Наши научные консультанты и партнёры

Э

Tags:Эглонил,Эйдетики,Эйкозаноиды,Эйфории особенности при употреблении разных наркотиков,Эйфория,Эйфория наркотическая Эйфория «негативная», Эйфория опийная,Эйфория "позитивная",Экгонин,Экспериментальное употребление,Экспертиза судебно-психиатрическая, «Экстази»,Эксцесс,  Эмпатогены,Эндогенные нейропептиды, Эндогенные опиоидные пептиды, Эндогенные опиоиды, Эндорфины, Энергетические напитки,Энкефалины,Энтактогены,  Энтеогены, Эпидемиология наркологических расстройств,Эрготизм,Эскобар Пабло,Эстоцин,Этаминал-натрий, Этапы реабилитационной программы для больных наркоманией,Этика наркологическая, Этилморфин,Этномикология, Этнонаркология,Эторфин,Этхлорвинол,Эуноктин,Эфедра,Эфедрин,Эфедрон, Эфиромания ,Эффект баллона,Эффективная доза наркотика, Эфферентная терапия.



Эглонил (Eglonil) — атипичный нейролептик бензамидного ряда, обладающий умеренной нейролептической активностью в сочетании с некоторым стимулирующим и тимолептическим эффектом. Не оказывает седативного действия. Его нейролептический эффект объясняется тем, что он является селективным антагонистом дофаминовых рецепторов. Причем антипсихотическое действие эглонила, хотя и не является значительно выраженным, но обладает широким спектром эффектов.

Все эти свойства эглонила находят свое применение в практике лечения наркоманий. Ввиду наличия стимулирующего, активирующего действия первоначально его использовали преимущественно при апатических депрессиях, главным образом при эфедрон - первитиновой наркомании. В дальнейшем оказалось, что эглонил весьма эффективен при опийных наркоманиях. Он оказывает антидепрессивное действие и способствует купированию дисфорических расстройств в тех случаях, когда они не сопровождаются выраженным психомоторным возбуждением.

Большое значение имеет тот факт, что эглонил выводится из организма с мочой в неизмененном виде, то есть не взаимодействует с печенью. Таким образом, нарушение функций печени, часто встречающееся у больных опийной наркоманией, не может существенно повлиять на фармакокинетику препарата и, следовательно, риск развития осложнений, связанных с возможной его передозировкой, существенно снижается.

Кроме того, эглонил в известной мере способствует подавлению патологического влечения к наркотикам. С этой целью он может назначаться больным героиновой наркоманией даже в первые дни абстиненции в случае неэффективности других фармацевтических средств. Вместе с тем при компульсивном влечении к наркотику, с элементами сужения сознания и расстройством когнитивных функций, эглонил в средних терапевтических дозах неэффективен. В таких случаях дополнительно назначаются нейролептики широкого спектра действия, такие, например, как галоперидол и пипортил.

Суточные терапевтические дозы эглонила - 400- 500 мг (иногда 800 мг) при пероральном приеме или 2 мл 5%-го раствора 2-3 раза в день при парентеральном введении.

Син.: сульпирид (sulpiride); бетамак (betamak).

 

Эйдетики, см. Психозомиметики.

 

Эйкозаноиды — эндогенные вещества-лиганды каннабиноидных рецепторов (см.), обладающие способностью избирательно связываться с ними и производить эффекты, подобные экзогенным каннабиноидам (см.). Химически они отличаются от каннабиноидов и представлены полиненасыщенными липидами - N-арахидонилэтаноламидом (анандомидом) и 2-арахидонилглицеролом, образующимися из компонентов клеточной мембраны. В отличие от других нейротрансмиттеров они выделяются в синоптическую щель не из пресинаптического нервного окончания, а из липидного матрикса постсинаптической клетки, ретроградно, навстречу нервному импульсу. В экспериментах эйкозаноиды воспроизводят действие тетрагидроканнабинола (ТЕК), но уступают ему по активности и длительности действия в результате быстрой инактивации.

Роль эндогенной каннабиноидной системы, представленной в организме комплексом из эйкозаноидов и каннабиноидных рецепторов, выяснена недостаточно, но предполагается, что она играет значимую роль в познании, запоминании, воспроизведении, восприятии и моторной координации.

 

Эйфории особенности при употреблении разных наркотиков — заметны в отдельных случаях с достаточной определенностью. Специфическую окраску эйфории придают особенности сочетания ее структурных компонентов - эмоционального, идеаторного, психосенсорного, соматического, которые проявляются в разной степени на фоне измененного сознания.

Так, эйфория опийная слагается из ощущения соматического наслаждения и эмоциональных переживаний покоя, блаженства.

Эйфория от приема психостимуляторов отличается чувством интеллектуального «просветления» и «подъема» жизненных сил, обостренным восприятием окружающего, при этом ощущение радости как бы вторично и обусловлено изменением сферы мышления. Преобладающее состояние - психомоторное возбуждение, ощущение общего подъема жизнедеятельности. В таком состоянии у потребителя часто проявляется неудержимая разговорчивость, иногда доходящая до скачки мыслей - он «прыгает» с темы на тему, речь становится быстрой, невнятной, сбивчивой.

Эйфория, вызываемая приемом ЛСД, в большей степени «интеллектогенная», нежели «соматогенная». При опьянении от ЛСД, как и при опьянении от других психоделических препаратов и гашиша, эйфория тесно связана с расстройствами восприятия в виде иллюзий, галлюцинаций и метаморфопсий (искажений формы, цвета предметов, расстояния до них и т. д.), проявляющихся на фоне своеобразно измененного сознания.

Для эйфории от летучих органических веществ (ингалянтов) характерно удовольствие от красочных форм нарушения восприятия, оно в большей мере носит интеллектуальный, нежели чувственный характер и сопровождается специфическими нарушениями сознания (снижение ясности, одурманивание и т. п.).

Наиболее проста структура барбитуровой, а также алкогольной эйфории - она характеризуется выраженным подъемом настроения, благодушием и психомоторным возбуждением без нарушений сознания, то есть собственно первичным эмоциональным сдвигом.

Эйфория разнится не только структурой, но и динамикой. Эйфория может меняться от внешнего вмешательства. Опийную и гашишную (в умеренной степени) эйфорию можно прервать внешним воздействием или волевым актом, в то время как эйфория алкогольная или в результате действия снотворных препаратов волевому усилию подвластна в ограниченной степени. Управление эйфорией зависит от степени помрачения сознания, поэтому, например, в гашишном опьянении может проявиться момент, после которого волевое управление утрачивается.

 

Эйфория (греч. euphoria: ей - «хорошо» + phero - «переношу») — состояние повышенного, радостного, «блаженного» настроения - до степени наслаждения, обычно не соответствующее реальной обстановке. Оно может быть вызвано алкоголем, наркотиками или иными психоактивными веществами. Состояние эйфории той или иной длительности, психологической окрашенности и степени выраженности может возникнуть также под воздействием целого ряда других причин, например, при кислородном голодании (высотная болезнь) и при некоторых тяжелых болезнях (прогрессивный паралич, опухоли мозга и др.).

Эйфорические состояния иногда путают с маниакальными или гипоманиакальными. Эйфория отличается от (гипо)мании преобладанием чувства пассивного благополучия, благодушия, спокойной веселости, умиротворенности с акцентом на беспечности и снижении критики.

См. Эйфория наркотическая.

 

Эйфория наркотическая — один из стержневых компонентов наркотического опьянения (см.), способствующих развитию наркотической зависимости. От алкогольной эйфории она отличается, как правило, большей продолжительностью и более глубокими психологическими изменениями. Эйфория при наркотическом опьянении слагается из ряда ощущений: тут присутствует не только подъем эмоционального фона, но и некие психические и соматические чувствования, за счет которых часто и достигается положительный эмоциональный сдвиг.

Каждому виду наркотиков свойственны особенный характер эйфории, свои особенности расстройств восприятия, изменения мышления и нарушения сознания (см. Эйфории особенности у разных наркотиков).

Качество и выраженность эйфории зависит от способа введения наркотика. Наиболее выражена она при внутривенном введении препарата. Особенно наглядно в этом отношении сравнение результатов внутривенного и внутримышечного (или перорального) введения опиатов.

Эйфория зависит от физического и психического состояния потребителя наркотика. Играют роль предшествующий эмоциональный фон, соматическая слабость. При некоторых формах наркомании важное значение имеет установка на определенный ожидаемый эффект (например, при гашишной и барбитуровой наркоманиях). Влияют на эйфорию страх перед последствиями или, напротив, чрезмерные ожидания.

Характер эйфории меняется от обстановки, в которой принимается наркотик, от комфортности условий или наличия внешних помех. Ее можно усилить, применяя различные ненаркотические и даже немедикаментозные средства, например, тепло (его чаще используют с этой целью опийные наркоманы). На нее влияет даже время года.

Эйфорию опийную, гашишную (в меньшей степени) можно прервать волевым усилием. Эйфория алкогольная и возникающая в результате действия снотворных средств волевому усилию поддается плохо. Вызванная действием дислептиков (галлюциногенов), она неуправляема совершенно. Возможность управления эйфорией, вероятно, зависит от степени помрачения сознания: например, в гашишном опьянении можно определить момент, после которого волевое влияние утрачивается.

В процессе становления наркотической зависимости качество и выраженность эйфории меняется. На определенном этапе даже повышение доз наркотика уже не вызывает желаемого эффекта, эйфории как таковой нет. Наркотик употребляется в таком случае только для того, чтобы восстановить жизнедеятельность, работоспособность и предотвратить развитие абстинентного синдрома (см. Эйфория «негативная»).

Психическое состояние потребителя наркотика после пережитой эйфории зачастую характеризуется подавленностью, депремированностью, дисфорией с идеями обвинения-самообвинения, навязчивыми мыслями неприятного содержания.

Существует гипотеза (якобы подтверждаемая экспериментально), что во время эйфории организм стареет быстрее, чем в обычном состоянии. Косвенным подтверждением может служить факт, что наркоманы, как правило, преждевременно дряхлеют внутренне и внешне.

(См. также: Эйфории особенности при употреблении разных наркотиков; Эйфория опийная.)

 

Эйфория опийная — наиболее изученная из видов наркотической эйфории. Ее подробное описание можно найти во многих ранних монографиях и руководствах, в том числе отечественных (Рыбаков О.Е., 1917; Осипов В.П., 1932; Горовой-Шалтан В.А., 1942 и др.).

Отличительной чертой опийной эйфории является то, что она может возникать при употреблении малых доз препаратов опия и морфиноподобных веществ, близких к дозам, применяющимся в ряде случаев для терапевтических целей. Это повышает вероятность формирования наркоманической зависимости. Так, разовое введение в интактный организм 1 мл 1%- го раствора морфина (10 мг чистого вещества) или соответствующего количества самодельного препарата с морфиноподобным действием может вызвать эйфорию.

