней помощи этот пессимизм может привести к развитию декомпенсации.

Психотерапевтические беседы требуются больному длительное время, даже в течение 1-2 лет после госпитализации. Обычно они индивидуальны. Родственники приглашаются только по соглашению с самим больным с целью определения режима (и отношения к больному), а также при возникающих конфликтах. Для результатов терапии предпочтительнее, чтобы больной испытывал стыд за обман врача, нежели раздражение из-за недоверия к нему.

Особенности формирования зависимости при употреблении седативно-снотворных средств, назначенных по медицинским показаниям — проявляются в том, что формирование физической зависимости обычно протекает очень медленно. У большинства больных, принимающих эти препараты, рост дозировок растягивается на годы. При этом полного развития синдрома отмены не происходит.

Психическая зависимость не включает стремления к эйфории и не исключает возможности психического комфорта вне наркотического опьянения. Ее легко разрушить психотерапией и удовлетворить дачей плацебо.

Рубежом, указывающим на стойкую зависимость, служит сознательное употребление седативно-снотворных средств с целью достижения эйфории. Об изменении мотива обращения к снотворному препарату свидетельствует его дневной прием. С этого момента течение заболевания у пациентов с различными мотивами начала употребления седативно-снотворных веществ синдромологически неотличимо.

 

Острая интоксикация (опьянение) галлюциногенами (код F16.0x) согласно критериям МКБ-10 —состояние, диагностика которого должна опираться на три основные группы критериев: 1. Общие критерии для острой интоксикации психоактивными веществами согласно критериям МКБ-10 (код Flx.O) (см.). 2. Признаки изменения психического состояния из числа следующих: тревога и страх; слуховые, зрительные или тактильные иллюзии и/или галлюцинации, возникающие в состоянии полного бодрствования; деперсонализация; дереализация; параноидная настроенность; идеи отношения; аффективная лабильность; импульсивные поступки; двигательное беспокойство; нарушения внимания; неадекватное поведение. 3. Могут присутствовать признаки из числа следующих: тахикардия; потливость и озноб; тремор; расширение зрачков; снижение остроты зрения; нарушения координации.

 

Острая интоксикация (опьянение) психоактивными веществами согласно критериям МКБ-10 (код Flx.O) — преходящее состояние, наступающее вслед за приемом психоактивного вещества и выражающееся в расстройствах сознания, восприятия, эмоций, мышления, поведения, статики, координации движений, вегетативных и других функций. Этот диагноз должен являться основным лишь в тех случаях, когда интоксикация не сопровождает более стойкие расстройства, связанные с употреблением психоактивного вещества. В противном случае предпочтение должно отдаваться диагнозу употребления с вредными последствиями (F1x.1); синдрома зависимости 9F1X.2) или психотического расстройства (F1 х.5).

Выраженность острой интоксикации находится в прямой зависимости от уровня доз. Исключения из этого правила могут быть у пациентов с какими-либо соматическими заболеваниями (например, почечной или печеночной недостаточностью), когда малые дозы психоактивного вещества могут оказать непропорционально выраженную интоксикацию. Должна также приниматься во внимание социально обусловленная поведенческая расторможенность (например, на праздниках, карнавалах и т. п.).

Острая интоксикация - преходящее явление. Ее интенсивность со временем уменьшается, и при отсутствии дальнейшего употребления психоактивного вещества ее действие прекращается. Состояние полностью купируется, за исключением случаев, где имеются повреждения тканей, органов или систем.

Симптомы интоксикации не всегда отражают характер первичного действия конкретного вещества. Например, депрессанты ЦНС могут вызвать симптомы оживления или гиперактивности, а стимуляторы - уход в себя и интровертное поведение. Действие таких веществ, как каннабис и галлюциногены, практически непредсказуемо. Более того, многие психоактивные вещества производят различное действие в зависимости от разных доз. Например, алкоголь в малых дозах обладает стимулирующим действием, с увеличением дозы вызывает возбуждение и гиперактивность, а в больших - оказывает чисто седативный эффект.

Общие критерии для диагностики острой интоксикации психоактивными веществами подразделяются на три категории:

1) наличие факта недавнего употребления психоактивного вещества в достаточно высоких дозах, чтобы вызвать интоксикацию;

2) признаки интоксикации должны соответствовать известному действию конкретного вещества и отличаться достаточной выраженностью, чтобы привести к клинически значимым нарушениям;

3) имеющиеся признаки не могут быть объяснены другим психическим или поведенческим расстройством, а также соматическим заболеванием, не связанным с употреблением психоактивного вещества.

