Наши научные консультанты и партнёры

Л

Tags:Лауданум,Лево-альфа-ацетилметадол(ЛААМ),Леворфамол,Легализация наркотических средств и психотропных веществ, Легализация преступного дохода от наркотиков,Лекарственная дистония, Лекарственная зависимость,Лекарствомания, Леморан,Летальная доза наркотика, Либерол, Лидокаин, Лидол,Лимонная кислота,Лири Тимоти,Лист кока,Лист шалфея предсказателей,Личность наркомана,Личность пренаркотическая, Лобелия, Логорея, Лоперамид, Лофексидин,ЛСД, ЛСД история,Лудомания,Львиный хвост,Люминал.


Лауданум (лат. laudanum - опий) —лекарственный препарат на основе опиума, который широко применялся в старой медицине (начиная со средних веков) как успокаивающее и болеутоляющее средство. Полагают, что создал его один из основателей ятрохимии, врач и естествоиспытатель эпохи Возрождения Парацельс (1493-1541). В начале XX в. в российской официальной фармакопее еще присутствовал препарат Tinctura Opii crocata, или «Лауданум Сиденхэма» (L. liquidum Sydenham), представлявший собой винную вытяжку из опиума и шафрана с добавлением гвоздики и корицы, содержащий около 1% морфина. Препарат в данном составе был предложен известным английским врачом Т. Сиденхэмом (Т. Sydenham, 1624-1689), который применял его для лечения больных так широко, что получил шутливое прозвище «Доктор Лауданум».

 

Лево-альфа-ацетилметадол (ЛААМ) — аналог метадона (см.), синтетический препарат пролонгированного действия. Является агонистом (см.) опиоидных мю-рецепторов, проявляя типичные опиоидные эффекты: болеутоляющее действие, эйфория, угнетение внешнего дыхания, миоз (сужение зрачков), подавление кишечной моторики.

Синтезирован в США в 1952 г. (Eddy N.B. и соавт.) в поиске анальгетиков с умеренными наркогенными свойствами. Оказался в дальнейшем подходящей альтернативой метадону для заместительной терапии (см.) опийной (героиновой) наркомании. Особенностью ацетилметадола (ЛААМа) является более продолжительный, чем у метадона, период полувыведения. Препарат способен предотвращать появление симптомов опийного абстинентного синдрома в диапазоне от 48 до 72 часов, что позволяет назначать его при заместительной терапии 3 раза в неделю.

Подобно метадону ЛААМ обладает хорошей энтеральной биодоступностью, что позволяет принимать его внутрь. Болеутоляющий и другие опиоидные эффекты препарата развиваются через 90 минут после перорального (через рот) приема, а пик концентрации в крови достигается через 4 часа.

Наркогенные свойства ЛААМа несколько уступают таковым у метадона. Препарат несколько реже, чем метадон, употребляется без медицинского назначения (что, очевидно, объясняется отсроченным началом его наркотического действия) и соответственно реже обнаруживается в сфере незаконного оборота наркотиков.

В США ЛААМ был допущен к клиническому применению[A1]  в 1993 г. после 20 лет предварительных испытаний. В Российской Федерации в настоящее время использование ацетилметадола, как и метадона, с лечебными целями запрещено (Список I из «Перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации»),     Син.: ацетилметадол; левометадила ацетат.

Леворфамол, см. Леморан.

Легализация наркотических средств и психотропных веществ — полная отмена каких-либо мер правового преследования за употребление наркотических средств и психотропных веществ, и действия, связанные с их производством и оборотом (хранение, приготовление, приобретение, сбыт и т. д.). Легализация не исключает административных мер по контролю за условиями потребления (с целью уменьшения вреда) и рынком (с целью его упорядочения и получения дохода). Легализацию психоактивного вещества следует отличать от декриминализации (см.), которая переводит квалификацию какого-либо действия, связанного с этим веществом, из категории уголовного преступления в категорию административного правонарушения, не грозящего лишением свободы.

 

Легализация преступного дохода от наркотиков, см. Отмывание наркоденег.

 

Лекарственная дистония — состояние, нередко развивающееся по типу непереносимости препарата (идиосинкразии), у больных опиоманией при назначении им весьма умеренных доз нейролептиков. Проявляется непроизвольными движениями и мышечными спазмами. Наблюдаются общее повышение мышечного тонуса, тремор, тризм и гиперсаливация (усиленное слюнотечение). Весьма характерно вынужденное положение головы - спастическая кривошея.

Лечение состоит в назначении 50 мг димедрола внутримышечно или внутривенно либо 2 мг бензотропина. Улучшение наступает в интервале от нескольких секунд до 15-30 минут. Возможно повторное введение тех же препаратов в той же дозе через 30 минут после первой инъекции.

После отмены нейролептиков и купирования дистонии рекомендуется еще в течение 3-20 суток про-должать прием димедрола или бензотропина внутрь, поскольку возможен рецидив. Применяют также центральные холиноблокаторы - циклодол и бипериден (акинетон). Определенной терапевтической эффективностью обладают, кроме того, пирацетам, пиридоксин и кофеин.