По самоописаниям больных наркоманией, эйфория при приеме опиатов проходит две фазы.

Первая фаза начинается сразу же после введения препарата, когда возникает как бы теплая волна, которая поднимается вверх от живота к голове. В голове ощущается легкий, приятный, безболезненный толчок или удар. Отсюда жаргонное название этой фазы эйфории - «удар» или «приход». У большинства больных «приход» сопровождается приятным зудом кончика носа, подбородка, лба. Они испытывают состояние особого блаженства, радости, веселья.

Первая фаза опийной эйфории длится от 40 секунд до 1-3 минут.

Вторая фаза - это собственно состояние эйфории, в структуре которой основными переживаниями являются радость, восторг, легкость во всем теле, легкость течения мысли и другие ощущения, которые больные с трудом передают словами, (наркоманы называют эту фазу «волокушей», «таской», «кайфом»). Мысли о неприятном уходят, теряя свою актуальность, все плохое отодвигается, имеющиеся проблемы перестают существовать. Течение мыслей ускоряется. Возникают приятная истома, покой, расслабленность, быстрая смена приятных представлений, грезоподобных переживаний, которые бывают чрезвычайно образны. Грезы быстро сменяют одну другую. Состояние сознания сноподобное. Внешне больные выглядят вялыми, заторможенными, малоподвижными. Вторая фаза опьянения морфином может продолжаться 3-4 часа. В дальнейшем наступает сон, который длится 2-3 часа. Сон поверхностный, легко прерывается внешними раздражителями. При пробуждении появляется сниженное настроение с дисфорической окраской и общим ощущением психического дискомфорта.

При использовании самодельных препаратов, приготовленных путем химической обработки опия-сырца, во второй фазе эйфории грезоподобных состояний обычно не наблюдается. Отмечается в основном стимулирующий эффект. Больные становятся возбужденными, оживленными, громко смеются, жестикулируют, не сидят на одном месте. Применение кодеина также производит стимулирующий эффект.

При внутривенном введении героина вторая фаза опьянения на начальных этапах, так же как и при употреблении морфина, сопровождается выраженным успокоением (седацией), расслабленностью, мышечной релаксацией, чувством общего покоя, безмятежности (на жаргоне наркоманов - «зависание»). При этом замедляется чувство времени, отмечается безразличие к окружающему, отрешенность, желание принять лежачее положение. При употреблении героина вторая фаза опьянения обычно несколько короче, чем при употреблении кустарных препаратов, приготовленных из опия-сырца.

 

Эйфория «негативная» (Пятницкая И.Н., 1994) — состояние облегчения, когда наркотик принимается для снятия тягостного ощущения, в частности, болевого, или выравнивания дискомфортного состояния в рамках абстинентного синдрома; при этом особо выраженных приятных ощущений не возникает. «Негативная» эйфория наблюдается на более поздних стадиях наркомании. (Ср. Эйфория «позитивная».)

 

Эйфория «позитивная» (Пятницкая И.Н., 1994) — означает состояние, когда наркотик принимается непосредственно ради эффекта наслаждения, эмоционального подъема. «Позитивная» эйфория наблюдается на начальных этапах наркотизации.

 

Экгонин (Ecgonine) — гетероциклическое азотсодержащее соединение, представляющее собой основу молекулы кокаина. Химическая формула - C9H15N03. Образуется при гидролизе кокаина и других алкалоидов коки (см.), и является одним из продуктов метаболизма кокаина в организме.

Сам экгонин не обладает активностью психостимулятора. Однако из экгонина можно получить с помощью синтеза обратно кокаин, поэтому он находится в списке веществ, оборот которых в России запрещен (Список I в «Перечне наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации»).

 

Экспериментальное употребление — первые, эпизодические пробы наркотических средств с целью знакомства с ними или выбора. Может иметь или не иметь дальнейшее продолжение. В англоязычной профессиональной литературе (в том числе в материалах ВОЗ) под «экспериментальным употреблением» (experimental use) может подразумеваться вообще редкое или непостоянное употребление наркотиков. В русских текстах по поводу таких случаев принято использовать термин «эпизодическое употребление» в отличие от «регулярного» или «систематического».

 

Экспертиза судебно-психиатрическая — в отношении наркологических больных или лиц, злоупотребляющих алкоголем или наркотиками, а также лиц, находившихся во время совершения преступления в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, проводится для решения вопроса об их вменяемости или невменяемости и возможности предстать перед следствием и судом. Она же выносит заключение о дееспособности больного наркоманией.

Принципиально важным является отграничение непсихотических форм опьянения от психотических. Алкогольное опьянение, включая его тяжелую степень, в подавляющем большинстве случаев не квалифицируется как психотическое состояние. Исключением является так называемое «патологическое опьянение» - редко встречающийся кратковременный психоз с сумеречным расстройством сознания, который может возникнуть при приеме даже небольшого количества алкоголя.

Дифференциальная диагностика психотических и непсихотических форм опьянения наркотическими средствами и психотропными веществами может вызывать значительные затруднения. В том и другом случае могут наблюдаться сходные моторика, вазовегетативные проявления, аффективные и амнестические нарушения. В рамках как психотических, так и непсихотических состояний могут отмечаться неадекватные и, на первый взгляд, безмотивные агрессивные действия. При всех формах одурманивания могут быть изменения самосознания, иллюзорные искажения восприятия окружающего мира и другие признаки, иногда внешне напоминающие проявления психоза. К основным признакам, важным для дифференциальной диагностики психотической формы опьянения любым психоактивным веществом, относят следующие: пространственно-временная дезориентировка; невозможность контакта или совместных действий с окружающими; грубые деперсонализационные расстройства в виде чувства раздвоенности своего «Я»; бредовые и галлюцинаторные переживания, витальный страх; расстройство внимания на уровне апрозексии (полного его выпадения); нарушение процессов мышления в сторону ускорения, вплоть до скачки идей и бессвязности (инкогеренции); различные проявления психического автоматизма (от непроизвольности мыслей до их чуждости); эмоциональные нарушения, порой доходящие до степени экстаза, развернутой мании или дисфории с брутальным поведением.

Наиболее надежным и достоверным дифференциально-диагностическим критерием психотической формы опьянения являются признаки помрачённого (сумеречного, онейроидного, делириозного) или выраженного оглушенного сознания, а также наличие параноидных и галлюцинаторно-параноидных переживаний.

Психотическое состояние может охватывать не всю картину опьянения, а быть лишь кратковременным эпизодом в его динамике. Так, сумеречное помрачение сознания при патологическом опьянении может развиться на фоне простого или измененного алкогольного опьянения. Делириозно-онейроидный синдром и состояние спутанности при гашишной интоксикации могут возникнуть внезапно на высоте опьянения либо в его начале. При опьянении седативно-снотворными веществами, которое характеризуется фазностью, психотические эпизоды отмечаются обычно во второй его фазе. Кокаиновый делирий может развиться в течение суток после начала интоксикации и самопроизвольно купироваться по ее миновании. Психозы при употреблении галлюциногенов могут иметь четкую двухфазную динамику. В начале опьянения картина исчерпывается аффективными расстройствами, и лишь в конце возникает эпизод помраченного сознания. Делириозные расстройства при вдыхании ингалянтов развиваются только в виде кратковременного эпизода на высоте интоксикации. Вскоре после прекращения вдыхания вещества сознание полностью проясняется и галлюцинации прекращаются.

У больных наркологического профиля нередко развиваются разнообразные как острые, так и хронические психозы, которые могут приводить к совершению общественно опасных действий. У больных с острыми психозами наиболее криминогенными являются психозы с делириозной симптоматикой, у больных с хроническими психозами - психозы с бредовой и галлюцинаторно-бредовой симптоматикой. Наибольшую социальную опасность представляют больные с бредом ревности. Их противоправные действия всегда направлены против жизни и здоровья личности.

Больные наркоманией, как правило, в отношении совершенных ими противоправных действий признаются вменяемыми. Невменяемыми больные наркоманией признаются обычно в случаях совершения общественно опасных действий в состоянии интоксикационного психоза или же при глубокой деградации личности с грубыми мнестико-интеллектуальными и личностными расстройствами.

Больные наркоманией, осужденные за преступления и нуждающиеся в лечении, подлежат лечению в местах отбывания наказания на основании заключения медицинской комиссии.

 

«Экстази» (англ, ecstasy) — сленговое название наркотического средства, действующим началом которого является метилендиоксиметамфетамин (МДМА) (см.).

В 1990-х гг. его употребление широко распространилось в молодежной среде, в том числе среди подростков, как элемент так называемой рэйв-культуры (см.). Этому способствовало свойство «экстази» стимулировать процесс общения, вызывая потребность в интеллектуальных и физических контактах при исчезновении неловкости и застенчивости, усиливать эмоции, повышать физическую выносливость.

Типично использование «экстази» во время современных коллективных танцев (в дискотеках и других подобных заведениях), сопряженных с большой затратой энергии в течение длительного времени. Для опьянения «экстази» в такой обстановке характерен необыкновенный подъем со способностью «танцевать всю ночь напролет». Возможны иллюзорные обманы восприятия, визуализация представлений, сексуальное возбуждение, ускоренное течение мыслей. Частыми спутниками приема «экстази» являются физические перегрузки, проблемы с сердечно-сосудистой системой, сильное обезвоживание организма и другие осложнения, которые могут приводить к смертельному исходу.

Сразу после приема «экстази» у новичков могут возникнуть побочные эффекты, которые следует рассматривать в рамках защитных реакций организма на введение этого вещества. Их проявления: покалывания в теле, усиление потоотделения, сухость во рту, туман в глазах, тошнота, удушье и даже потеря сознания. Неприятный побочный эффект «экстази» - бруксизм (зубной скрежет и сведение челюстей). После окончания действия наркотика отмечаются слабость, сонливость, подавленное настроение, боли в мышцах.

Хронические осложнения от длительного приема «экстази» могут быть в виде хронического панического расстройства, тяжелых длительных депрессий. У лиц, употребляющих «экстази», обнаруживают нарушения памяти и внимания, в личностном профиле - черты импульсивности и агрессивности.

Существует мнение, что употребление «экстази» не приводит к формированию зависимости, однако этому противоречит нередкая необходимость увеличения дозы для достижения желаемого стимулирующего эффекта. Потребители «экстази» нередко обращаются за наркологической помощью.

Употребляется «экстази» в виде таблеток. Средняя таблетка обычно содержит от 60 до 100 мг МДМА, часто с примесью амфетаминовых стимуляторов, кофеина, других психоактивных веществ. Многие таблетки «экстази» вообще не содержат МДМА, под видом «экстази» достаточно часто встречаются таблетки, содержащие другие эмпатогены-энтактогены (МДА, МДЕ и др.).