 

Острая интоксикация (опьянение) препаратами каннабиса (код F12.0х) согласно критериям МКБ-10 — состояние, диагностика которого должна опираться на три основные группы критериев:

      Общие критерии для острой интоксикации психоактивными веществами согласно критериям МКБ-10 (код Flx.O (см.). 2. Признаки изменения психического состояния их числа следующих: эйфория и расторможенность; тревога или ажитация; подозрительность (параноидная настроенность); чувство замедления времени и (или) переживание быстрого течения мыслей; нарушения суждений; нарушения внимания; изменение скорости реакций; слуховые, зрительные или тактильные иллюзии и/или галлюцинации с сохранностью ориентировки; деперсонализация; дереализация; неадекватное поведение. 3. Могут присутствовать признаки из числа следующих: повышение аппетита; сухость во рту; инъецированность склер; тахикардия.

 

Острая интоксикация (опьянение) кокаином (код F14.0x) согласно критериям МКБ-10 — состояние, диагностика которого должна опираться на три основные группы критериев: 1. Общие критерии для острой интоксикации психоактивными веществами согласно критериям МКБ-10(код Flx.O) (см.). 2. Признаки изменения психического состояния их числа следующих: эйфория и ощущение повышенных возможностей (прилива сил); повышение уровня бодрствования («сверхбодрствование»); переоценка собственной личности; грубость или агрессивность; склонность к спорам; аффективная лабильность; стереотипные действия; слуховые, зрительные или тактильные иллюзии; галлюцинации, обычно с сохранностью ориентировки; параноидная настроенность; психомоторное возбуждение (иногда заторможенность); нарушения поведения - от чрезмерной общительности до социальной отгороженности. 3. Могут присутствовать признаки из числа следующих: тахикардия (иногда брадикардия); сердечная аритмия; артериальная гипертензия (иногда гипотензия); потливость и озноб; тошнота или рвота; расширение зрачков; мышечная слабость; боли в груди; судороги.

 

Острая интоксикация (опьянение) летучими растворителями (код F18.0x) согласно критериям МКБ-10 — состояние, диагностика которого должна опираться на три основные группы критериев: 1. Общие критерии для острой интоксикации психоактивными веществами согласно критериям МКБ-10 (код Flx.O) (см.) 2. Признаки изменения психического состояния из числа следующих: апатия и глубокий, близкий к летаргическому сон; грубость или агрессивность; аффективная лабильность; нарушения суждений; нарушения внимания и памяти; психомоторная заторможенность; неадекватное поведение. 3. Могут присутствовать признаки из числа следующих: шаткость походки; нарушения статики и координации движений; смазанная речь; нистагм; угнетение сознания (сопор, кома); нечеткость зрения или диплопия.

В тяжелых случаях острая интоксикация летучими растворителями может сопровождаться гипотензией, гипотермией и угнетением глотательного рефлекса.

 

Острая интоксикация (опьянение) опиатами (код FII.Ox) согласно критериям МКБ-10 — состояние, диагностика которого должна опираться на три основные группы критериев:

1. Общие критерии для острой интоксикации психоактивными веществами согласно критериям МКБ-10 (код Flx.O) (см.)

2. Признаки изменения психического состояния из числа следующих: апатия и седация; психомоторная заторможенность; нарушения внимания; нарушения суждений; неадекватное поведение.

3. Могут присутствовать признаки: сонливость; смазанная речь; сужение зрачков (за исключением состояний аноксии от тяжелой передозировки, когда зрачки расширяются); угнетение сознания (сопор или кома). При тяжелой интоксикации опиатами могут наблюдаться угнетение дыхания, гипоксия, гипотензия и гипотермия.

 

Острая интоксикация (опьянение) седативными или снотворными средствами (код F13.0x) согласно критериям МКБ-10 — состояние, диагностика которого должна опираться на три основные группы критериев: 1. Общие критерии для острой интоксикации психоактивными веществами согласно критериям МКБ-10 (код F1x.O) (см.). 2. Признаки изменения психического состояния из числа следующих: эйфория и расторможенность; апатия и седация; грубость и агрессивность; аффективная лабильность; нарушения внимания; антероградная амнезия; неадекватное поведение. 3. Могут присутствовать признаки из числа следующих: шаткость походки; нарушения статики и координации движений; смазанная речь; нистагм; угнетение сознания (сопор, кома); эритематозные или буллезные высыпания на коже. В тяжелых случаях острая интоксикация седативными или снотворными препаратами может сопровождаться гипотензией, гипотермией и угнетением глотательного рефлекса.