См. также: Особенности применения нейролептиков ков у больных опийной наркоманией; Злокачественный нейролептический синдром у больных опийной наркоманией.

(Тризм - тоническая судорога жевательной мускулатуры, проявляющаяся стискиванием челюстей, при этом больные не могут разговаривать, принимать пищу.)

 

Лекарственная зависимость (англ. drug dependence) — употребляющийся в англоязычной литературе термин, подразумевающий болезненную зависимость от более широкого круга веществ, чем от лекарственных препаратов как таковых, применяющихся по поводу конкретного заболевания. В специальной литературе его обычно относят ко всем психоактивным веществам, способным вызвать у человека болезненное пристрастие, патологическую потребность в продолжении их приема. Сюда относятся также наркотики, в том числе не используемые в медицинских целях, разные психотропные лекарственные средства, некоторые средства бытовой химии и т. д. Такое расширительное толкование связано с многозначным использованием английского слова drug (наркотик, лекарство, средство). В понятие drug dependence иногда включают алкоголь и табак. Более адекватным для столь широкого диапазона является употребляемый в англоязычной литературе термин substance dependence - буквально «зависимость от вещества». В российской медицине понятием «лекарственная зависимость» ограничивают зависимость именно от лекарственного средства и во избежание путаницы предпочитается термин «фармакомания» (см.).

 

Лекарствомания, см. Фармакомания.

 

Леморан (Lemoran) — анальгетик морфинного ряда (З-гидроксиметилморфина гидротартрат). Представляет собой белый или белый с кремовым оттенком кристаллический порошок, растворимый в теплой воде, практически не растворимый в спирте. Получен синтетическим путем в 1949 г. немецкими химиками Шнайдером (О. Schneider) и Грюсснером (A. Grussner) в поисках заменителей морфина и назван ими «дромораном». Чуть позднее в СССР был синтезирован аналогичный по химической структуре препарат, вошедший в клиническую практику под названием «леморан». По структуре он менее сложен, чем морфин, и поэтому более доступен для промышленного синтеза.

Леморан превосходит морфин по силе и продолжительности анальгезирующего действия, он способен снять такие боли, с которыми не справляется морфин или другие анальгетики. Поэтому он используется для снятия болей при тяжелых травмах (ранения, операции, переломы костей), а также при заболеваниях, для которых характерны острые нестерпимые боли (злокачественные опухоли, инфаркт миокарда, язвы желудка и двенадцатиперстной кишки, печеночные и почечные колики и др.). Анальгезирующее действие наступает быстро и продолжается после однократного приема 4-8 часов и более. Анальгезия часто сопровождается дремотным состоянием или снотворным эффектом.

Подобно морфину, леморан понижает возбудимость центров дыхания и кашля. Его не рекомендуется применять для обезболивания родов, поскольку он • может вызвать угнетение дыхания у новорожденного.

Несмотря на очевидные преимущества леморана перед морфином, он не лишен главного недостатка последнего - привыкания, хотя оно проявляется в несколько меньшей степени, чем при употреблении морфина. Леморан вызывает эйфорию, и при длительном его приеме может развиться наркомания. В связи с этим он применялся в СССР с ограничениями и отпускался в соответствии с правилами отпуска препаратов группы морфина.

В высоких дозах леморан вызывает сонливость, угнетение и остановку дыхания (в этих случаях необходимо немедленно вводить антагонист опиатов налорфин - см.). Хотя больные переносят леморан хорошо, но иногда, при повышенной к нему чувствительности, могут возникнуть явления отравления и в случае употребления терапевтических доз. Это выражается в общей слабости, головокружении, усиленном слюнотечении и потоотделении, тошноте и рвоте.

В России использование леморана (леворфанола) сейчас запрещено (Список I в «Перечне наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации»),

Син.:   дроморан (dromoran); леводроморан

(levodromoran); леворфанол (levorphanol); леворфано-ла тартрат (levorphanol tartrate).

 

Летальная доза наркотика, см. Доза наркотика смертельная.

 

Либерол, см. Тиролиберин.

 

Лидокаин (Lidocaine) - синтетический лекарственный препарат, химический аналог новокаина (см.), использующийся в качестве местного анестетика. Белый или слегка желтоватый кристаллический порошок, легко растворимый в воде. Гигроскопичен, при длительном стоянии на свету желтеет.

Лидокаин производит более быстрое, более интенсивное и более длительное анестезирующее действие по сравнению с новокаином. Как и новокаин, не вызывает болезненного пристрастия. При быстром поступлении в кровь может вызвать резкое снижение артериального давления и коллапс.

Используется нелегальными наркоторговцами для разбавления кокаина наряду с другими аналогами новокаина (прокаином, бензокаином); иногда продается уличными торговцами под видом кокаина.