Зачастую пользователи принимают дополнительную дозу (половину от начальной) в конце плато действия (2,5-3 часа после приема), чтобы продлить эффект. Во избежание неприятных ощущений и передозировок некоторые пользователи предпочитают принимать МДМА маленькими порциями по 20-40 мг каждые 1,5-3 часа.

Название «экстази» было введено в 1984 г. американскими студентами, отталкиваясь от английского произношения по буквам «ХТС» (экс-ти-си) (сокращение ХТС употребляется наряду с MDMA).

В Российской Федерации производство и применение «экстази» (MDMA) запрещено (Список I «Перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в РФ»), как и во многих других странах.

 

Эксцесс, см. Абузус.

 

Эмпатогены, см. Энтактогены.

 

Эндогенные нейропептиды, см. Эндогенные опиоиды.

 

Эндогенные опиоидные пептиды, см. Эндогенные опиоиды.

 

Эндогенные опиоиды — вырабатываемые организмом вещества, способные с высокой степенью сродства связываться с клеточными опиоидными рецепторами (см.), локализованными в определенных структурах мозга и периферических тканях, и участвовать таким путем в регуляции многих важных функций в организме, включая восприятие боли, интеграцию двигательной активности, регуляцию дыхания, обоняния, моторики ЖКТ, настроения и эмоций, терморегуляцию, сосудистый тонус, иммунные реакции, формирование пищевого и сексуального поведения и др.

Эндогенные опиоиды были открыты (в 1975 г.) после обнаружения опиоидных рецепторов в нервной ткани (в 1973 г.), связыванием с которыми было объяснено анальгезирующее и иное действие экзогенных опиоидов (морфина и др.). Они оказались пептидами (отсюда их другое название - «опиоидные пептиды» или «эндогенные опиоидные пептиды»).

Различают 3 основных типа эндогенных опиоидов: энкефалины (см.) (метионин-энкефалин и лейцин-энкефалин); эндорфины (см.) ([3-эндорфин, а- и Р-неоэндорфин); и динорфины (динорфин А и динорфин В). Сюда относятся также неоэндорфины, леуморфин, риморфин и др.

Эндогенные опиоиды, не обладая высокой рецепторной селективностью, преимущественно дейтвуют на разные типы рецепторов, р-эндорфин является лигандом мю-рецепторов, энкефалины и ди-норфины имеют сродство преимущественно к дельта - и каппа-рецепторам.

Вмешательством экзогенных опиоидов в естественное взаимодействие эндогенных опиоидов с опиоидными рецепторами в мозговой зоне так называемой «системы вознаграждения» (reward system) (при этом эндогенные опиоиды подменяются экзогенными) объясняют формирование патологической опиоидной зависимости (опийной наркомании). Систематическое употребление экзогенных опиоидов (при опийной наркомании) вследствие механизма отрицательной обратной связи приводит к подавлению синтеза эндогенных опиоидных пептидов. С недостаточным синтезом, например, эндорфинов, наряду с другими причинами принято связывать возникновение отдельных патологических феноменов (в первую очередь аффективных расстройств), развивающихся в структуре абстинентных и постабстинентных состояний у больных опийной наркоманией.

Совокупность эндогенных опиоидов, опиоидных рецепторов, а также ферментов, расщепляющих эндогенные опиоиды, представляет собой «эндогенную опиоидную систему», которая является одной из основных нейрохимических систем организма, одним из звеньев его общего регуляторного комплекса.

Предполагают также, что с нарушением нормального функционального баланса эндогенных опиоидов связаны в определенной мере и явления зависимости от неопиоидных психоактивных веществ (например, от алкоголя), а также нехимические виды аддикции (см. Эндорфины и Энкефалины).

Син.: опиоидные пептиды; эндогенные опиоидные пептиды; эндогенные нейропептиды.

Эндорфины — один из трех типов эндогенных опиоидов (см.), обладающих сродством к опиоидным рецепторам (см.). К настоящему времени выделены 3 вида эндорфинов: p-эндорфин, а-неоэндорфин и р-неоэндорфин.

p-эндорфин секретируется гипофизом одновременно с АКТГ и проявляет максимальную среди эндогенных опиоидов активность, причем обнаруживает более высокую степень связывания с ц-рецепторами и меньшую - с 8-рецепторами. В отношении д-рецепторов, наиболее значимых для физиологических функций (они играют основную роль в восприятии боли и других процессах физиологической регуляции), p-эндорфин является таким же типичным эндогенным опиоидом (агонистом опиоидных рецепторов), как среди экзогенных опиоидов морфин.

p-эндорфин и неоэндорфины в головном мозге находятся в промежуточной и дистальной частях гипофиза; в дугообразном ядре гипоталамуса; в области ядра одиночного тракта; в гиппокампе; в околоводопроводном сером веществе; в области голубоватого места.

Пептидное соединение, оказывающее специфическое действие на опиоидные рецепторы (обнаруженные в 1973 г.) и названное эндорфином, было выделено впервые в 1975 г. (путем экстракции из ткани гипофиза быка) и идентифицировано Н. Teschemacher и соавт.

 

Энергетические напитки (англ, energy drinks) — безалкогольные или слабоалкогольные напитки, обладающие стимулирующим, бодрящим воздействием на ЦНС. Напитки содержат тонизирующие вещества, прежде всего кофеин. В некоторых случаях вместо кофеина в составе этого продукта производителем закаляются экстракты гуараны, чая или мате, содержат кофеин, или же кофеин под другими названиями атеин, теин). Кроме того, в их состав входят в повышенном количестве аминокислота таурин, витамины В (никотиновая кислота, пантотеновая кислота, пиридоксин, фолиевая кислота), аскорбиновая кислота и глюкоза. В некоторых случаях присутствует алкоголь (8%).

Это сильно газированный напиток, содержащий большое количество угольной кислоты, что способствует более быстрому усвоению активных компонентов и быстрому наступлению эффекта.

Первые энергетические напитки появились в Европе и Азии в начале 1960-х гг. В 1962 г. компания «Таишо Фармасьютикал» наладила производство «Липовитана-Д», который доминирует на японском рынке «энерготоников» и по сей день. В 1970-х гг. их потребление в Европе быстро нарастало, становясь массовым. На рынок США с их жесткими правилами, установленными FDA (Food and Drug Administration - Федеральное управление по контролю за качеством пищевых продуктов и лекарственных препаратов), первый энергетический напиток проник только в 1997 г. в виде Red Bull, производство которого было запущено десятью годами ранее в Австрии. Теперь в США наблюдается стремительный рост рынка энергетических напитков с продажами свыше 10 млрд долларов в год.

За последнее десятилетие их употребление широко распространилось и в России, главным образом среди молодежи до 30 лет (включая подростков). Вдобавок к импорту налажено их производство. По некоторым оценкам, энергетические напитки регулярно употребляют 24% россиян. В повышенном количестве их выпивают студенты в период сессии, различные работники в условиях нездоровых суточных ритмов (например, водители транспорта), посетители ночных клубов и т. д.

Быстрый тонизирующий эффект энергетических напитков определяется содержащимся в нем кофеином, всасывание которого в газированном напитке происходит быстрее, чем в кофе или чае. Разовые дозы кофеина обычно не превышают физиологически допустимых пределов (его концентрация от240 до 350 мг/л - это немного ниже, чем в том же объеме сваренного кофе).

Другие компоненты, предположительно, оказывают добавочное общеукрепляющее действие и пролонгируют стимулирующий эффект с обычных 1-2 часов для чая или кофе до 3-4 часов. Однако фармакологический механизм действия энергетических напитков и достоверность их положительных эффектов требуют соответствующих исследований.

К настоящему времени у медиков накопились опасения в отношении отрицательных последствий систематического употребления энергетических напитков в больших дозах. Называются проблемы с сердечно-сосудистой системой, снижение потенции, бессонница, последующее утомление, быстрое истощение ресурсов организма. Указывают, что «энергетики» противопоказаны при артериальной гипертензии, глаукоме, нарушении сна, повышенной возбудимости, при чувствительности к кофеину и другим компонентам напитка. Систематическое употребление энергетических напитков может вызвать зависимость. Отмечено, что при перерыве в их употреблении испытывается характерное для отмены кофеина состояние усталости, подавленного настроения, раздражительности, стремления к поиску средства для снятия такого состояния.

Опасна смесь «энергетиков» и крепкого алкоголя. Вред такого сочетания заключается в способности энергетиков замаскировать влияние алкоголя, в результате чего у человека ослабевает контроль над количеством выпитого. Потребитель такой смеси может чувствовать себя бодрым и энергичным даже при значительном алкогольном опьянении. На практике это приводит к высокому риску ДТП и к более быстрому формированию алкогольной зависимости. Распространение смешивания энергетиков с водкой и другим крепким алкоголем привело к возникновению заранее приготовленных коктейлей, известных под названием «Алкопоп».

В США в штате Вашингтон в ноябре 2010 г. был введен запрет на продажу алкогольсодержащих энергетических напитков сроком на 120 суток с возможностью продления. Во Франции такие напитки до недавнего времени были полностью запрещены, а в Германии есть запрет на их производство.

Во Франции, Дании и Норвегии «энергетики» запрещены к продаже в продовольственных магазинах, они продаются только в аптеках как отнесенные к лекарственным средствам. Депутаты Госдумы РФ выступили в 2011 г. с законодательной инициативой о проекте федерального закона «Об ограничениях производства, розничной продажи и потребления (распития) безалкогольных энергетических напитков». Было предложено ввести запрет на их продажу несовершеннолетним, а также изъять их из розничной продажи на территории детских, образовательных и медицинских заведений, физкультурно- оздоровительных и спортивных сооружений, на всех видах общественного транспорта и в организациях культуры.

Син.: энергетики; энерготоники; «озверин» (жарг.).

 

Энкефалины — один из трех типов эндогенных опиоидов (см.), обладающих сродством к опиоидным рецепторам (см.). Существуют 2 вида энкефалинов: метионин-энкефалин (или мет-энкефалин) и лейцин- энкефалин (или лей-энкефалин).

Энкефалины обнаруживаются в структурах ЦНС, участвующих в восприятии и регуляции боли и, кроме того, формирующих так называемую церебральную «систему вознаграждения»: в гиппокампе, в области миндалины, в околоводопроводном сером веществе, в ростровентрикулярной части продолговатого мозга и в пластинах Рекседа. Их находят, кроме того, в нервных образованиях органов пищеварительной системы, в симпатических ганглиях и мозговом веществе надпочечников.

Энкефалины проявляют повышенное сродство к опиоидным 8-рецепторам, участвующим в восприятии и регуляции боли и в межнейронной передаче дофамина.   

Олигопептидным предшественником энкефалинов является проэнкефалин (обозначаемый в некоторых классификациях как проэнкефалин А).