 

Острая интоксикация (опьянение) стимуляторами (код F15.0x) согласно критериям МКБ-10 — состояние, диагностика которого должна опираться на три основные группы критериев: 1. Общие критерии для острой интоксикации психоактивными веществами согласно критериям МКБ-10 (код Flx.O) (см.). 2. Признаки изменения психического состояния из числа следующих: эйфория и чувство прилива сил; повышение уровня бодрствования («сверхбодрствование»); переоценка собственной личности; грубость или агрессивность; склонность к спорам; аффективная лабильность; стереотипные действия; слуховые, зрительные или тактильные иллюзии; и/или галлюцинации, обычно с сохранностью ориентировки; параноидная настроенность; психомоторное возбуждение (иногда заторможенность); неадекватное поведение - от чрезмерной общительности до отгороженности. 3. Могут присутствовать признаки из числа следующих: тахикардия (иногда брадикардия); сердечная аритмия; артериальная гипертензия (иногда гипотензия); потливость и озноб; тошнота и/ или рвота; возможное снижение массы тела; расширение зрачков; мышечная слабость; боли в груди; судороги.

 

Острая интоксикация табаком (код F17.0x) согласно критериям МКБ-10 — состояние, диагностика которого должна опираться на три основные группы критериев: 1. Общие критерии для острой интоксикации психоактивными веществами согласно критериям МКБ-10 (код Flx.O) (см.). 2. Признаки изменения психического состояния из числа следующих: аффективная лабильность; нарушения сна. 3. Могут присутствовать признаки из числа следующих: тошнота или рвота; головокружение; потливость; тахикардия; сердечная аритмия.

Острая интоксикация кокаином как неотложное состояние — легкое отравление кокаином выражается не резко выраженным головокружением, общей слабостью, побледнением кожных покровов, падением артериального давления. Все эти признаки исчезают довольно быстро и не требуют специального вмешательства.

При более выраженном отравлении возникают галлюцинаторно-бредовые переживания на фоне психомоторного возбуждения с постоянным стремлением к движению. Затем отравление переходит в стадию депрессии, продолжающуюся 1-2 дня.

При тяжелом отравлении наблюдается нарушение сознания, резкая бледность кожных покровов, тахикардия, поверхностное, аритмичное дыхание типа Чейна-Стокса. Состояние ухудшается при наступлении судорог, после чего развивается коматозное состояние, угрожающее смертью вследствие паралича дыхательного центра.

Смертельная доза кокаина при подкожном введении - 0,1-0,3 г, при пероральном введении (через рот) -1-1,5 г. Ошибки в дозах очень опасны, так как вследствие быстрого всасывания кокаина через слизистые оболочки или в результате внутривенной инъекции повышенной дозы уже через несколько минут может наступить смерть.

 

Острая интоксикация опиатами как неотложное состояние — легкая и средняя степень опийной интоксикации требуют терапии обычно только в случае необходимости быстрого выведения пациента из состояния опьянения.

При тяжелой степени интоксикации характерны: заторможенность, оглушенность сознания; редкое поверхностное дыхание (вплоть до остановки); брадикардия; гипотермия; сужение зрачков с отсутствием реакции на свет; бледность, сухость кожных покровов, снижение артериального давления. При углублении интоксикации возникают сопор и коматозное состояние (в состоянии комы зрачки резко расширены).

При тяжелом отравлении опиатами основные задачи неотложной терапии - это детоксикация, поддержание жизненно важных функций (прежде всего дыхания, кровообращения, диуреза), коррекция нарушений водно-электролитного баланса и кислотно-щелочного состояния. Этому служит комплекс лечебных мероприятий, принятых в неотложной наркологии и включающих в себя: дезинтоксикацию, инфузионную, симптоматическую терапию, психофармакотерапию и витаминизацию больных.