Син.: ксикаин; ксилокаин.

 

Лидол (Lidol) — синтетический обезболивающий препарат, по своему химическому строению (1-метил- 4-фенилпиперидин-4-этиловый эфир карбоновой кислоты) близкий к промедолу (см.), но его обезболивающее действие в 5-6 раз слабее. Оно проявляется в течение 15 минут и длится 3-5 часов. Применяется, в частности, для обезболивания родов. К побочным эффектам относятся сонливость, сухость во рту, ощущение слабости, тошнота. В качестве анальгетика в медицине применяется также под названием «меперидин» (meperidin), «демерол» (demerol) и «петидина гидрохлорид» (pethidine hydrochloride).

Лидол может вызвать привыкание и пристрастие даже при терапевтических дозах, хотя он считается слабым наркотиком.

Так же, как и другие опиоидные наркотики, лидол действует неблагоприятно на плод при приеме во время беременности и может вызвать явления абстиненции у новорожденного.

Лечить «меперидиновую наркоманию» нельзя методом заместительной терапии с помощью метадона (см.), поскольку при совместном их применении наркотическая зависимость только усиливается.

В России использование лидола (петидина) сейчас запрещено (Список I в «Перечне наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации»),

Син.: демерол; меперидин; петидина гидрохлорид (pethidine hydrochloride).

 

Лимонная кислота (англ, citric acid) — органическая кислота, широко распространенная в живой природе в качестве важного участника метаболизма. Используется в пищевой промышленности и медицине (в частности, как антикоагулянт при консервировании крови).

Часто используется потребителями наркотиков в качестве нейтрального разбавителя и для обеспечения лучшего растворения героина в воде перед внутривенной инъекцией.

 

Лист кока, см. Кока-листья.

 

Лист шалфея предсказателей, см. Шалфей предсказателей.

 

Лири, Тимоти (1920-1996) — американский психолог, один из первых пропагандистов галлюциногенов (см.), построивший на культе их употребления так называемую «психоделическую философию» (см.), основой которой является идея, что употребление галлюциногенов (психоделиков) расширяет и углубляет познание себя и окружающего мира и открывает новые возможности для более гармоничных и справедливых общественных отношений. В 1960-х гг. спровоцировал среди молодежи целую эпидемию экспериментирования с ЛСД и другими галлюциногенами.

В юношеском возрасте его исключили из военной академии Вест-Пойнт за пьянство. Он также не окончил Алабамский университет, из которого его исключили за хулиганство. Некоторое время он работал практикующим психологом в Калифорнии, затем - преподавателем на кафедре общественных отношений в Гарвардском университете. В этот период он попробовал псилоцибин и испытал, по его словам, «мистическое откровение». Он провел контролируемые испытания псилоцибина на 175 добровольцах, включая заключенных, и даже вовлек в исследования известных деятелей культуры (поэты Аллен Гинзберг и Роберт Лоуэлл, художники Виллем де Кунинг и Франц Кляйн, музыканты Диззи Гиллеспи и Телониус Монк и др.). Озабоченный этими исследованиями, ректорат университета в 1962 г. запретил их, и тогда Лири переключился на эксперименты с ЛСД.

Скоро он пришел к выводу о «невероятной духовной ценности» этого наркотика и даже сформулировал понятие об ЛСД как о «новой божественной сущности», назвав его «химическим мессией нового времени».

«Химический мессия - это дар древних богов своим потомкам, - говорил Лири в одном из своих интервью, - это осуществление мечты человечества. Один прием вещества приводит к расширению сознания и вхождению в широко открытые ворота Духовного Просвещения. Сообщение всему миру вести об ЛСД - моя главная планетарная миссия».

Сам Лири принимал ЛСД, псилоцибин, мескалин, курил марихуану. Он пропагандировал свои идеи, используя все доступные средства коммуникации. Эффект превосходит все его ожидания. Некоторое время ЛСД принимали практически все студенты Гарварда и добрая треть профессорско-преподавательского состава. Руководство университета было вынуждено уволить Лири из Гарварда в 1963 г.

Он стал одним из героев средств массовой информации, чему способствовали ореол преследуемого человека, и экзотика нового учения при простоте его постижения: хотите получить божественное откровение - примите наркотик. У него появилось много сторонников и учеников, среди них был весьма активным писатель Кен Кизи (автор популярной повести «Полет над гнездом кукушки», по которой был поставлен одноименный фильм). «Кислотные испытания» (приемы ЛСД) проводились некоторое время в доме Кизи. Бывало, что за одну проведенную ночь у Кизи «подключалось» к ЛСД более 200 человек.

Лири со своими сторонниками для продолжения экспериментов с психоделиками организует в 1963 г. «Международную федерацию внутренней свободы» (IFIF) со штаб-квартирой в отеле мексиканского города Чихуатанеху. Здесь желающие осваивают технику употребления ЛСД (группами по 25 чел.) в виде двух сеансов в течение недели и под необходимым наблюдением, за что платят двести долларов. Однако после инцидента, спровоцированной одной американкой, власти выдворяют Лири и его соратников из Мексики.