Впервые энкефалины были обнаружены в экстрактах мозговой ткани и идентифицированы как пента-пептиды в 1975 г. (J. Hughes и соавт.).

Энтактогены (англ, entactogens) — психоактивные вещества, выделяемые в отдельную группу в связи с их особенностью воздействия на психику, которая заключается в способности вызывать чувство эмоциональной близости и повышенного доверия к окружающим, миролюбие, сопереживание (эмпатию) и сочувствие, потребность в интеллектуальных и физических контактах. Эти эффекты наряду с легкой эйфорией сопровождаются обострением и расширением эмоционального восприятия окружающего, исчезновением неловкости и застенчивости, повышением самооценки и реализуются в возрастании коммуникабельности и общительности. Указанные эффекты подобных веществ не сопровождаются галлюциногенными проявлениями.

Такие свойства энтактогенов обеспечивают их особую привлекательность в среде молодежи, в частности, на вечеринках и дискотеках, собирающих массы молодых людей.

Термин «энтактоген» был предложен Дэйвидом Николсом. Общим для этих веществ является способность высвобождать серотонин из пресинаптических нервных окончаний. Они также способны высвобождать из пресинаптических окончаний норадреналин и дофамин, что роднит их с психостимуляторами.

К таким веществам относят метилендиоксин- производные амфетамина, среди которых наиболее популярны у молодежи 3,4-метилендиоксимеамфетамин (МДМА, жарг. «Адам») (см. «экстази»), М-этил-3,4-метилендиоксиамфетамин (МДЕА, жарг. «Ева»), 3,4-метилендиоксиамфетамин (МДА, жарг. «наркотик любви») и 1-(3,4-метилендиоксифенил) -2- бутанамин (БДБ). Все эти вещества запрещены для немедицинского применения (Список 1 Единой конвенции о наркотических средствах 1961 г. ООН; Список I «Перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации»),

Тем не менее, в некоторых странах некоторые энтактогены, например, МДМА, легально применяют для облегчения проведения психотерапии, а также назначают онкологическим больным в терминальной стадии.

Син.: эмпатогены.

 

Энтеогены (entheogen - древнегреч. «становление божественным изнутри», «самообожествление») — термин, использующийся для обозначения растений, способных вызывать состояние измененного сознания. Древние шаманы, жрецы и ведуны использовали энтеогены для вхождения в «мистическое состояние», способствующее «общению с духами и божествами». Сейчас под этим термином объединяются средства растительного происхождения с различного рода действием (успокаивающим, стимулирующим, расслабляющим, галлюциногенным и др.). Простой химической классификации этих средств не существует, поскольку входящие в их состав как легальные, так и нелегальные психоактивные вещества представляют собой различные структурные виды алкалоидов, терпеноидов, аминокислот, кумаринов и др.

Энтеогены привлекли к себе внимание в последние годы в связи с широким распространением в ряде стран, особенно среди молодежи, так называемых «курительных смесей» (см.), в которых они являются активным компонентом.

 

Эпидемиология наркологических расстройств — подходит к их изучению как к хроническим неинфекционным заболеваниям. Она решает следующие основные задачи: 1) оценка распространенности наркологических заболеваний в стране и отдельных ее регионах; 2) выявление тенденций и определение темпов изменения заболеваемости во времени; 3) определение факторов, влияющих на масштабы распространённости наркологических заболеваний, ее динамику и структуру; 4) определение реально неблагополучных регионов; 5) определение «групп риска» и тенденций к их изменению; б) выявление основных причин, определяющих характер изменения наркологической ситуации; 7) оценка эффективности профилактических мер, проводящихся с целью смягчения ситуации; 8) оценка влияния на эпидемиологическую ситуацию лечебно-реабилитационной активности в отдельных регионах и в стране в целом; 9) прогнозирование изменения ситуации.

Эпидемиологические исследования делятся на 3 основные группы: описательные, аналитические и экспериментальные.

Описательные исследования позволяют оценивать уровни заболеваемости наркологическими расстройствами в стране и в изучаемых регионах. Такого рода исследования необходимы для определения потребности населения в специализированной помощи и, как правило, базируются на данных официальной медицинской статистики.

Аналитические исследования направлены на уточнение факторов и условий, способствующих возникновению и распространенности наркологических заболеваний и на определение тенденций в изменении ситуации.

Экспериментальные исследования, как правило, преследуют цель изучения общей эффективности терапевтических и профилактических мероприятий, ведущих к ограничению распространенности заболеваний и тяжести их медико-социальных последствий.

Методы эпидемиологических исследований могут быть прямыми и непрямыми. К прямым методам относятся исследования, в основе которых лежит диагностика наркологических расстройств, а именно: изучение распространенности заболеваний в популяции, репрезентативное для данного региона; длительное наблюдение за заболеваемостью в отдельной выборке из популяции (проспективный или лонгитудинальный метод); изучение выборки из популяции (за меньший промежуток времени), представленной группой лиц с повышенным риском наркологического заболевания (псевдопроспективный метод).

Непрямые методы эпидемиологической оценки основаны на косвенных признаках наличия в населении наркологических заболеваний. Сюда относятся: использование данных о частоте правонарушений в состоянии алкогольного или наркотического опьянения; несчастных случаев, связанных с употреблением психоактивных веществ (например, о частоте дорожно-транспортных происшествий, совершенных в состоянии алкогольного опьянения); соматических и других заболеваний, связанных с употреблением психоактивных веществ; изучение оборота психоактивных веществ в стране, в том числе нелегального оборота наркотиков и потребления алкоголя на душу населения; изучение показателей обращаемости лиц с наркологическими расстройствами за медицинской помощью.

Одним из серьезных препятствий при проведении наркологических эпидемиологических исследований являются трудности выявления наркологических больных ввиду их склонности к сокрытию своего заболевания или неспособности к осознанию его наличия (см. Анозогнозия). Использование метода моделирования (ННЦ наркологии МЗСР и Институт экономики РАН) для оценки численности «скрытого контингента» лиц, регулярно употребляющих наркотики, дало величину соотношения выявленных наркологической службой и не выявленных регулярных потребителей наркотиков в среднем для России 1:5,3 (2005 г.).

Повышенная острота эпидемиологической ситуации и нестабильность уровней и характера потребления психоактивных веществ диктуют целесообразность введения системы постоянного слежения за ситуацией (мониторинг - см.) в конкретном регионе, которая должна облегчить разработку адекватных профилактических и лечебных мероприятий и сделать всю систему наркологической помощи более целенаправленной и дифференцированной.

В 2009 г. в специализированных наркологических учреждениях России было зарегистрировано 357,8 тыс. больных с диагнозом «наркомания», или 252,1 на 100 тыс. человек населения. Из них подавляющее большинство составляли больные с опийной (преимущественно героиновой) зависимостью (311,0 тыс. человек, или 87%). На втором месте по численности (24,3 тыс. человек, или 6,8%) были больные с зависимостью от продуктов конопли (гашиш, марихуана). Характерной особенностью российской наркоситуации является, исключительно редкая встречаемость употребления кокаина. В 2009 г. было зарегистрировано лишь 98 человек с зависимостью от кокаина (0,03% от общего числа наркоманов). Такие же низкие цифры были и в предыдущие годы. Между тем в Западной Европе и Северной Америке число лиц, злоупотребляющих кокаином, сопоставимо с численностью потребителей героина и нередко превышает ее.

Кроме больных наркотической зависимостью в 2009 г. были зарегистрированы 197,5 тыс. человек, «употребляющих наркотики с вредными последствиями» (без зависимости). Среди всех зарегистрированных потребителей наркотиков (с зависимостью и без зависимости) 386,3 тыс. человек использовали внутривенное введение (69,6%).

Особенно резкий рост распространенности наркомании в Российской Федерации произошел в 1991- 2001 гг., когда число зарегистрированных больных наркоманией возросло с 28,3 тыс. до 335,3 тыс. чел. При этом ситуация характеризовалась переходом с приёма растительных наркотиков (опий-сырец, маковая соломка) на героин с преимущественным введением путем инъекции. До 1992 г. употребление героина как нелегального наркотика было в России практически неизвестно (см. Героин). Значительно возросла среди потребителей наркотиков доля зараженных вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ) и вирусными гепатитами (см. ВИЧ/СПИД и употребление наркотиков).

Син.: эпидситуация наркорасстройств.

 

Эрготизм (ergotismus; от франц. ergot - спорынья) — расстройство, вызванное отравлением человека или животных спорыньей (см.) или же лекарственными препаратами (эргоалкалоидами), приготовленными из нее. Начальные проявления - желудочно-кишечные расстройства, головная боль, повышенная утомляемость. В тяжелых случаях развиваются так называемые эрготинные психозы - с двигательным возбуждением, страхом, тревогой на фоне помрачения сознания. Нередко появляются судороги. Из неврологических симптомов отмечаются парестезии, нарушения рефлексов, походки, речи и др. Вместе с тем в клинической картине отсутствует симптоматика, характерная для действия ЛСД, для изготовления которого сырьем является спорынья.

В прошлом, вплоть до XVIII в., в европейских странах случались эпидемические вспышки эрготизма, в том числе со смертельными исходами, в связи с употреблением хлеба, приготовленного из ржи, пораженной спорыньей.

 

Эскобар, Пабло, см. Медельинский картель.

 

Эстоцин (Esthocine) — наркотический анальгетик, получаемый синтетическим путем. Производное фенилуксусной кислоты (диметиламиноэтиловый эфир дифенилэтоксиуксусной кислоты гидрохлорид). По химическому строению имеет элементы сходства с рядом синтетических холинолитиков.

Белый кристаллический порошок, растворимый в воде и спирте.

По обезболивающему действию эстоцин менее активен, чем морфин или промедол, но он меньше угнетает дыхание, не повышает тонус блуждающего нерва, оказывает умеренное спазмолитическое и холинолитическое действие, уменьшает спазмы кишечника и бронхов, не вызывает запоров. Применяется в качестве болеутоляющего средства при болях, связанных со спазмами гладкой мускулатуры, при обезболивании родов и др. Может применяться отдельно и в сочетании с нейролептиками для премедикации и в послеоперационном периоде; при подготовке к стоматологическим операциям и др.

Анальгезирующий эффект наступает быстро (через 10-15 минут после инъекции и через 20-30 минут после приема внутрь), но он относительно непродолжителен (1-2 часа).

Обладает противокашлевой активностью. Как противокашлевое средство эстоцин применяют при заболеваниях дыхательных путей и легких, сопровождающихся кашлем, в том числе при явлениях бронхоспазма.

Формы выпуска: порошок; таблетки по 5; 15; 30 и 60 мг; 2%-ный раствор в ампулах по 2 мл.

При длительном применении эстоцина возможно развитие наркотической зависимости.

Син: dimenoxadol hydrochloride; lokarin; propalgyl.