Быстрого купирования состояния опийной интоксикации можно достичь введением специфического антагониста - блокатора опийных рецепторов налоксона (2 мл 0,4%-го раствора внутривенно или внутримышечно). При этом надо иметь в виду, что при систематическом длительном употреблении опиатов быстрая детоксикация приводит к появлению у больных выраженных алгических, вегетативных, не¬врологических нарушений, а также психомоторного возбуждения.

См. Инфузионная терапия (при неотложных состояниях в наркологии).

 

Острая интоксикация седативными и снотворными средствами как неотложное состояние — проявляется симптоматикой, напоминающей алкогольное опьянение, но с более выраженными неврологическими нарушениями: дизартрией, атаксией, крупным латеральным нистагмом. Зрачки резко расширены, вяло реагируют на свет. Отмечается слюнотечение (гиперсаливация), повышенное потоотделение (гипергидроз), психомоторное возбуждение с гневливостью и склонностью к агрессии. После периода возбуждения наступает глубокий, тяжелый сон. В более тяжелых случаях наблюдаются тошнота, рвота, профузный пот, икота, слюнотечение, оглушенность, которая может перейти в сопор и кому.

Терапия включает в себя комплекс мероприятий: дезинтоксикацию, инфузионную терапию, симптоматическую терапию, психофармакотерапию и витаминизацию. При передозировке гипноседативных средств, в особенности барбитуровых производных, и в случае предшествующего длительного злоупотребления ими дезинтоксикационная терапия должна быть щадящей и сочетаться с применением противосудорожных средств. Мощная дезинтоксикационная терапия, предпочтительно экстракорпоральная, показана в случае передозировки гипноседативных препаратов у больных с другими формами зависимости - например, при викарном, заместительном приеме этих средств больным опийной наркоманией из-за невозможности достать опиоиды. В этом случае подходящей методикой является гравитационный плазмаферез, который проводится однократно в сочетании с внутривенным лазерным облучением крови. Количество удаляемой плазмы составляет 20-40% объема циркулирующей плазмы (ОЦП), время экспозиции лазерного облучения - 10-15 минут.

При передозировке бензодиазепинов рекомендуется быстрое введение специфических антагонистов, в частности, флумазенила, который хорошо противодействует эффектам бензодиазепинов. При этом следует учитывать, что флумазенил у пациентов с зависимостью может ускорить развитие синдрома отмены.

 

Острая толерантность, см. Толерантность острая.

 

Острый опийный абстинентный синдром как неотложное состояние — следует рассматривать в случае возникновения у больного интенсивных мышечных и суставных болей; повышенного потоотделения (гипергидроза); озноба или чувства жара; тошноты; рвоты; лабильности артериального давления и частоты сердечных сокращений; гипотимии с дисфорическим оттенком; тревоги; чувства страха; двигательного беспокойства; компульсивного влечения к наркотику; бессонницы.

Интенсивная терапия в таких случаях проводится в соответствии с общей схемой лечения неотложных состояний в наркологии (см.) (дезинтоксикация, инфузионная терапия, симптоматическая терапия, психофармакотерапия, витаминизация). Кроме того, наряду с обычными методиками интракорпоральной дезинтоксикации в последнее время рекомендуют применять мембранный плазмаферез в сочетании с внутривенным лазерным облучением крови. Он проводится раз в сутки начиная с появления первых признаков опийного абстинентного синдрома в течение 3-4 дней (объем удаляемой плазмы - 10-20% ОЦП; время экспозиции - 10-15 минут) либо однократно на 3-7-е сутки абстиненции с забором 20-40% ОЦП мембранным или гравитационным способом на фоне проводимой фармакотерапии.

В качестве специфической терапии назначают трамал (400-800 мг в сутки в течение 6-10 дней внутрь или внутримышечно), тиапридал (300-600 мг в сутки в течение 6-10 дней внутрь или внутримышечно) или клофелин (0,3-0,45 г в сутки в течение 6-10 дней).

 

Ответная бессонница — невозможность уснуть вследствие отказа от постоянно употребляемого седативно-снотворного препарата.

 

«Отмывание наркоденег» — термин, означающий ввод в законный финансово-товарный оборот (легализацию) денежных средств и материальных ценностей, полученных в результате незаконного наркобизнеса. Сюда же относится сокрытие происхождения подобных доходов и придание им в любых формах видимости законного происхождения.

 

Отношение семей к профилактике наркотизма у несовершеннолетних — можно подразделить (Пелипас В.Е., Рыбакова Л.Н., 2007) на пять типов.