Его выручает экстравагантный нью-йоркский миллионер Уильям Хичкок, передавший в полное распоряжение его «психоделической коммуны» 4 тыс. акров своей земли в Милбруке, штат Нью-Йорк. Теперь Лири с гораздо более многочисленной группой сторонников, среди которых - врачи, психологи, философы и доктора теологии, продолжает эксперименты, все еще рассчитывая, что с помощью наркотиков он может изменить общество. Сотни добровольцев подвергаются опытам с употреблением ЛСД, мескалина, псилоцибина и марихуаны.

Весной 1966 г. полиция произвела на территории «коммуны» обыск. Полицейские нашли небольшое количество марихуаны и арестовали Лири и всех присутствующих. В следственной тюрьме Лири отвергает все обвинения как неосновательные. Его освобождают за отсутствием доказательств, но предупреждают о грозящих ему шестнадцати годах тюрьмы в случае доказательства его вины. Когда адвокату почти удалось избавить Лири от подозрений, в чемодане его восемнадцатилетней дочери таможенник нашел полунции марихуаны. Лири снова был арестован и, несмотря на объяснения, что марихуана предназначалась для научных целей, он был осужден и приговорен к тридцати годам тюрьмы за хранение марихуаны и неуплату федерального налога.

В тюрьме он написал нашумевшие «Записки из заключения». Через некоторое время ему удалось бежать. Сначала он скрывался у друзей в Африке, потом осел в Швейцарии. Несмотря на преклонный возраст, он продолжал вести активную жизнь. Его публикации, хотя и не в такой степени, как раньше, по-прежнему влияли на молодежь, для которой он оставался жрецом психоделического культа.

Однако в его позиции появились изменения. Теперь он стал утверждать, что наркотики предназначены отнюдь не для всех и не должны использоваться бесконтрольно. Их беспорядочное употребление - неподходящее занятие для молодых людей, так как им не хватает жизненного опыта и необходимых знаний в таких областях, как медицина, психология и философия, совершенно необходимых для правильного восприятия и осмысления эффектов, производимых наркотиками. Непонимание своего психического состояния может стать причиной того, что наркотики обманут молодых людей и приведут их к помешательству.

В последний период жизни Лири все чаще стал утверждать, что «трансцендентальное эго», являющееся конечной целью психоделического культа, можно постичь и без помощи наркотиков. В качестве заменителя он предлагал использовать систему медитативных упражнений, йогу, мигание оптических стробоскопов и «психоделическую музыку».

 

Личность наркомана, см. Наркоманическая личность.

 

Личность пренаркотическая — совокупность личностных особенностей, существенно повышающих риск развития зависимости от психоактивных веществ. К числу таких черт чаще всего относят: конституционально обусловленный низкий порог восприятия неблагоприятных внешних воздействий; эгоцентризм; демонстративность в поведении; повышенная внушаемость; склонность к ипохондрическим реакциям; аффективная неустойчивость; импульсивности недостаточный контроль влечений и поведения; асоциальные тенденции и др.

Е. Штегелин (J.E.Staehelin) (Клиническая психиатрия / Пер. с нем. - М., 1967) выделил следующие признаки особой преморбидной психофизической конституции больных наркоманией: повышенная ранимость, лабильность вегетативных функций с легкостью возникновения головокружений, обмороков, кишечных расстройств и нарушений сна, а также повышенная впечатлительность, легкость возникновения тревоги, неуверенность в себе, дисфории, склонность к импульсивным реакциям, безволие («безвольно разнузданные лица»), беспринципность, отсутствие склонности и привычки к труду.

Существует также точка зрения, что предрасположенность к зависимости кроется не столько в конкретном спектре акцентуаций характера и аномалий личности, сколько в отдельных «слабых звеньях» личностной структуры. Эти уязвимые места обеспечивают своеобразную психологическую готовность к формированию патологического влечения к психоактивному веществу в силу того, что оно быстро интегрируется в структуру индивидуальных черт таких лиц, выполняя задачу компенсации личностных аномалий либо психологической защиты. Психоактивное вещество выступает при этом «суррогатным», несовершенным, чреватым пагубными последствиями модулятором психического состояния. Личность, которая в силу тех или иных условий не располагает внутренними психическими ресурсами совладания с проблемами адаптации, уступает перед аддиктивной силой того или иного психоактивного вещества.

 

Лобелия (lobelia) — травянистое растение из семейства колокольчиковых, содержащее алкалоид лобелии. Около 350 видов. Произрастает главным образом во влажных местах тропиков и субтропиков Америки и Африки, меньше - в Азии, Австралии и Океании. Свойство лобелина стимулировать дыхание используется в медицинской практике (в качестве аналептика). Кроме того, благодаря его способности к нейрохимической конкуренции в организме с никотином его используют в препаратах для подавления тяги к курению.