 

Этаминал-натрий (Ethaminal sodium) — снотворное средство из группы барбитуратов (см.). Химическое название - 5-этил-5-(2-амил) - барбитурат натрия. По химической структуре является изомером барбамила (см.) и сходен с ним по действию, но действует менее продолжительно.

Белый мелкокристаллический порошок без запаха, горького вкуса, гигроскопичен, растворим в воде. Назначают внутрь в качестве снотворного средства для взрослых обычно в дозе 0,1-0,2 г; детям назначают 0,01-0,1 г в зависимости от возраста. Высшие дозы для взрослых внутрь; разовая 0,3 г, суточная 0,6 г. Сон наступает относительно быстро (через 30-45 минут), продолжается 5-6 часов.

Как и другие барбитураты, может стать причиной развития сильной наркотической зависимости (барбитуромании - см.).

Включен в Список II «Перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации».

Син.:     нембутал (nembutal); пентобарбитал

(pentobarbital), embutal, isobarb, mebubarbital, narcoren, nembutal sodium, nembutal natrium, pental, pentobarbitalum natricum, pentobarbital sodium, pentobarbital solublte, pentone, prodormol, somnopentyl, sopental и др.

 

Этапы реабилитационной программы для больных наркоманией — в основной ее части могут быть представлены адаптационным, интеграционным и стабилизационным этапами (Дудко Т.Н., 2001,2008).

На собственно реабилитацию (в реабилитационный центр, в амбулаторное реабилитационное отделение) наркологический больной направляется после прохождения восстановительного (преимущественно медицинского) этапа, который включает лечение состояний острой интоксикации, абстинентных и постабстинентных расстройств и соматоневрологических осложнений, вызванных злоупотреблением наркотиками, а также соответствующее медицинское обследование (включая консультации специалистов, общий анализ крови и мочи, биохимический анализ крови, анализ крови на ВИЧ, RW, ЭКГ и др.). Восстановительный этап занимает обычно 1-2 месяца.

Адаптационный этап реабилитации направлен на приспособление больных наркоманией к условиям содержания и распорядку работы реабилитационного учреждения. Пациент обследуется бригадой специалистов в области наркологии (врачом психиатром-наркологом, психологом, психотерапевтом, социальным работником), постепенно втягивается в режим работы учреждения, максимально участвует в самообслуживании, уборке помещения и проч. За это время формируются группы пациентов по интересам, проводятся пробные психотерапевтические занятия, подбираются различные варианты программы реабилитации в зависимости от результатов обследования и уровня реабилитационного потенциала (см.) пациентов. Реабилитационные мероприятия на этом этапе имеют преимущественно медико-психологическую направленность. Продолжительность этапа - от 2 до 4 недель, в зависимости от типа реабилитационного учреждения и уровня реабилитационного потенциала пациентов.

Интеграционный этап представляет собой вхождение в реабилитационную программу. Пациенты активно участвуют в групповой психотерапии, приобщаются к учебе, работе, занятиям в спортивных секциях и кружках по интересам. Формируются устойчивые группы больных, объединенных общим кругом интересов, способных оказывать положительное влияние друг на друга, увлеченных учебой, стремящихся приобрести профессию, интересующихся позитивными формами досуга (спорт, искусство, коллекционирование и проч.). Продолжается психотерапевтическая работа с пациентами, их родственниками и терапия созависимости (см.). Продолжительность этого этапа - 1-3 месяца, в зависимости от типа реабилитационного учреждения и уровня реабилитационного потенциала пациентов.

На стабилизационном этапе акцент переносится на психосоциальный аспект реабилитационной программы, направленный на восстановление, коррекцию или формирование нормативных личностных и социальных качеств больного, возвращение его в семью и общество. В связи с этим увеличивается объём физического и интеллектуального труда, стимулируются профессиональная ориентация пациентов, их учеба, участие в работе групп взаимопомощи (АА, АН, Нар-Анон и др.) с выходом за пределы реабилитационного центра. Продолжительность этого этапа - 8-10 месяцев, если реабилитационная программа рассчитана на один год, и от 20 до 21 месяца при двухгодичной программе.

Сроки отдельных этапов могут быть укороченными для больных с высоким и средним реабилитационным потенциалом. Зависит это от восстановительных возможностей больных, их ускоренной реадаптации и ресоциализации, которые подтверждаются методами клинико-психологического обследования и наблюдения. В результате вся реабилитационная программа может быть относительно короткой - до 9 месяцев для больных с высоким реабилитационным потенциалом.

 

Этика наркологическая — опирается на общие принципы и нормы медицинской этики и вместе с тем имеет свою определенную специфику, обусловленную высокой ролью психологической и социальной компонент в развитии и течении наркологического заболевания. Оказывая помощь, врач-нарколог постоянно нацелен на налаживание доброкачественного контакта своего пациента с обществом, с которым тот находится в реальном или потенциальном социальном и моральном конфликте в связи с употреблением наркотиков, причем эта нацеленность является непреложным условием успешности лечения.

С другой стороны, в процессе своей работы нарколог взаимодействует и с обществом, которое к его пациентам выражает настороженное и предвзятое отношение, обнаруживая нередко высокую нетерпимость и склонность к рестриктивным социальным санкциям. В этой связи профессиональная деятельность врача-нарколога (освидетельствование больного, постановка диагноза, формальная регистрация больного, сопряженная с запретом на определенные

виды деятельности, госпитализация, изоляция и др.) представляет для общества повышенный интерес, налагающий на врача большую социальную и этическую ответственность.

Восприятие больным самого врача-нарколога как представителя стороны, с которой он находится в состоянии конфронтации, требует от врача проявления максимальной тактичности и осторожности для преодоления недоверия и отторжения при взаимодействии с ним. Умение выстраивать правильные с этической точки зрения отношения с пациентами предполагает наличие у специалистов наркологического профиля определенных личностных качеств: эмпатии, толерантности, доброжелательности, коммуникабельности, уравновешенности и др. В любом случае понимание того, что пренебрежение этическими аспектами взаимоотношений персонала и пациентов чревато потерей эффективности всего лечебно-реабилитационного процесса, создает стимул к овладению персоналом наркологического учреждения определенными правилами и нормами этического плана, выработанными в этом поле наркологической практикой. Они могут быть представлены, например, в виде набора рекомендаций того, что «не следует делать» (Пелипас В.Е., 2008):

1. «Не осуждать». Осуждение больного за его пристрастия к наркотику - это, скорее, свидетельство непонимания природы состояния и поведения пациента, неоправданный и бесполезный перевод медико-биологической и психопатологической проблематики в морализаторскую сферу. Не следует путать лечебно-реабилитационную организацию с исправительным учреждением; у них разные цели и средства. Пациент, несмотря на свою внутреннюю психологическую защиту, в глубине души знает свои грехи, ощущает свою неполноценность и переживает в той или иной степени чувство вины.

2. «Не унижать». Никогда и ни в чем не следует пренебрегать достоинством пациента, помыкать, подчеркивать, особенно на людях, его пороки и недостатки, неуважение к нему. Затаенная обида не способствует доверительному контакту, а стойкие переживания пациентом собственной малоценности не прибавляют ему сил и уверенности в попытке преодолеть прежнюю жизнь. Более того, они могут быть трансформированы в депрессивную или злобно-негативистическую реакцию с деструктивными тенденциями. Нужно уважать в каждом пациенте нормативную личность с новыми стартовыми возможностями.

3. «Не злоупотреблять насилием». Любые формы принуждения, стеснения, ограничения, как физического характера, так и психического воспринимаются пациентом как наказание. Нельзя злоупотреблять насилием, особенно несанкционированным уставом организации или договором с пациентом, насилием неоправданным, не вынужденным и неспровоцированным - иными словами, несправедливым. Пациент должен знать свои права, права персонала, знать о санкциях за нарушения режима и другие проступки и быть заранее с ними согласен.

4. «Не спорить». Нельзя вступать в пререкания и споры с пациентами. Лечебно-реабилитационная организация - не дискуссионный клуб по поводу ее правил и режима. В режиме есть неоспоримые вещи, и их нужно принимать к исполнению такими, какие они есть. В споре есть опасность потерять контроль, перейти на личности, сказать лишнее или использовать «давление авторитетом», что однозначно ведет к проигрышу спора. Однако предмет спора не нужно замалчивать.

5. «Не обманывать». Не следует лгать пациентам даже «во имя благородных целей». Нельзя также способствовать лжи других лиц в отношениях с пациентами или покрывать чью-то ложь. Если какой-то частный эффект достигается с помощью лжи, не следует обольщаться. Пациент обязательно когда-нибудь об этом узнает. Не следует унижать себя ложью в глазах пациента и унижать свою профессию. Если по, каким- то причинам нельзя сказать пациенту правду, всегда можно использовать различные приемы умолчания. Ложь чревата потерей доверия к специалисту, она может вызвать у пациента протестную аффективную реакцию, стремление выйти из лечебно-реабилитационной программы и в конечном счете ятрогенный рецидив.

6. «Не предавать». В профессиональном общении с пациентом врач-нарколог узнает о нем весьма обширную информацию, в том числе касающуюся частной и интимной стороны жизни пациента. Такая информация бывает явно избыточной для решения диагностических и лечебно-реабилитационных задач, а будучи предана гласности, может скомпрометировать пациента, поссорить с близкими, создать негативный имидж в глазах окружающих. Нельзя использовать откровенность пациента против него, раскрывать другим его тайны. Нельзя излишне откровенничать о пациенте даже со своими коллегами. Нужно видеть разницу между частной жизнью пациента и анамнезом его болезни.

7. «Не бросать». Нельзя оставлять пациента одного со своими проблемами, отказывать ему в помощи, когда ему трудно разобраться в ситуации, справиться со своими переживаниями, понять, как лучше поступить. Нельзя заставлять пациента страдать, причинять ему страдание или проявлять равнодушие к его страданиям. Не следует ждать, когда пациенту станет совсем плохо, в надежде, что это подтолкнет его к правильному решению. Это жестоко и негуманно. Лечебно-реабилитационный процесс должен облегчать состояние пациента, а не усугублять его. Вопрос только в умении выбрать правильную тактику помощи, чтобы, с одной стороны, не отвратить пациента от специалиста, а с другой - не спровоцировать у него желание переложить на специалиста все свои проблемы.