1-й тип - изолирующий. Модель поведения родителей характеризуется попытками полного исключения психоактивных веществ (ПАВ) из жизни семьи до совершеннолетия ребенка. Родители демонстрируют трезвый образ жизни, при котором наркотики недопустимы, спиртные напитки используются редко и не приводят к эксцессам. Внешние контакты детей ограничиваются или контролируются, жестко пресекаются знакомства с «плохой компанией».

2-й тип - контролирующий. Модель поведения родителей характеризуется реализацией двух норм в отношении ПАВ: для взрослых - умеренное потребление, для детей - воздержание. Родители знакомят детей с нормами трезвости, контролируют их общение и отношение к ПАВ; ситуации риска предупреждаются и отсекаются. При этом сами родители не следуют нормам полной трезвости. Вне семьи подросток нарушает нормы трезвости, но скрывает это.

3-й тип - попустительский. Модель поведения семьи характеризуется тем, что контроль за отношением детей к ПАВ не осуществляется. Сами родители не проявляют сдержанности в употреблении ПАВ. Детей не вовлекают в потребление, но ограничиваются декларациями соблюдения норм трезвости до совершеннолетия.

4-й тип - провоцирующий. При таком поведении родители дезориентируют подростка в отношении ПАВ. Осуждая пьянство и наркотизацию несовершеннолетних, они иногда предлагают детям «попробовать» спиртное, допускают употребление пива как слабоалкогольного напитка, вовлекают в семейное употребление вина. Сами не демонстрируют навыков умеренного потребления спиртного, не контролируют отношение детей к ПАВ.

5-й тип - разрушительный. При такого рода поведении семья устраняется от всякого участия в профилактике, даже декларативного. Родители не препятствуют пронаркотическому влиянию на ребенка извне, не пытаются ослабить его или скорректировать. Семейные нормы и правила включают в себя практику регулирования самочувствия и противостояния возникающим жизненным трудностям с помощью ПАВ. Наркотики не предлагаются подростку, но никто не следит за его приобщением к ним.

В соответствии с выделенными типами семей рекомендуется применять различные варианты социальной помощи семьям в проведении антинаркотической семейной профилактики в отношении несовершеннолетних. В самом общем виде можно утверждать, что семьи первого и второго типов нуждаются в основном в консультировании и информационной поддержке, семьи третьего и четвертого типа - в сопровождении и профессиональной коррекции ошибочных родительских стратегий, семьи пятого типа нуждаются в более активных формах воздействия: патронировании, обучении «семейному менеджменту», стимулировании антинаркотической мотивации.

Семьи различаются также по отношению к сотрудничеству со специалистами. Одни не допускают чужого вмешательства; другие полагаются на собственные силы; третьи перекладывают работу по профилактике на плечи специалистов (педагогов, медицинских работников, работников правоохранительных органов и др.). Семьи последнего типа не только не защищают подростка от внешней наркогенной угрозы, но, функционируя в режиме ошибочных или даже патогенных родительских установок, нередко сами формируют пронаркотическую семейную ситуацию.

Типы и модели поведения семьи в отношении к профилактике наркотизма являются довольно стойким образованием и с трудом поддаются изменениям, тем более быстрым, без специальной коррекции.

 

Отрицательные галлюцинации, см. Галлюцинации отрицательные.

 

Оценка тяжести синдрома отмены опиоидов — в упрощенном варианте может иметь четыре градации: слабо выраженный синдром отмены, умеренный, средний и тяжелый.

Слабый синдром отмены проявляется зевотой и секреторными нарушениями (слезотечение, ринорея, потливость). При умеренном синдроме отмены отмечаются мышечный тремор, расширение зрачков, «гусиная кожа», анорексия. При среднем - добавляется одышка, беспокойство, бессонница, повышение артериального давления. Тяжелый синдром отмены определяется при наличии рвоты, диареи (поноса) и снижении массы тела.

Существуют также более детализированные шкалы оценки, в том числе с учетом степени выраженности отдельных симптомов (см. Шкала Гиммельсбаха).

 

Офис национальной политики по контролю над наркотиками (Office of National Drug Control Policy - ONDCP) — подразделение в исполнительном бюро президента США. Утвержден Актом Конгресса США в 1988 г. Предназначен для разработки политики, установления целей и объектов при реализации Национальной программы контроля наркотиков, с задачей снижения потребления нелегальных наркотиков в стране.