Североамериканский вид этого растения (лобелия вздутая - Lobelia inflate) использовался коренным на-селением в составе знахарского лечебного снадобья. Высушенную лобелию также курят, получая эффект, аналогичный каннабису, но это часто сопровождается рвотой.

 

Логорея — неконтролируемый, непрерывный поток речи, возникающий в рамках гипоманического состояния, в частности на фоне острого наркотического опьянения.

 

Лоперамид (Loperamide) — синтетический препарат (производное пиперидина), опиоид-агонист, обладающий сродством к периферическим опиоидным рецепторам и избирательно подавляющий кишечную перистальтику. Используется для лечения диареи (поноса) различной этиологии.

Лоперамид практически не всасывается из кишечника и не преодолевает гематоэнцефалический барьер; после приема не оказывает действия на ЦНС и не проявляет наркогенных свойств. Препарат плохо растворяется в воде, и случаи его парентерального немедицинского употребления неизвестны.

Способность лоперамида устранять диарею и отсутствие наркогенных свойств позволяют считать его пригодным для симптоматической терапии (в комбинации с другими лекарственными средствами) син¬дрома отмены опиоидов.

Син.: имодиум; лопедиум.

 

Лофексидин (Lofexidine) — препарат из класса альфа-2-адреномиметиков, который аналогично клофелину (клонидину) (см.) используется в лечении синдрома отмены опиоидов. Он не является опиатом, не воздействует на опиатные рецепторы в организме, не дает психоактивного эффекта и не имеет потенциала формирования зависимости. Мишень действия - блокирование высвобождения норадреналина.

В некоторых странах (Великобритания) его предпочитают клонидину при проведении детоксикации у опийных наркоманов.

 

ЛСД (калька с LSD, сокращение нем. названия LysergSaure-Diathylamid - диэтиламид лизергиновой кислоты) — наркотическое средство, галлюциноген, препарат психотомиметического действия. При его приеме развиваются психотические состояния по типу острых экзогенных реакций. Характерны многообразные выраженные психопатологические нарушения: зрительные, в том числе хроматические (цветные) галлюцинации, слуховые, тактильные иллюзии и галлюцинации, явления деперсонализации и дереализации, аффективные расстройства широкого спектра и др. Для совокупности таких состояний применяется термин «психоделические».

ЛСД (КМ-диэтил-б-лизергамид) получают синтезом из лизергиновой кислоты, которая добывается из спорыньи (см.) - паразитического грибка, поражающего зерновые культуры. Впервые ЛСД был синтезирован в 1938 г. швейцарским химиком Альбертом Гофманом (A. Hofmann), он же обнаружил в 1943 г. его необычайно сильный галлюциногенный эффект (см. ЛСД история).

Это самый сильный наркотик, известный человеку. Доза 0,01 мг (10 мкг) уже вызывает эйфорию, а 0,03- 0,05 мг - галлюцинации и другие изменения психики.

ЛСД не имеет ни запаха, ни цвета, ни вкуса. Его, равно как и его метаболиты, очень трудно обнаружить в биологических средах с помощью обычных лабораторных методов из-за крайне малых употребляемых количеств и кратковременного пребывания в организме.

Для продажи на подпольном рынке обычно пропитывают раствором ЛСД и затем высушивают бумагу, которая перфорируется на квадратики размером 0,25- 1 кв. см, каждый из которых (на жарг. «марка») содержит типичную дозу в пределах 0,03-0,05 мг. (Достаточно лизнуть такую «марку», и наркотик вскоре начинает действовать.) Другими носителями могут быть кусочки желатины или таблетки из нейтрального вещества, пропитанные ЛСД в такой же дозе. Иногда раствор ЛСД наносят на кусочек сахара. Продается он также в виде капсул (по 100 мкг), таблеток и раствора.

Обычно ЛСД принимается внутрь, но известны случаи подкожного и внутривенного употребления. Иногда его смешивают с табаком и курят. В таких случаях интоксикация бывает более мягкой.

Скорость действия наркотика зависит от способа употребления, количества препарата и индивидуальной чувствительности. При приеме внутрь галлюциногенное действие ЛСД наступает через 30-90 минут и продолжается от 2 до 12 часов. Он быстро всасывается и распределяется по организму, легко преодолевая гематоэнцефалический барьер. Максимальная концентрация в плазме крови достигается через 1 час.

Выраженные нарушения восприятия, настроения, мышления, вызываемые ЛСД, создают особенное психическое состояние, которое принято называть «психоделическим» (см.). В случае первого приема эффект ЛСД во многом зависит от внушения, от информации, полученной от опытных наркоманов, от формы и количества наркотика.

Действие ЛСД разделяют на 4 фазы. Первая фаза развивается в течение 5-10 мин от момента введения наркотика. Преобладают симптомы возбуждения периферической нервной системы, часто возникает чувство беспричинного страха с дрожью и тошнотой, с которым невозможно справиться. Этим явлениям часто сопутствуют головокружение и сердцебиение. Зрачки так расширены, что для защиты от света, даже ночью, иногда приходится надевать черные очки. Напряженность и чувство тревоги, возникающие вследствие быстрого появления соматических симптомов, могут приводить к неконтролируемому смеху или плачу.