В России существует Кодекс профессиональной этики психиатров (принятый в 1994 г. на пленуме правления Российского общества психиатров и наркологов), составленный из 11 этических правил (постулатов), снабженных краткими комментариями. В них отражены общие положения медицинской этики («не навреди», «храни врачебную тайну» и т. д.) и сделаны акценты на некоторых этических аспектах, которые ввиду особенностей взаимоотношений больного с психическими нарушениями с его микросоциальным окружением (что относится и к наркологическим больным) порождают определенные трудности и проблемы для их соблюдения. Таковым является, в частности, седьмой постулат: «Психиатр должен уважать право пациента соглашаться или отказываться от предлагаемой психиатрической помощи после предоставления необходимой информации». Никакое психиатрическое или наркологическое вмешательство не может быть произведено против или независимо от воли пациента, за исключением случаев, предусмотренных законом и в строгом соответствии с законом. Однако главное следствие этого постулата в том, что отсутствие законных оснований для применения к пациенту недобровольных мер не освобождает психиатра или нарколога от моральной обязанности искать другие возможности и действовать ненасильственным путём. Отказ пациента от психиатрической или наркологической помощи всегда на совести врача.

 

Этилморфин, см. Дионин.

 

Этномикология (ethnomicology) — область знаний, изучающая роль галлюциногенных грибов в истории развития человеческого общества, его культуры. Ее основание приписывают американцу Гордону Уоссону (G.R. Wasson, 1898-1986), который осуществил в 1960-х гг. ряд «этномикологических» экспедиций в разные страны и стремился в своем изучении исторической роли грибов, воздействующих на состояние сознания, соединить данные из лингвистики, мифологии, археологии, сравнительного религиоведения и др. К числу известных деятелей в этой исследовательской области принадлежат Теренс Маккена (Т. McKenna) и М.Д. де Риос (M.D. de Rios), книги которых вышли также на русском языке.

Этномикологию можно рассматривать как часть этнонаркологии (см.).

 

Этнонаркология (греч. ethnos - народ) — раздел наркологии, посвященный изучению роли этнокультуральных факторов в потреблении психоактивных веществ, в развитии и течении наркологических заболеваний, а также изучению последствий употребления психоактивных веществ с учетом этнических особенностей поведения и социальной адаптации.

Учитываются и биогенетические особенности изучаемой народности. Объектом изучения являются также традиционные народные алкогольные и наркотические средства, рецепты их приготовления, место и роль их употребления в обрядах и обычаях у разных народностей,

Наряду с современными используются исторические материалы из археологии и этнографии, которые свидетельствуют о том, что наркотические средства и алкогольные напитки использовались с древнейших времен и играли нередко исключительно важную роль в обрядности, системе традиций, мифологии некоторых культур.

Интересны находки, раскрывающие особенности наркотизации и алкоголизации у древних племен майя и ацтеков. Так, наиболее сильным из употребляемых наркотиков у ацтеков был галлюциногенный «божественный гриб» - теонанакатл (буквально: «тело богов»), в употребление которого в определенных обрядах вовлекались все слои ацтекского общества. (Предполагают, что это был гриб семейства Psylocybe.) Например, во время церемонии коронации правителей все приглашенные на празднество ночью при свете факелов наедались сырых священных грибов с медом и становились, по описанию первых свидетелей-европейцев, «возбужденными и полными удовольствия», «пели и танцевали, потеряв разум». Ацтекская знать собиралась, кроме того, и на ежегодную «грибную церемонию», так называемый «праздник откровений». Считалось, что в возникающих видениях раскрываются будущее, божественные откровения и даже дьявол говорит с людьми во время их искусственного безумия.

К галлюцинациям, вызываемым кактусом пейотом, ацтеки и инки относились как к явлению таинственных оракулов, способных предсказывать будущее и разгадывать тайны, а также помогать лекарю или шаману в лечении больных.

У народности майя употребление опьяняющего напитка «балче» специально предписывалось жрецами, и в праздники индейцы напивались до бесчувствия. Это вино майя делали из настоя коры определенных деревьев и ферментированного меда. Для введения внутрь настоев из грибов у майя и ацтеков использовались даже ректальные клизмы.

О роли наркотических веществ в архаических культурах ведутся споры среди ученых, причем некоторые зарубежные авторы явно преувеличивают их роль в культурном развитии человечества. Например, Теренс Маккена (Т. McKenna), привлекая обширный по охвату материал из антропологии, истории древнейших культур, ботаники, психологии, психофармакологии, куль¬турологии и многих других областей знания, формулирует в своей книге «Пища богов» (Food of the Gods, N.-Y., 1992; рус. изд. 1995) психоделическую теорию эволюции человека. Он утверждает, что психоактивные химические соединения явились катализаторами возникновения человеческой саморефлексии, способствовали развитию воображения и способности предвидения, оказали существенное влияние на возникновение языка и религии.

Влияние галлюциногенных грибов на культуру является предметом основанной Гордоном Уоссоном (G.R. Wasson, 1898-1986) науки этномикологии (см.), которая даже приобрела академическое признание.

О значительной роли наркотических веществ в традиционном обществе пишет Марлин Добкин де Риос (M.D. De Rios) в своей книге «Растительные галлюциногены» (Herbal Hallucinogens, 1990; рус. Изд. 1997). Автор отмечает, что представители многих доиндустриальных обществ включали потребление воздействующих на сознание растений в сферу своей повседневной деятельности. Их воздействие сказалось на концепции шаманства и анимистических верований, на моральных устоях архаических обществ. Под влиянием использования таких растений находилась не только система верований некоторых народов, но также социальная организация и поведение в сфере экономики. По мнению де Риос, растительные галлюциногены, чье присутствие в человеческой истории намного древнее, чем это обычно признается, оказали влияние на общую эволюцию человека.

Вместе с тем среди этнографов распространено также мнение, что прием любых психоактивных веществ - наркотиков или алкоголя - всегда был ритуализирован в рамках жесткой системы обычаев и традиций и не возбранялся до тех пор, пока не начинал угрожать нормальному функционированию общества - необходимости поддержания общественного порядка, четкого проведения земледельческого цикла, соблюдения воинской дисциплины и т. д. Использование сильных наркотиков-галлюциногенов для непосвящённых в жреческие таинства членов общества было регламентировано рядом существенных ограничений. Существовали также определенные ограничения поводов и времени приема психоактивных веществ и среди служителей культа, шаманов и прорицателей, продиктованные характером обрядов.

В качестве объектов этнонаркологических исследований из современности можно привести традиционное бытовое потребление в некоторых местных сообществах ката (Африка), каннабиса (Азия), листьев коки (Южная Америка), шаманские ритуалы с использованием галлюциногенных грибов (Сибирь) и др.

В настоящее время называют следующие актуальные направления этнонаркологических исследований (Сидоров П.И., 2003); 1) транскультуральная наркология, изучающая формы и способы наркотизации и алкоголизации в связи с социальными и этнокультуральными формами; 2) кросскультуральная наркология, изучающая сравнительные аспекты наркотизма и алкоголизма в различных культурах; 3) изучение культурально обусловленных расстройств, встречающихся в рамках определенной этнической группы; 4) «народная психиатрия» и народные методы лечения наркотическими и алкогольсодержащими средствами психических и нервных заболеваний как раздел описательной этнографии и истории медицины; 5) социально-наркологические аспекты культуры (изучение роли отдельных форм психопатологии и наркотизма в традиционной культуре, религиозных обрядах, магии, шаманстве, оккультизме, установлении форм взаимосвязи медико-биологического и этносоциального аспектов в духовной культуре народов, сфере психологии творчества и т. д.).

 

Эторфин (Ethorphine) — опиоид, производящийся синтетическим путем из твбаина (см.) и превосходящий по своей активности морфин более чем в 1000 раз. Впервые получен К. Бентли (K.W. Bentley, Эдинбург) в 1960-х гг. Применяется в ветеринарии для иммобилизации диких животных. Эторфин начинает действовать через 2-4 минуты после введения, достигая максимума через 15 минут. Продолжительность действия не превышает 1 часа.

Может быть использован с немедицинскими (наркотическими) целями. Дозировка для человека - 50 мкг внутрь. В 1975 г. эторфин был причиной многих смертей в американском штате Флорида.

В России использование эторфина запрещено (Список I в «Перечне наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Россиийской Федерации»).

Этхлорвинол (Ethchlorvinol) — седативно-снотворное средство небарбитурового ряда. Применялся в качестве снотворного довольно широко в США (под названием Placidyl); в настоящее время применение ограничивается случаями, когда наблюдается непереносимость или аллергия к другим снотворным препаратам.

При длительном употреблении этхлорвинола (7-8 месяцев) и в дозах, превышающих терапевтические в 4 раза и более, возможно формирование физической зависимости. Однако он редко встречается как объект злоупотребления среди лиц, зависимых от седативно-снотворных средств.

Находится в списке психотропных веществ, оборот которых в России ограничен (Список III в «Перечне наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации»).

Син.: плацидил (placidyl).

 

Эуноктин (радедорм), см. Нитразепам.

 

Эфедра (Ephedra) — растение из семейства эфедровых (хвойниковых). Некоторые его виды содержат в заметном количестве алкалоид эфедрин (см.), обладающий ценными фармакологическими свойствами.

Для получения эфедрина используется эфедра хвощевая (Ephedra equisetina), представляющая собой густоветвистый кустарник высотой до полутора метров. Листья редуцированные, супротивные, плёнчатые, при основании сросшиеся. Цветки невзрачные, мелкие, однополые, собраны в небольшие колоски. Плоды шаровидные, оранжево-красные, односемянные. Эфедра цветет в мае-июне. Произрастает в горных районах Казахстана и Средней Азии и некоторых других регионах (в Юго-Восточной Азии, Северной Африке, Северной и Южной Америке) - обычно на открытых щебнистых осыпях и каменистых склонах на высоте 1000-1800 м над уровнем моря. Встречается в горных районах Западной Сибири.

Лекарственным сырьем служат неодревесневшие зеленые веточки, которые заготавливаются с июля по октябрь. Сырье содержит в качестве фармакологически значимых веществ, помимо эфедрина, некоторые другие алкалоиды, дубильные вещества, пирокатехин, аскорбиновую кислоту и др.

В лечебных целях используются также отвары, изготовленные непосредственно из зеленых веточек эфедры. Для его приготовления 20 г измельченного сырья заливают 1 л горячей воды, кипятят в закрытой эмалированной посуде на водяной бане 30 минут, процеживают горячим через два-три слоя марли и доводят объем до исходного. Принимают по полстакана. Отвар эфедры используют при насморке, бронхиальной астме, гипотонической болезни, мышечной слабости и заболеваниях желудочно-кишечного тракта, сопровождающихся спазмом гладкой мускулатуры.

Препараты эфедры повышают тонус нервной системы и кровяное давление, расширяют просвет бронхов и коронарные сосуды сердца, тормозят перистальтику кишечника, расширяют зрачки, повышают содержание сахара в крови. Назначают их также при крапивнице и сенной лихорадке. Наружно препараты применяют при ревматизме, радикулите, как кровоостанавливающее, противовоспалительное и противоаллергическое средство.

Возбуждающие свойства эфедры как целительные были известны еще в Древнем Китае (5 тыс. лет назад).