Для второй фазы опьянения ЛСД свойственны непосредственные психотропные эффекты. Они начинают проявляться через 15-20 минут после приема вещества и отличаются разнообразием. На фоне возникшей эйфории искажается восприятие окружающей обстановки, появляется чувство «выпадения» из потока событий реального мира. При этом эйфорию не сопровождает соматический компонент удовольствия. Двигательная активность не соответствует выраженности эффекта. Ощущения блаженства переживаются экстатически, с застыванием; опьяневшие замирают, устремив неподвижный взгляд в одну точку. Вместе с тем ускорение ассоциативного процесса (вплоть до неконтролируемого наплыва мыслей) может создать значительный эмоциональный дискомфорт, сопровождающийся тоской. Могут развиться состояния, требующие неотложной психиатрической помощи (выраженное психомоторное возбуждение, агрессивность, суицидальные мысли и попытки и др.). На первый план выступают расстройства восприятия, красочные пейзажные галлюцинации и расстройства чувства времени; при этом утрачивается сознание собственного существования. Некоторые называют это «смертью Эго». Подвергается изменениям система ценностей. Многие мелкие факты приобретают огромное значение.

В третьей фазе галлюцинаторные проявления достигают полного развития. Галлюцинации чаще бывают зрительными. Сначала появляются очень яркие вспышки перед глазами, неясные контуры, геометрические фигуры. Затем возникают истинные зрительные галлюцинации - нередко устрашающего характера. Одновременно могут наблюдаться слуховые и тактильные галлюцинации. Галлюцинаторные расстройства сопровождаются разнообразными, часто противоположными эмоциональными переживаниями: эйфория, экстатические состояния сменяются тревогой, паническими реакциями. Цвета, звуки приобретают необыкновенную насыщенность, обостряется восприятие музыки, усиливаются вкусовые ощущения. Характерны синестезии, когда звук «видят», а цвет, образ «слышат», музыка воспринимается как «цветомузыка». Происходит инверсия «знака» ощущения - холодное воспринимается горячим, гладкое - шероховатым, колючим. Наблюдаются расстройства схемы тела (его размеров, расположения отдельных частей до чувства отделенности от тела конечностей, мозга, сердца и др. органов), явления дереализации и деперсонализации, нарушения ощущений времени и пространства. Возможно оживление в памяти давно забытых переживаний и событий далекого прошлого, в том числе раннего детства и даже рождения. Нейтральные обстоятельства представляются значимыми, важные события - безразличными. Деперсонализация может принимать причудливые формы: например, возникает ощущение, что собственное «Я» отделяется от тела. В некоторых случаях опьяневшие ощущают себя лицом противоположного пола или неодушевленным предметом. Нередко принявшие наркотик чувствуют, что они «сходят с ума», что они «уже никогда не будут нормальными».

В четвертой фазе происходит обратное развитие психотической симптоматики. Через 8-12 часов после приема ЛСД интенсивность симптомов интоксикации убывает. Окружающее постепенно принимает обычные очертания. На короткое время состояния, затухающего «психоделического» и нормального Осознания могут еще появляться попеременно, однако они не имеют такого значения, как вначале. Восстанавливается ориентировка во времени, месте и собственной личности. Фон настроения в данный момент снижен, возможен дисфорический или тревожный оттенок. Примечательно, что после интоксикации ЛСД воспоминания о перенесенных проявлениях многообразные, яркие и обильные. На выходе из опьянения наблюдают астению различной степени выраженности.

Психоделические переживания исключительно субъективны и могут иметь различное значение и последствия для психической сферы индивидуума. Различные картины психоделических переживаний варьируются от очень приятных до крайне кошмарных.

Поведение лиц, находящихся в состоянии интоксикации, зависит от содержания галлюцинаций и других расстройств. Это может быть пассивное созерцание с относительной критикой, когда имеется внутреннее осознание того, что психические нарушения связаны с приемом препарата. При более глубокой интоксикации критика отсутствует, поведение становится неправильным и непредсказуемым, могут наблюдаться агрессивные или аутоагрессивные действия.

Постинтоксикационный синдром, развивающийся в ближайшие сутки после приема ЛСД, проявляется нередко тяжелым депрессивным состоянием, чаще всего в виде ажитированной депрессии. Длительность депрессивного состояния - от суток до недели.