В народной медицине используются также веточки эфедры двухколосковой (Ephedra distachia), или «Кузьмичевой травы», как средство против ревматизма и других болезней

Эфедра, как и эфедрин, служит сырьем для изготовления запрещенных наркотиков, таких как первитин и и эфедрон (см.). Поэтому сейчас районы произрастания эфедры, как и ее использование, строго контролируются правоохранительными органами.

Трава эфедры включена в список контролируемых сильнодействующих веществ (см. Приложение2).

 

Эфедрин (Ephedrine) — алкалоид, содержащийся (наряду с псевдоэфедрином) в различных видах эфедры (см.) (наиболее - в эфедре хвощевой) и широко применяемый в медицине. Химическое название - 1-фенил-2-(метиламино)-пропанол-1. Биологически активным и используемым как лекарство является его левовращающий оптический изомер. Псевдоэфедрин является диастереомером эфедрина; по фармакологическим свойствам он близок к эфедрину, но менее активен и токсичен.

В чистом виде эфедрин впервые выделен в 1887 г.

По своему химическому строению и некоторым фармакологическим свойствам эфедрин близок к адреналину и фенамину (см.) и действует возбуждающе на центральную нервную систему, что может явиться поводом для его использования в качестве наркотика-психостимулятора. Однако возбуждающее действие эфедрина значительно слабее, чем у фенамина. Тем не менее, в 1970-х гг. в СССР участились случаи употребления наркоманами чистого эфедрина в больших дозах (6-8 таблеток за один прием). В те годы эфедрин продавался в аптеках свободно, без рецепта. Однако прием внутрь высоких доз эфедрина, помимо возбуждающего эффекта, оказывал и нежелательное действие (сердцебиение, дрожь в теле, раздвоение в глазах и др.). Поэтому наркоманы в поисках способа снижения неприятных эффектов наткнулись на метод обработки раствора эфедрина перманганатом и уксусной кислотой, что давало продукт, который при внутривенном введении вызывал ярко выраженное состояние эйфории, как после амфетамина. В дальнейшем было установлено, что данный эффект обязан эфедрону (см.) - продукту окисления молекулы эфедрина. Злоупотребление этим сильным психостимулятором, кустарно изготовленным из эфедрина или содержащих эфедрин препаратов, быстро приобрело широкие масштабы (во второй половине 1980-х гг.). Почти одновременно кустарным способом из того же сырья стали получать и использовать для наркотического опьянения другой психостимулятор - первитин (см.). В связи с этим использование эфедрина в медицинских целях было поставлено под строгий контроль (меры контроля проводятся соответственно его наличию в Списке IV «Перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации»).

Эфедрин по-прежнему является ценным медицинским препаратом. Стимулируя альфа- и бета-адренорецепторы, эфедрин вызывает сужение сосудов, повышение артериального давления, расширение бронхов, торможение перистальтики кишечника, расширение зрачков, повышение сахара в крови. Применяется для лечения при бронхиальной астме, сенной лихорадке, крапивнице и других аллергических заболеваниях; при энурезе (недержании мочи) и миастении; для сужения сосудов и уменьшения воспалительных явлений при ринитах; для повышения артериального давления при хирургических операциях, травмах, кровопотерях, гипотонической болезни и др.

Применяется также при нарколепсии и как противоядие при отравлениях снотворными препаратами и наркотиками. По сравнению с адреналином действует менее резко, но продолжительнее. Эфедрин входит в состав комплексных препаратов (теофедрин, солутан, бронхолитин, антасман, аэрозоль эфатин и др.).

Начало терапевтического эффекта после приема внутрь - через 15-60 минут, продолжительность действия - 3-5 часов, при в/м введении 25-50 мг - через 10-20 минут с действием в течение 0,5-1 часа. При повторном введении с небольшим интервалом (в 10-30 минут) прессорное действие эфедрина быстро снижается (возникает тахифилаксия (см.), связанная с прогрессирующим уменьшением запасов норадреналина).

Передозировка эфедрина может вызвать ряд токсических явлений: нервное возбуждение, бессонницу, расстройства кровообращения, дрожание конечностей, потерю аппетита, рвоту, усиленное потоотделение, задержку мочи.

Эфедрин ослабляет действие опиоидных анальгетиков и других средств, угнетающих ЦНС.

Используется в медицине в форме эфедрина гидрохлорида (Ephedrinum hydrochloridum), представляющего собой белые игольчатые кристаллы или белый кристаллический порошок горького вкуса, растворимый в воде и спирте.

До недавнего времени эфедрин получали исключительно из природного сырья. Но недостаток дикорастущей эфедры, запасы которой все время сокращаются, вызвал необходимость разработки методов получения синтетического эфедрина, пригодных для промышленного внедрения. Среди перспективных методов - микробиологическое получение оптически активного эфедрина из бензальдегида и методы синтеза рацемического эфедрина на основе пропионовой кислоты или монохлоруксусной кислоты с последующим разделением рацемата на оптические изомеры.

Эфедрин включен в список контролируемых прекурсовов (Список IV "Перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсовов, подлежащих контролю в РФ").

 

Эфедрон — наркотик-психостимулятор из группы фенилалкиламинов, к которой принадлежат и амфетамины. Химическое название - 1-фенил-2- метиламинопропанон (или меткатинон). Может быть получен с помощью химической реакции из эфедрина (см.) (и наоборот). От эфедрина отличается только тем, что в молекуле гидроксильная группа заменена на кетоновую. Эфедрой был впервые получен в 1915 г. как промежуточный продукт при проведении полного синтеза эфедрина (Р. Ebergard, Е. Schmidt). Через стадию эфедрона осуществляется сейчас и промышленный синтез эфедрина.

Чистый эфедрой представляет собой бесцветные игольчатые кристаллы или белый кристаллический порошок, без запаха, растворимый в воде, а при нагревании - в этиловом спирте и хлороформе; практически нерастворим в эфире.

Злоупотребление эфедроном наблюдается в основном среди лиц молодого возраста. Оно получило широкое распространение в последние годы существования СССР. Эфедрой изготавливают обычно кустарным способом из эфедрина и препаратов, содержащих эфедрин, с применением перманганата калия и уксусной кислоты, примитивной лабораторной техники и в бытовых условиях. Эфедрин, необходимый для этого синтеза, берется из всевозможных лекарственных препаратов, содержащих эфедрин, которые приобретаются в аптеках или по другим медицинским каналам. Это, прежде всего сам эфедрин в таблетках или его 5%-ный раствор, а также такие антиастматические и бронхолитические средства, как теофедрин, солутан, бронхолитин, антасман, эфатин и др. Используется также в качестве сырья настой травы эфедры, приобретаемой на нелегальном рынке.

Наркоманы вводят внутривенно смесь, образующуюся после реакции, не выделяя из нее чистый эфедрой. Она содержит много примесей, образующихся в ходе реакции, а также присутствующих в исходных продуктах, некоторые из них достаточно ядовиты, в частности, растворимые соединения марганца, которые придают раствору желтую или желто-коричневую окраску. Получаемая для инъекций смесь имеет жаргонные названия: марцефаль, джеф, жидкий порох, космос, мулька, эфенди, помишутка и др. Полученные кустарно растворы эфедрона, имеющие кислую реакцию, устойчивы длительное время даже при хранении на свету и в присутствии кислорода воздуха.

При внутривенном введении эфедрона стремительно развивается симптоматика сильной стимуляции. Первая фаза действия (на жаргоне наркоманов «приход», «напор» и т. д.) наступает в течение 30-120 секунд и описывается потребителями как ощущение поднимающейся вверх от рук и ног расслабляющей волны. Появляется легкий озноб, ощущение покалывания в руках и ногах. Некоторым кажется, что волосы на голове шевелятся, «становятся дыбом», «начинают расти». Возникает ощущение необычайной легкости, невесомости тела. В период первой фазы интоксикации эфедроном потребители предпочитают лежать или сидеть в расслабленной позе и, если принимают наркотик в одиночку, стараются создать в окружающей обстановке максимальную звуко- и светоизоляцию: зашторивают окна, закрывают двери, выключают телевизор и радио, приглушают искусственное освещение. Внимание сосредоточено на собственных внутренних ощущениях. Часто для создания фона потребители включают тихую мелодичную музыку.

Вторая фаза начинается через 5-10 минут; возникающее состояние можно охарактеризовать как атипичное гипоманиакальное. Ощущается необыкновенный душевный подъем, прилив сил и энергии. Возникают двигательное и речевое возбуждение, потребность в общении. Ускоряется процесс мышления, наблюдается ускоренная смена ассоциаций, появляется желание воплотить свою энергию в действие. Это стремление в домашних условиях нередко реализуется в обыденных действиях: уборке квартиры, стирке белья, ремонте бытовой техники, который останавливается обычно на стадии разборки, и пр. В отдельных случаях больные подолгу, до изнеможения, играют на музыкальных инструментах.

Для опьянения эфедроном весьма характерно проявление гиперсексуальности с резким усилением либидо и потенции и ослаблением контроля над сексуальным поведением.

При однократном приеме эфедрона наркотическое действие продолжается 2-3 часа, затем возникают общая слабость, сонливость, снижение настроения, тоска, повышенная раздражительность, сопровождающаяся бледностью кожных покровов, синюшностью губ. Опьянение заканчивается глубоким и продолжительным сном.

Если первоначально опьянение вызывает сравнительно небольшая доза эфедрона, то эффект от всех последующих инъекций в течение дня наступает лишь при 2-4-кратном увеличении первоначальной дозы, то есть рост толерантности происходит в течение дня с возвратом ее к исходному уровню на следующий день.

При передозировке эфедрона возникает эфедроновый психоз с галлюцинаторно-параноидной симптоматикой: тревога, страх, бред отношения, преследования, слуховые, тактильные и зрительные галлюцинации. Продолжительность психоза - 1-2 суток.

Психическая зависимость к эфедрону, весьма интенсивная, может сформироваться достаточно быстро, после 2-15 инъекций (в среднем через 3-4 недели). По мере продолжения наркотизации интервал времени, в течение которого испытывается наркотическое опьянение, укорачивается, в связи, с чем увеличивается частота введения наркотика. Вначале эфедрой вводится 5-6 раз в сутки; в дальнейшем интервалы между инъекциями сокращаются до 1-2 часов, иногда 30-40 минут. Употребление эфедрона принимает циклический характер. Наркотик вводится круглосуточно в течение нескольких дней (число инъекций за сутки может достигать 35), затем наступает «отдых», после которого цикл наркотизации повторяется. Во время периода наркотизации у больных эфедроновой наркоманией полностью отсутствует аппетит, нарушается сон, отмечается задержка мочеиспускания. Обычно период непрерывной наркотизации при внутривенном введении эфедрона продолжается от 2 до 7 суток с последующим перерывом в 5-7 дней. К концу цикла наркотизации возникает и постепенно прогрессирует физическое и психическое истощение, на фоне которого появляется отвращение к наркотику. Для облегчения постинтоксикационного состояния, в частности нарушенного засыпания, больные часто прибегают к употреблению седативно-снотворных средств в небольших дозах или к приему небольшого количества алкоголя. В период «отдыха» у больных проявляется повышенный аппетит (встают для приема пищи даже ночью).