Спустя несколько недель и даже месяцев после приема ЛСД может внезапно возникнуть рецидив галлюцинаторного переживания - так называемый «флешбэк». По некоторым данным, это бывает примерно у половины лиц, принимающих ЛСД. Длительность «флешбэков» - от нескольких минут до нескольких часов. Большинство потребителей не считает их особенно опасными, но у некоторых из них эти состояния бывают чрезвычайно острыми, вынуждающими обращаться за медицинской помощью. Они могут сопровождаться бредовыми идеями преследования, чреватыми агрессией в отношении других или самоубийством. Патофизиология возникновения «флешбэков» неясна, но замечено, что они провоцируются усталостью, потреблением марихуаны, внезапным изменением в окружающей обстановке, наступлением темноты.

Психические осложнения, возникающие вследствие употребления ЛСД, как считают многие специалисты, в меньшей степени зависят. от самого наркотика, а больше - от преморбидных (предшествующих) особенностей потребителя. Существенные осложнения чаще возникают у личностей неустойчивых и эмоционально незрелых. Полагают, что ЛСД и другие психоделические наркотики не вызывают новых психических расстройств, они обостряют скрытые, существующие. Например, у лица со склонностью к психотическим расстройствам или находящегося на грани манифестации шизофрении может после употребления ЛСД развиться настоящий шизофренический психоз. Преобладают психозы с галлюцинаторно-параноидными или маниакально-бредовыми состояниями. Галлюцинаторный параноид относительно непродолжителен - не больше нескольких дней, затем идет на убыль. Бредовая интерпретация галлюцинаторных переживаний может сохраниться и после прекращения галлюцинаций. Если бредовое состояние затягивается и бред начинает систематизироваться, необходимо исключить шизофренический процесс, спровоцированный приемом галлюциногена.

При галлюцинациях, приступах паники или действии препарата, продолжающемся более 12 часов, может потребоваться фармакологическая терапия. Бензодиазепины, такие как диазепам (10-30 мг внутрь) или лоразепам (1-2 мг внутримышечно), помогают купировать состояние тревожности и возбуждения. Однако трудно предотвратить развитие галлюцинаций у пациентов, которые уже имели опыт приема ЛСД. Лечение ЛСД-интоксикации требует обеспечения надежного и спокойного окружения. Друзья больного, поддерживающие его и ведущие себя спокойно, могут оказаться хорошими помощниками в таком лечении.

У части лиц, употребляющих ЛСД, формируется психическая зависимость, возникает сильное влечение к повторению интоксикации. Толерантность может расти относительно быстро, но также быстро она идет на убыль после прекращения употребления наркотика. Систематический (зависимый) потребитель ЛСД может оставить семью, товарищей, работу и в полной изоляции большую часть времени проводить в размышлениях об ЛСД и ее особенностях.

Физическая зависимость при употреблении ЛСД, по данным большинства исследователей, отсутствует.

Использование ЛСД в Российской Федерации запрещено в соответствии с «Перечнем наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации» (Список I).

Син.: ЛСД-25; лизергид; (+)-лизергид; LSD; LSD-25; lysergide; (+)-lysergide; lysergamide, delysid delysid.

 

ЛСД история — началась в 1938 г., когда это вещество было синтезировано швейцарским химиком Альбертом Гофманом (A. Hofmann, 1906-2008), когда он занимался химией спорыньи (см.). Он старался произвести вещества на основе содержащейся в спорынье лизергиновой кислоты, которые улучшали бы кровообращение и дыхание и обладали другими полезными фармакологическими качествами, присущими спорынье, но не являясь такими токсичными, как она сама. Он синтезировал ряд новых соединений, и 25-м по счету был диэтиламид лизергиновой кислоты (нем. Lysergsaure-diathylamid). На флаконе с этим веществом Гофман написал LSD-25 и в своих сообщениях использовал это название. В дальнейшем при частом упоминании в связи с необыкновенными свойствами этого вещества цифра 25 стала опускаться, и сейчас чаще употребляется название LSD (на русском - ЛСД).

Поначалу ЛСД-25 был Гофманом забракован, поскольку при испытании на животных он не удовлетворял заданным требованиям. Более подходящим оказался препарат, который потом получил название метергин (Methergine) и применяется в медицине до сих пор. Однако через 5 лет (в 1943 г.) случайно были обнаружены галлюциногенные свойства ЛСД-25. Получилось это следующим образом. Гофман решил перепроверить его фармакологические качества и во время лабораторного эксперимента невзначай просыпал небольшое количество вещества на руку, где оно абсорбировалось. У химика возникли необычные ощущения, и чтобы убедиться, что они вызваны этим веществом, Гофман решил испытать его снова на себе, приняв внутрь 0,25 мг. В своем отчете для фирмы «Сандоз» он подробно описал пережитое состояние, «похожее на сон», в котором шел «непрерывный поток фантастических картин, необычных форм с интенсивной, калейдоскопической игрой красок».

Веществом заинтересовались психиатры, и после систематического изучения клинических эффектов ЛСД в психиатрической клинике Цюрихского университета фирма «Сандоз» выпустила в 1947 г. на фармацевтический рынок лекарственное средство Delysid, представляющее собой ЛСД в форме тартрата. В последующие годы препарат получил распространение среди психиатров и психологов при психотерапии.