Внешний вид больных эфедроновой наркоманией достаточно характерный: глаза запавшие, с нездоровым блеском, кожные покровы очень бледные, с сероватым оттенком, масса тела значительно снижена. Типична крайняя лживость и изворотливость больных.

Наиболее часто встречающееся осложнение эфедроновой наркомании - миокардиодистрофия.

Толерантность к эфедрону в начале наркотизации составляет от 2 до 5 мл содержащей его кустарной смеси в сутки; в процессе наркотизации она стремительно растет за счет как увеличения разовых доз (до 50 мл), так и частоты введения препарата из-за высокой тяги к его воздействию. Суточная доза достигает 100-200 мл, в отдельных случаях - 250-1000 мл.

Вопрос о физической зависимости и формировании абстинентного синдрома при злоупотреблении эфедроном, как и в отношении других психостимуляторов, не считается окончательно решенным. Во всяком случае для того постинтоксикационного состояния, которое можно считать проявлением синдрома отмены эфедрона, характерно преобладание психического компонента и мало выражены соматоневрологические нарушения. В имеющихся описаниях абстинентного синдрома при эфедроновой наркомании (см., например, В.В. Назаров и соавт., 1990) указывается, что он развивается через 3-5 часов после последнего приема наркотика и проявляется общей слабостью, разбитостью, вялостью, повышенной раздражительностью, сонливостью днем и бессонницей ночью. Характерна выраженная апатия, часто наблюдается головная боль, в ряде случаев - подавленное настроение с витальной тоской, тревогой. Характерна также депрессия с тяжелыми дисфориями, элементами негативизма. Артериальная гипертония, проявлявшаяся в период острой наркотической интоксикации, сменяется гипотонией, иногда дистонией. Вместе с тем часто выявляется повышенное внутричерепное давление. В ряде случаев отмечается ознобоподобный тремор тела, сочетающийся с двигательным беспокойством. Отсутствуют выраженные алгические проявления, характерные для опийного абстинентного синдрома.

Характер психических нарушений в период абстинентного состояния зависит от длительности заболевания, длительности последней наркотизации, выраженности истощения, а также преморбидными особенностями личности. У менее истощенных больных преобладает дисфорическая, тревожно-депрессивная симптоматика, у более истощенных - адинамическая, апатоабулическая. Скорость формирования физической зависимости от эфедрона составляет в среднем 2,5 месяца регулярной наркотизации.

Приобщение к эфедрону происходит чаще в группе, куда входит опытный наркоман («учитель»), который умеет готовить наркотический препарат и делится опытом его использования. В такую группу, собирающуюся в относительно безопасных условиях (подвал, чердак, чья-то свободная квартира), входят 5-10 человек (в опийной группе численность обычно меньше). В ходе совместного употребления наркотика участники проявляют взбудораженную общительность - с повышенной болтливостью, неустойчивостью внимания и речью по типу монолога. Повышенное возбуждение, в том числе сексуальное, нередко выражается в беспорядочных сексуальных контактах как гетеро-, так и гомосексуального типа. В течение всего периода совместной наркотизации участники могут меняться: одни уходят, другие приходят. Поскольку толерантность и стадия наркомании у присутствующих в таком притоне разные, то часть больных, достигших истощения, могут спать, другие продолжают изготовление и употребление эфедрона, и если он кончается, отправляются на поиск его сырья. Если наркотика очень много, то отдельные наркоманы могут не выходить из притона в течение нескольких недель и даже месяцев. Эти особенности группового поведения и наркотизации больных эфедроновой наркоманией становятся причиной их исчезновения из социальной жизни, разрушения их семей, утраты работы.

Производимый кустарным путем из эфедрина наркотический препарат с эффектом сильного стимулятора, быстро завоевавший популярность у наркоманов, впервые обратил на себя внимание правоохранительных органов СССР в Ленинграде в конце 1983 г. После экспертизы, обнаружившей в качестве действующего начала эфедрой, он был внесен в 1985 г. в список наркотических средств, запрещенных для применения на людях и для производства (Список I «Перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации»).  С 1985 по 1990 г. количество больных эфедроновой наркоманией, состоявших на диспансерном учете в Ленинграде, возросло в 13 раз, а в 1989 г. их доля среди вновь выявленных наркоманов составила 40%. Пик потребления эфедрона пришелся на период с 1988 по 1991 г., потом наметился некоторый спад, но проблема остается по-прежнему актуальной для России и некоторых стран бывшего СССР. С 1994 г. в нарастающем потоке контрабандных наркотиков и психотропных веществ через государственную границу заметную долю занимает эфедрин. Основным каналом поступления эфедрина и травы эфедры является Дальний Восток на границе с Китаем. В таможенном районе Харбина только за 6 месяцев 1995 г. было конфисковано 130 кг эфедрина. Его контрабандный ввоз стал основным источником сырья для изготовления эфедрона.         ’

Син.: меткатинон, жарг.: джеф; жидкий порох;

 

Эфиромания (лат. aetheromania) —токсикомания, вызванная злоупотреблением этиловым эфиром (с 1846 г. используется для общего наркоза). Этиловый эфир - это бесцветная, прозрачная, весьма подвижная, летучая жидкость своеобразного запаха, жгучего вкуса. Растворим в воде (1:12), смешивается во всех соотношениях со спиртом, эфирными и жирными маслами. Пары эфира легко воспламеняются и в определённых соотношениях с воздухом, кислородом образуют взрывчатые смеси.

Состояние опьянения от разовой дозы эфира сравнительно кратковременно (по сравнению с алкоголем), оно сопровождается уменьшением болей и других тягостных ощущений. Среди осложнений хронического злоупотребления эфиром отмечаются расстройства пищеварения, общая слабость, дрожь в теле и боли в сердце. Характерным признаком употребления является специфический запах эфира, выделяемого легкими потребителя в течение нескольких часов после его приема, независимо от способа употребления (вдыханием или внутрь). Для эфироманов, вдыхающих эфир, характерны катары конъюнктивы и верхних дыхательных путей.

Первые случаи массового употребления эфиром с целью токсического опьянения были отмечены во второй половине XIX в. в Ирландии. Это увлечение в 1850-х гг. захватило некоторые северные торговые города и сельские местности, достигло пика в 1869 г. и пошло на спад после 1876 г. Местные врачи назначали эфир для лечения, некоторые рекомендовали препарат как тонизирующее средство. Было выдвинуто предположение, что большую часть населения вынудил перейти с самодельного ирландского виски на питье эфира закон о внутренних налогах, который запрещал самогоноварение. Сообщалось, что в ярмарочные дни целые населенные пункты были пропитаны парами этого препарата, как и вагоны местной железной дороги. В то же время в ряде приходов церковью было развёрнуто активное антиалкогольное движение, которое увлекло десятки тысяч людей, полностью отказавшихся от алкоголя. Ирландские католические священники склоняли прихожан к отказу от алкоголя и приему якобы менее вредного эфира, хотя уже было замечено, что пристрастившиеся к эфиру люди становились раздражительными, неопрятными и бездеятельными, часто страдали желудочными расстройствами. Эфиромания в Ирландии прекратилась, как только эфир был включен в список ядовитых веществ, после чего он стал выдаваться только по рецептам врачей.

Частые случаи злоупотребления эфиром отмечались в конце XIX в. в разных странах среди медицинских работников. К вдыханию паров эфира стали прибегать также певцы «для улучшения голоса». В конце XIX - начале XX в. эфиромания («этеромания») распространилась в некоторых регионах вследствие злоупотребления (внутрь) популярным в те времена фармацевтическим препаратом гофманские капли (см.), представляющим собой смесь эфира с этиловым спиртом, - в частности, в австрийской Галиции и среди литовского населения на балтийском побережье в районе Мемеля.

В настоящее время заметного распространения эфиромания не имеет.

Син.: эфиризм (aetherismus); этеризм; этеромания.

 

Эффект баллона (сообщающихся сосудов) (англ, balloon-effect) — термин, использующийся некоторыми западными социологами для следующего наблюдаемого ими феномена: резкое усиление государственных и общественных действий против употребления одного психоактивного вещества вызывает компенсирующий рост злоупотребления другим. В качестве примера приводится, в частности, значительный рост употребления марихуаны в период «сухого закона» в США, а рост злоупотребления героином наблюдался в 1930-х гг. как будто в ответ на усиление преследований потребителей марихуаны.

Аналогия с баллоном избрана в связи с тем, что когда его сжимают в одном месте, он выпирает в другом. В отечественной эпидемиологии наркологических расстройств по аналогичному поводу говорят об «эффекте сообщающихся сосудов» (например, антиалкогольная кампания в России в 1985-1987 гг. привела к всплеску злоупотребления наркотиками и другими одурманивающими средствами).

 

Эффективная доза наркотика, см. Доза эффективная.

 

Эфферентная терапия (от лат. efferens - выведение, удаление) — терапия, направленная на очищение крови и других биологических сред организма от токсических и других компонентов экзогенного или эндогенного происхождения, обусловливающих необходимость медицинской помощи (при отравлениях, сепсисе, почечной и печеночной недостаточности, заболеваниях, сопровождающихся изменением коллоидно-осмотического и химического состава крови и др.). Поскольку подобные состояния встречаются и у наркологических больных, современные методы эфферентной терапии находят в наркологии широкое применение. В результате острой или хронической интоксикации алкоголем, или наркотиком нарушается функция и структура внутренних органов и систем, что приводит к накоплению различных, в том числе токсических, метаболитов в избыточных патогенных количествах. Кроме того, нарушение нормальной иммунной реактивности ведет к развитию аутоиммунных процессов и появлению в крови циркулирующих иммунных комплексов с патогенными свойствами.

Современные методы эфферентной терапии включают методы прямой очистки крови, такие как гемо- и плазмосорбция, плазмаферез, гемодиализ, ультрафильтрация и др. К эфферентной терапии относится также использование разнообразных рвотных, слабительных, мочегонных, потогонных, желчегонных средств, а также такой метод, применявшийся с давних времен, как кровопускание.

Эффект применения эфферентной терапии заключается, по-видимому, не только в непосредственном удалении токсинов и патогенных иммунных комплексов из крови, но и в общем неспецифическом стимулирующем действии на обмен веществ, иммунный статус, микроциркуляцию, метаболизм кислорода в тканях, что способствует существенному улучшению субъективного самочувствия больных и объективных клинических показателей.

Применение эфферентной терапии при неотложных наркологических состояниях адекватно понятию детоксикации (см.-. Детоксикация, Неотложные состояния в наркологии).