Предполагалось, что ЛСД в состоянии разбить защиту «эго» пациента, оживить в нем самые давние и неприятные для него воспоминания и таким образом облегчить психотерапевтическое (психоаналитическое) вмешательство. Психоаналитик Иогансен (Johansen) в 1964 г. опубликовал случай из своей практики, когда ему удалось под воздействием ЛСД вернуть пациента в б-й месяц его жизни.

Исходя из представления, что ЛСД имитирует состояние психоза (то есть является психотомиметиком), некоторые психиатры даже рискнули опробовать это средство на себе, чтобы лучше понять субъективные переживания больных шизофренией. В начале 1950-х годов ряд крупных институтов психиатрии в разных странах начали эксперименты с ЛСД на людях и животных. Сходство так называемых «психоделических» переживаний с шизофренией стало причиной появления гипотезы о том, что вызываемый ЛСД психоз - близнец шизофрении и, следовательно, с помощью ЛСД можно открыть ее этиопатогенез.

Большие надежды на ЛСД некоторые специалисты возлагали в лечении тяжелых форм алкоголизма. Предполагалось, что ЛСД, примененный профессионально в сочетании с психотерапией, поможет удовлетворить потребность больного в идентичности с другими людьми и придать ему новую значимость, в результате чего он может оставить алкоголь.

Были попытки применения ЛСД в лечении опийной наркомании, при психопатии, «суицидальной мании», детском аутизме. Сообщалось также, что использование ЛСД помогает лицам, неизлечимо больным раком, более спокойно встретить неизбежную смерть.

В 60-х гг. интерес к клиническому применению ЛСД в США и Европе упал.

Однако в то же время в США стало нарастать повальное увлечение ЛСД в качестве галлюциногенного наркотика. Инициаторами и активными пропагандистами употребления ЛСД с целью изменения состояния сознания были психиатр X. Осмонд (именно он предложил термин «психоделический», то есть влияющий на разум), психолог Г. Лири (см.), писатели О. Хаксли, К. Кизи и А. Гинзберг, ряд звезд музыки и кино. Т. Лири назвал ЛСД «химическим мессией» и создал под девизом его употребления нечто вроде религиозного движения, объявив себя его «Верховным священником». В доме К. Кизи устраивались многолюдные ночные сборища (до 200 человек), на которых совершалось массовое приобщение к ЛСД.

ЛСД играл ключевую роль в движении хиппи. К 1966 г. число американцев, пробовавших этот препарат, достигло 4 миллионов.

Общественное мнение вначале было терпимо к употреблению ЛСД и позволило возникнуть культу его поклонников. Однако со временем стало появляться все больше свидетельств того, что огромному числу людей никогда нельзя принимать ЛСД. Многих молодых и незрелых людей «психоделические» переживания ввергали в смятение и представлялись кошмарными, потому что они не были способны связать их с собственным ограниченным опытом и знанием. В результате возникали паранойяльные реакции или хронические психотические состояния. У лиц, склонных к депрессии, ЛСД углублял ее. У лиц, находящихся на грани шизофрении, прием ЛСД мог привести к провокации психоза. Некоторые психически больные употребляли ЛСД, чтобы помочь себе, но только усугубляли свое состояние.

По мере знакомства с последствиями употребления ЛСД американское общество и контролирующие организации стали решительно добиваться его запрещения, и в 1966 г. федеральные власти США объявили производство, распространение и употребление ЛСД вне закона. Стали приниматься меры против злоупотребления им и в Европе. В Великобритании согласно Закону о злоупотреблении наркотиками от 1971 г. ЛСД отнесли к классу А, его хранение, как и героина, подлежало наказанию тюремным заключением. В Финляндии, Франции, Германии, Греции, Ирландии, Италии и других странах ЛСД был внесен в списки наиболее опасных наркотиков.

ЛСД включен в Список I Конвенции ООН о психотропных веществах 1971 г., запрещающий всякое его использование, за исключением использования в научных целях и очень ограниченных медицинских целей (должным образом уполномоченными лицами в медицинских или научно-исследовательских учреждениях).

В Российской Федерации использование ЛСД с любыми целями запрещено (Список I «Перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации»).

В 1970-е гг. употребление ЛСД пошло на спад, но никогда не прекращалось полностью.

 

Лудомания, см. Гемблинг патологический.

 

Львиный хвост (Leonotis leonurus; англ. Lion's Tail) — растение с психоактивными свойствами. Издавна использовалось некоторыми народностями в Южной Африке как опьяняющее средство. Кустистое многолетнее растение до двух-трех метров в высоту. Цветы оранжевые, красные, желтые или белые, трубчатые, напоминающие львиный хвост.

Вызывает эйфорию, расслабление, успокоение, зрительные галлюцинации. Входит в состав ряда так называемых «курительных смесей» (см.), получивших распространение в последние годы в некоторых странах, включая Россию.

Люминал, см. Фенобарбитал.